Оливер Аккерман (A Place To Bury Strangers): «Полиция — это очень весело»

В субботу 16 апреля в «16 тоннах» выступят нью-йоркские нойз-рокеры A Place To Bury Strangers. Лидер группы Оливер Аккерман рассказал Sadwave о нарушениях закона, неравной борьбе с корпорациями, гитарных примочках и космосе.

live-cuvelier92

Беседовал: Александр Бессмысленный

Если я не ошибаюсь, это третий визит A Place To Bury Strangers в Россию. Насколько изменилось ваше восприятие нашей страны за это время?

Оливер Аккерман (вокалист и гитарист APTBS): Мне кажется, я только начинаю привыкать. Я полюбил Россию с первого раза. Здесь все одновременно дико и очень методично, и люди по-настоящему полны жизни. Я это очень ценю. Нам очень повезло, что у нас есть возможность много путешествовать и бывать в местах, которые выбивают тебя из колеи. Россия становится вторым домом.

Во время предыдущего приезда APTBS вы отказались рассказывать, чем вы с парнями занимались после концерта, потому что иначе, мол, вас арестуют. На этот раз собираетесь повторить? Может, у вас есть идеи, как оторваться еще круче?

На самом деле, нам, действительно, повезло, что нас не поймали. Но когда полиция понимает, что все это делалось ради забавы, они обычно отпускают тебя, так? Полиция — это же очень весело!

Существует расхожее мнение, что APTBS —  это самая громкая банда в Нью-Йорке. Каждое первое СМИ использует эту эффектную фразу. Добиться такого прозвища было вашей изначальной задачей?

Нет, никогда такой задачи не было. Мне просто нравится чувствовать, как звук сминает барабанные перепонки. Это дает своеобразный дисторшн-эффект, а я как раз большой фанат дисторшна. Я люблю чувствовать, как разбиваются волны. Тот момент, когда твое сердце сдавливается звуком, и ты перестаешь ощущать свое тело. Концерты, на которых у меня возникало это ощущение, полностью изменили мою жизнь, так что теперь мы используем те же средства и инструменты, которые позволяют ставить эксперименты над слушателями.

Композиция «Love High» с последнего на сегодняшний день альбома APTBS «Transfixiation»

Ранее вы рассказывали, что последний альбом APTBS «Transfixiation» как раз ставил задачу передать мощь живых выступлений. При этом на пластинке используется  много электронных инструментов, которые совсем не ассоциируются с  живым драйвовым рок-н-роллом. Как считаете, можно ли делить инструменты на «живые» и «мертвые»?

Мне кажется, драм-машина — не мертвый инструмент, когда ты берешь его в руки и начинаешь играть сам. Она сохраняет чувство жизни, потому что ей управляют настоящие руки, не идеальные, способные на ошибку. Именно об этом и рассказывает «Transfixiation». Это энергия, запах жизни, момент, когда к тебе приходит идея. Именно в этот момент идея абсолютно чиста. Если бы мы снова и снова перезаписывали одни и те же демо наших песен или что-то типа этого, нам бы удалось передать только тень этой идеи.

На альбоме есть несколько моментов, которые приходилось именно так перезаписывать, но в целом мы стремились фокусироваться на том, чтобы поймать это ощущение мимолетности. Выступая втроем, мы как музыканты чувствуем максимальную близость, ощущаем, что происходит нечто особенное.

Изначально мне казалось, что все будет вертеться вокруг передачи определенного звучания. Но по мере записи материала, я понял, что метод звукоизвлечения не так важен, как то ощущение, которое — довольно редко — приходит к нам во время работы. В такие моменты мы играем мощнее, чем когда-либо.

Вы известны также как инженер и создатель гитарных примочек бреда Death by Audio. Сколько педалей и эффектов вашего производства используют APTBS во время выступлений?

Обычно я использую семь своих примочек, басист — четыре или пять. Барабанщик — две. Этот набор периодически меняется, со временем мы модифицируем эти педальки, чтобы подстроить их под наши новые задачи и изменяющуюся эстетику.

Вы производите педали в одиночку или у вас есть штат помощников?

Я придумываю педали в основном самостоятельно. А потом уже работаю с группой близких друзей в Нью-Йорке, которые вручную воплощают мои задумки в жизнь.

Были сообщения, что твою компанию Death by Audio фактически убила Vice Media. Компания выкупила здание, где находилась твоя мастерская и одноименный клуб, очень важный для местной андеграундной тусовки. Выходит, что с Death by Audio покончено? Что ты думаешь об этой ситуации?

Покончено. По крайней мере, в нынешней его инкарнации. От Death by Audio остались кое-какие осколки типа студии по производству видеоигр и художественных фильмов, компании по производству примочек. Также, конечно, остались люди, которые были затронуты тем, что у нас происходило, вдохновлялись этим. У меня осталось столько потрясающих воспоминаний об этом месте, о людях, которые в разный период времени здесь вписывались, работали и просто приходили на огонек. Грустно, что эти времена позади, но нам всем очень повезло, что у нас все это было (нашей редакции повезло побывать в Death by Audio несколько лет назад, это место действительно было потрясающим — прим. Sadwave).

Может, есть вариант найти другое помещение?

Я бы с радостью. Но посмотрим, как пойдут дела.

А вы пытались как-то разрулить эту ситуацию с Vice Media? У них же должна была остаться какая-то андеграундная солидарность.

Не, они так дерьмово вели себя с нами все это время, и продолжают вести, что я просто пытаюсь их игнорировать. Это довольно тяжело, вести себя дружелюбно с тем, кто постоянно устраивает тебе подлянки. Я понимаю, что в Vice Media работает множество отличных ребят, которые освещают множество достойных и интересных тем. Но все они — часть большой корпорации. А большие корпорации обычно пытаются заработать денег.


Смурной постпанк-номер «Now it’s over» с «»Transfixiation»

Я слышал, что альбом «Transfixiation» дался вам нелегко. В одном и интервью вы говорили, что думали все бросить и забыть. Изменилось ли ваше отношение к формату альбома? Сегодня все больше групп записывают пару треков, выкладывают их онлайн и не парятся. Интернет стремительно меняет привычки, так сказать, потребления музыкального продукта. Вы и дальше собираетесь записывать полноценные LP?

Думаю, да. Мне, кстати, нравятся и короткие записи тоже. К тому же, их куда проще создавать. Но я очень привязан к прошлому. Было столько альбомов, которые в свое время взорвали мой мозг, что я до сих пор влюблен в идею LP. За час музыки ты можешь потерять себя, и именно этот эффект отличает хороший альбом.

Много музыки сегодня записывается ради того, чтобы люди купили какую-нибудь песню, или какой-нибудь продукт, или еще какую-нибудь херь. Все это несколько затуманивает прекрасный опыт, который может дать слушателю хорошо записанный альбом, способный по-настоящему загипнотизировать.

Русские музыканты часто не могут решить, на каком языке им петь. Некоторые говорят, что писать песни нужно только на русском. Другие считают, что если ты хочешь пробиться куда-то, нужно петь на английском. А вы что посоветуете?

Я думаю, это проблема поп-музыки. Все хотят петь на английском из-за огромного багажа старых фильмов и классических групп. Но это то, что было в прошлом. Давайте делать другое будущее. Может быть, группы с попсовым подходом и будут популярнее, но если ты не будешь создавать что-то чистое, что отвечает твоему сердцу, то вся известность, которую ты получишь, будет равна нулю. А твоя жизнь будет такой же ничтожной, как у Maroon 5.

Тексты песен, по-моему, одна из нерешенных проблем нойз-рока (и я даже не имею в виду APTBS в первую очередь). В том смысле, что слова в песнях есть, но их как правило не слышно за стеной звука. Ты видишь в этом проблему?

Мне кажется, каждый музыкант решает сам, что для него лучше Мне очень нравится писать тексты, это для меня важно, но этот процесс стоит не на первом месте. Я не меньше люблю ощущение, когда не понимаешь, что происходит. Иногда это подстегивает твое воображение, оно заполняет непонятные места своим смыслом. В такие моменты музыка становится особенно личной и психоделической.

Вам нравятся какие-нибудь русские группы?

Я очень люблю Aerofall.

А какие американские команды порекомендуете?

The Coneheads, Spray Paint, Conduit, Running, Skully, Grooms, The Rape Blossoms, все они поразительные выносящие мозг музыканты.

Почитав ваши тексты и интервью, у меня сложилось ощущение, что вас по-настоящему захватывает тема космоса. Черные дыры, антиматерия, все дела. Чем вас так привлекают эти темы?

Когда ты представляешь себе, что происходит с нашими телами и Землей, и как это соотносится с изменениями в космосе, как это влияет на воду и атомы, это все сводит с ума и шокирует. Я все надеюсь, что осознание всех этих процессов достаточно напугает людей, и подтолкнет их к тому, чтобы стать лучше. Чтобы они научились удивляться и ценить то, что нас окружает. Мне кажется, само осознание факта, что Земля летит через Вселенную со скоростью миллионы километров в час, люди жили на планете гораздо дольше, чем 100 тысяч лет назад, а молекулы не соприкасаются друг с другом, может моментально перевернуть ваше восприятие реальности.

Концерт A Place To Bury Strangers состоится в субботу 16 апреля в «Тоннах»

APTBS

 

Добавить комментарий