«Если я облажаюсь, это моя проблема»: все, что вы хотели знать о White Lung и немного больше

Из-за отсутствия лишней пары рук мы не успели должным образом отрефлексировать один из важных панк-альбомов этого года, «Paradise» канадцев White Lung. Исправляемся большим материалом о жизни, взаимоотношениях и пристрастиях участников этой группы.

white-lung-2jpg_27690732493_o-e1468596320712

White Lung (слева направо): Энн-Мари Василоу (барабаны), Миш Барбер-Уэй (вокал), Кеннет Уильям (гитара)

Пластинка «Paradise» получилась, c одной стороны, такой же бескомпромиссной, как и захваленная  «Deep Fantasy» 2014 года, а с другой, более мелодичной, позитивной и даже немного шугейзовой. О новом альбоме – а также о том, как две девушки смогли заставить электронщика вновь взять гитару в руки, участники White Lung рассказали в подробном интервью  Stereogum, которое мы для вас перевели.

Текст: Габриэла Талли Клеймор (Stereogum)
Перевод: Борис Стародубцев

В Остине, штат Техас, много черных птиц-вредителей, большехвостых граклов. Туристам они дают о себе знать двумя способами: от их монотонного карканья никуда не деться, а еще они при любой удобной возможности пикируют с неба, чтобы рыться в мусоре.

В Восточном Остине полно фудтраков и придорожных ресторанов, для граклов это настоящий рай: куча объедков, которыми можно поживиться, и куча людей, которых можно позлить.

Я сижу за столиком с участниками  White Lung в одной из таких закусочных под открытым небом и вижу, как один крупный гракл садится на самку и начинает ее трахать. Пока птицы совокупляются, выражение лица  лидера группы Миш Барбер-Уэй меняется от отвращения до веселого любопытства. Она встает и начинает прогуливаться рядом.

«Они ебутся!», — восклицает Миш, ухмыляясь. Гитарист White Lung Кеннет Уильям смеется и фотографирует птицу на телефон. Барабанщица Энн-Мари Василоу издает короткий, резкий смешок и смотрит на Барбер-Уэй, которая продолжает наблюдать за птицами.

«О Боже! У него тот самый взгляд»!, — говорит она.

Перед тем, как трахавшиеся птицы прервали нас, мы с Барбер-Уэй, Уильямс и Василоу обсуждали их новый альбом «Paradise».  Шел первый день техасского фестиваля SXSW 2016. White Lung выступают на SXSW второй раз, им предстоит отыграть перед выходом альбома всего пять концертов.  В 2013 году, для сравнения, их ждало 12 шоу до презентации «Deep Fantasy».

Менее плотный график — не единственное изменение в жизни группы по сравнению с 2013-м. К настоящему моменту каждому участнику White Lung удалось привести свою жизнь в порядок в той или иной степени.  Они гастролировали далеко за пределами привычных США и Европы, побывав в Австралии, Новой Зеландии и Японии.

А чуть больше года назад Миш Уэй стала Миш Барбер-Уэй.

Одна из причин приезда ее группы в Техас —  продвижение «Paradise», амбициозной пластинки, с которой трио, когда-то игравшее хардкор-панк, начинает новый этап своей карьеры.

Это их самый захватывающий альбом и один из лучших релизов этого года.

Впрочем, сейчас все происходит примерно как в 2013-м.  White Lung готовятся к своему первому фестивальному шоу в этом году, и трио быстро обговаривает сет-лист.


White Lung — «Hungry»

За несколько дней до этого группа сыграла несколько песен с «Paradise» на  небольшом концерте в Ванкувере, а сегодня впервые презентует новые песни американской публике.  Нет никаких сомнений, что все пройдет гладко — Уильям позже мне все объяснил: «Одно из правил, которого мы придерживаемся в группе — не записывать материал, который мы не сможем исполнить живьем».

Барбер-Уэй немного  вымотана, но не из-за концерта или большехвостого гракла. Ее длинное шифоновое платье с леопардовым принтом порвалось сразу  в трех местах, а переодеться не во что.

Из-за техасской жары ее тушь потекла, а волосы растрепались.

«Я похожа на маму из «Семейки Брэйди», — шутит она, нарочно придав голосу истеричности.

Миш-Уэй пытается  уломать Василоу быть более общительной, они обмениваются беззвучными  многозначительными взглядами и ухмыляются, когда барабанщица начинает отвечать на вопросы односложно.

Три участника White Lung прекрасно дополняют друг друга. Их объединяет не просто дружба, которая помогала им пережить «туры по сквотам» (так Барбер-Уэй описывает ранний период White Lung).

Реагируя на трахующихся птиц и взаимодействуя друг с другом, они идеально вписываются в роли, которые  распределили между собой давным-давно.   А когда музыканты обсуждают нетривиальное и трудоемкое создание  «Paradise», становится очевидно, что эта группа не смогла бы функционировать без каждого ее участника в отдельности.

Василоу – молчаливая, она редко участвует в интервью вместе с товарищами по команде. То, что в свободное от тура время она работает администратором у дантиста, к которому Уильямс ходил в детстве – максимум из того, что мне удалось из нее вытянуть  во время нашего обеда в Остине.

Ну, разве что, кроме того факта, что без нее никаких White Lung не было бы в помине. Барбер-Уэй собрала эту группу в 2006 году именно потому, что хотела сочинять музыку вместе с Василоу, которая до этого играла в ванкуверском панк-трио The Riff Randlers.

Барбер-Уэй надоело играть в отстойной панк-группе ее тогдашнего бойфренда, ей захотелось возглавить собственный проект. Первоначальный состав White Lung  включал в себя Барбер-Уэй, Василоу, басистку Грейди Макинтош и гитаристку Наташу Рейх. Группа выпускала синглы, играла концерты, ее участницы постоянно ссорились, как утверждает Барбер-Уэй, а потом, в конце концов, они встретили Уильяма.

Это был 2010 год. Уильям уже попадался им на глаза  – парень чуть моложе, чем они, участник ванкуверской панк-тусовки, которого часто можно было встретить в местных андеграудных клубах вроде уже закрывшегося  «Emergency Room».


Так звучали живьем ранние White Lung (2012)

Уильям, которому сейчас 27,  вспоминает, что сошелся с Барбер-Уэй, когда она работала  барменом  в пабе, где он время от времени выступал со своей школьной группой Cheerleader Camp.  Все участники этой команды были несовершеннолетними, и Барбер-Уэй иногда тайком приносила  им алкоголь во время концертов.

Первоначально Уильям пытался попасть на прослушивание в White Lung, написав им на почту. Василоу рассказывает об этом и усмехается, вспоминая, что там было написано: «Я уже знаю, как играть все ваши песни».

Уильям пытается убедить нас, что он тогда соврал, но Барбер-Уэй не выглядит удивленной: «К тому времени у нас было всего шесть песен», — говорит она.

Пересказывая историю  White Lung, Барбер-Уэй и Василоу почти не вспоминают про первые четыре года существования группы – до прихода Уильяма. После того, как он присоединился к White Lung, они вместе с басистской Макинтош, покинувшей группу в 2013 году, записали свой дебютный альбом «It’s The Evil», изданный канадским хардкор-лейблом Deranged Records.

И это действительно был хардкор-альбом: громкий, яростный и живой, с песнями вроде “Viva la Rat” и “Psychoholic”. Лишь один трек из 11 длился дольше трех минут.

Два года спустя у White Lung вышел альбом «Sorry», с которым они сумели «проскочить» через канадскую границу и снискать некоторую популярность в США.

С этим альбомом они ездили по Европе и Северной Америке, однако выбраться из клубов и начать играть на фестивалях White Lung смогли только в 2014-м, выпустив на «Domino« свой третий LP.

***

Альбом  «Deep Fantasy» Уильям описывает как вторую часть «Sorry». Эти песни представляют собой катарсический,  озлобленный шквал звука; тексты композиций исследуют знакомую молодым людям территорию: решение будничных проблем, с которыми сталкиваются нищие творческие ребята, ищущие вдохновение в гедонизме.

И второй, и третий альбомы были записаны в Ванкувере с продюсером Джесси Гандером, однако с работой над  «Deep Fantasy« возникли проблемы из-за переезда Барбер-Уэй вниз по побережью.

Значительную часть «Deep Fantasy»  группа создавала, переписываясь по почте: Уильям обозначал гитарные и басовые линии, Барбер-Уэй выстраивала вокруг получившихся мелодий текст, а Василоу сочиняла партию барабанов.

White Lung слишком часто сравнивают с альтернативными рок-группами 1990-х. Это происходит небезосновательно. Группа играет шумный и стремительный панк-рок, а возглавляет ее женщина, внешнему виду которой можно только позавидовать.


White Lung — «Drown With The Monster»

Барбер-Уэй  — крашеная блондинка, причем настолько яркая и страстная на сцене, что я готова заплатить, чтобы увидеть ее рядом с Кортни Лав. Уэй  рассказывала, что Hole когда-то были одной из ее любимых групп, и даже писала о том, как эссе Лав «Bad Like Me» повлияло на нее в подростковом возрасте.

Впрочем, на этом сходства двух рок-див разных эпох не заканчиваются. За шесть лет активной концертной жизни White Lung  заработали себе репутацию умопомрачительной живой группы.  Когда Барбер-Уэй поет, она двигает руками и ногами, словно командир батальона. Одну руку она вздымает вверх для привлечения внимания, а чуть позже указательным пальцем призывает публику подойти поближе.

Обычно зритель, как хороший солдат,  стоит и с восхищением смотрит на сцену. Однако были случаи, когда все шло не так. В сентябре 2014 года, спустя несколько месяцев после выхода «Deep Fantasy», в Сети появилось видео, на котором Барбер-Уэй подралась со стоявшим перед сценой фанатом, домогавшимся до нее во время выступления. Она выперла его с концерта, но перед этим навешала пару раз, сопроводив удары криками: «Съеби отсюда на хуй! Не смей ко мне прикасаться, мудила. Я выебала уже достаточно говнюков. Отъебись!».

Барбер-Уэй всегда была ярым защитником женщин в панк-роке.

Она написала эссе для сайта  Talkhouse, в котором рассказала, каково быть вокалисткой в группе, представляющей сцену, на которой доминируют мужчины. Позже она опубликовала еще один текст — о том, что внезапная потеря голоса на одном из фестивалей чуть ее не уничтожила.

Уильямс считает, что именно за этот громкий голос, сыплющий бескомпромиссными заявлениями, группу раньше относили к движению Riot Grrrl, которое хоть и уходит корнями в  панк-рок и политику, но все-таки никогда не включало в себя группу, по-настоящему достойную сравнения с  White Lung (сомнительное заявление – прим. Sadwave).

Сегодня от White Lung ждут совершенно определенных вещей, поэтому, вопреки запросам публики, группа пытается не просто уйти от прежних себя на новом альбоме, а перевернуть собственный образ с ног на голову.

И Барбер-Уэй, и Уильям не очень довольны тем, какие ярлыки навесили на «Deep Fantasy».

«Ты знаешь, как это работает. Выходит одна статья,  а потом все остальные начинают переписывать ее на свой лад.  Как только подобное начинает происходить, разорвать порочный круг становится сложно», — говорит Барбер-Уэй.

Запись «Paradise» была крайне скрупулезным процессом.

Несколько месяцев после окончания тура в поддержку «Deep Fantasy« Уильям провел в Монреале, после чего вернулся в Ванкувер. Он и его товарищи по группе решили записывать следующий альбом в новом доме Барбер-Уэй в Лос-Анджелесе.

Уильям искал нового продюсера. В итоге группа выбрала Ларса Сталфоррса, который работал с HEALTH, Челси Вулф и Mars Volta. Выбор пал на него по простой причине: этот парень умеет делать звук современным.

«В этом была наша цель, — смеется Уильям. – Мы не хотели звучать, как какая-то старая группа».


White Lung —  «Narcoleptic»

Все музыканты White Lung согласны с тем, что частые сравнения с лучшими группами 1990-х страшно раздражают, особенно учитывая, что с сегодня с ними сравнивают всех подряд.

Больше всего это угнетает Уильяма. Он моложе Барбер-Уэй и Василоу и вырос совсем в другой обстановке. Музыкант рассказывает об «отвратительном техно», которое он записывал в старших классах, и называет  Crystal Castles одной из самых популярных групп своего прошлого окружения.

До прослушивания в  White Lung Уильям несколько лет не играл на гитаре. Во времена, когда музыкант подружился с Барбер-Уэй и Василоу, он в основном баловался с синтезаторами и секвенсорами.

В White Lung  Уильям нашел нечто такое, что заставило его вновь взяться за гитару.

«Миш и Энн-Мари — совершенно уникальные личности. Я подумал тогда, что мы действительно могли бы вместе сделать что-то новое и интересное», — рассказывает Уильям.

На «Paradise» прежний интерес Уильяма к синтезированному звуку дает о себе знать. Все песни на этом альбоме он написал в разных тональностях, но утверждает, что  это не так трудно, как кажется.  У Уильяма своеобразное, извращенное  чувство юмора, однако когда он говорит о музыке, то становится по-научному серьезным.

«Это трудно сформулировать, — задумывается Уил. — Но каждая тональность заключает в себе нечто особенное».

Из-за этих особенностей Барбер-Уэй приходится каждый раз петь по-разному, поэтому музыка остается интересной, а Уильяму всегда есть, чем заняться. У White Lung стандартный состав — гитара-бас-барабаны, но для многих треков на «Paradise» («Below», «Hungry», «I Beg You») группа использовала миди-педали, зацикливающие отдельные гитарные партии до бесконечности. Из-за этого они звучат так, словно сыграны на синтезаторе. Предыдущие альбомы Whitte Lung были жесткими и зажатыми. На «Paradise», между тем, много воздуха, есть время перевести дух.

Последнее место работы Уильяма  — съемочная площадка фильма «Колоссальный» с Энн Хэтэуэй в главной роли. Ванкуверу удалось стать сердцем киноиндустрии, во многом благодаря его современному центру и роскошной природе.

Уильям изучал кино в колледже и признает, что если бы у White Lung не было будущего, он бы, вероятно,  сейчас  работал по специальности по 18 часов в день. Он до сих пор подходит к сочинению музыки как выросший на саундтреках человек, озвучивавший  студенческие фильмы.

Когда Уильям пытается объяснить сложность каждого звука и то, какие эмоции стоят за ними, он напрягается, извиняется за то, что не может изъясняться более четко и выпаливает: «Я просто создаю сцену, на которой Миш могла бы развернуться».

Долгое время Барбер-Уэй боролась на сцене со своими внутренними демонами. Когда вышли  «It’s The Evil», «Sorry» и «Deep Fantasy», ей было немногим больше двадцати. На этих альбомах она пела о наркозависимости («Bag», «Drown With The Monster»),  гендерной идентичности  Down It Goes«), дисморфофобии (психическое расстройство, при котором человек слишком недоволен незначительным дефектом или какой-то особенностью своего телаприм. Sadwave)  («Take The Mirror«).

На ранних альбомах  White Lung  пытались придать своему внутреннему хаосу смысл. Они не дают слушателю перевести дух: длящиеся меньше тридцати минут пластинки засасывают  тебя в черную, грязную пустоту и держат там до конца.

Но сейчас Барбер-Уэй тридцать, возможно, поэтому «Paradise» получился другим.

Материал для этого альбома писался с совершенно иной эмоцией, композиции с «Paradise« пропитаны счастьем. Это песни о любви, и они исполняются настолько страстно, что не сразу понятно,  что это —  признание в глубокой привязанности или обвинительный приговор.

Несколько лет назад Миш-Уэй встретила Остина Барбера,  басиста лос-анджелесской группы Obliterations.  Их познакомил Стивен Макбин из ванкуверской группы Black Mountain. Они гуляли вместе до шести утра, после чего Барбер позвал Уэй к себе. Она отказалась, но перезвонила через несколько минут: «Слушай, ты мог бы все-таки вернуться за мной?».

В то утро он, однако, не вернулся, но с того момента их отношения начали развиваться. Музыканты иногда виделись, когда Барбер-Уэй в рамках тура останавливалась в Лос-Анджелесе.

Вместе они ездили в пустыню на мотоцикле Барбера. И когда Миш, наконец, покинула Ванкувер, в котором прожила всю жизнь, участница White Lung предпочла  Лос-Анджелес Нью-Йорку. Она знала, что Нью-Йорк сделает ее несчастной по двум причинам: там холодно зимой и он слишком далеко от группы.

Миш переехала не ради Барбера, хотя, по ее словам, ему нравится думать, что все дело в нем. «Помнишь, как ты переехала сюда ради меня?», — пародирует она мужа с насмешкой и любовью в голосе.

Барбер-Уэй как-то писала, что никогда не хотела для себя большой свадьбы  — в таких церемониях есть что-то патриархальное, а она этого не приемлет.

При этом ее определение слова «любовь»  одобрил бы любой консерватор.

«У меня было много парней, и каждый раз, когда я влюблялась, думала: «Вот оно, то самое. Я  больше не хочу быть с кем-то еще, ты — самый лучший. С тобой я готова пройти через любое дерьмо». Это же и есть самое главное, да? Легко в кого-то влюбиться, но очень трудно найти в себе силы вместе разбираться с проблемами, когда что-то идет не так», — говорит Миш.

Вместе с Барбером они планируют когда-нибудь переехать на юг — туда, откуда он родом. Но пока пара собирается снять более просторный дом в Лос-Анджелесе. В нем должно быть достаточно места для растений, чучел, меха и разнообразной мертвечины, объясняет Барбер-Уэй.

Девушка показывает мне фото бараньей головы,  которую она недавно купила. У чучела не хватает глаза, но Барбер пообещал починить его в скором времени.

В перерывах между рассказами о домашнем быте и поездках на мотоцикле, эти двое кажутся сентиментальными детьми, которые долго искали любовь и, наконец, совершенно случайно ее обрели. Эта история не была волшебной сказкой о том, как мальчик встретил девочку и влюбился. Им понадобилось время.

Впрочем, счастье может выбить из колеи артистку, которая прославилась умением откровенно петь и писать о своей запутанной личной жизни. Поэтому на новом альбоме Барбер-Уэй решила отказаться от своего прежнего амплуа.

На «Paradise» она поет от лица серийного убийцы, мечтательного любовника из трейлер-парка и королевы красоты, которая уже не так хороша, как прежде.

Все эти персонажи не заменяют Барбер-Уэй себя: она играет главную роль, а ее герои, скорее, статисты.

«Я могла бы просто написать десять песен о любви к своему мужу. Изначально я планировала так и сделать», — говорит она, признавшись, что после написания текстов для «Paradise» чувствует себя как выжатый лимон.

Едва ли не единственной автобиографической песней с «Paradise» является второй сингл с альбома, «Kiss me when i bleed».

«Они говорят, что я делю свою гордость пополам, становясь твоей невестой, но что они знают?», — поет  Барбер-Уэй. Эта композиция для нее – манифест любви.

Самой показательной в этом плане является заглавная песня альбома. Она начинается с быстрых и глухих ударов Василоу по бочке, а Барбер-Уэй в ней настолько напориста, что в ее словах почти слышишь угрозу. «Ты — все, что нужно мне», —  рычит она. — А я  —  все, что нужно тебе».


White Lung — «Kiss Me When I Bleed»

Спустя несколько недель Барбер-Уэй напоминает мне о большехвостом гракле. В этот момент мы рассматриваем растянутую на всю стену инфографику о ритуалах спаривания у разных видов животных.

Мы находимся в Музее секса в Среднем Манхэттене. В финале нашей встречи в Остине гракл вернулся, высматривая пристальным взглядом  новую самку.  Бабреб-Уэй не смогла просто так смотреть на это — она вскочила и прогнала его.

«Он готов кувыркаться с любой девочкой. Я заявлю на него в полицию», — сказала она.

В Среднем Манхеттене Барбер-Уэй вспоминает об этом случае.  Она задумчиво смотрит на меня, широко раскрыв глаза. Это был показательный момент, считает музыкант — еще один пример бесконечной демонстрации силы одного пола над другим, хищнического поведения, о котором она пишет уже много лет.

Вне White Lung Барбер-Уэй занимается журналистикой. Ее специализация  — секс и отношения. В музее, куда мы пришли, она еще ни разу не была,  что не мешает ей устраивать мне экскурсию.  Мы уже прошли экспозицию «Хардкор: полтора века непристойных изображений». Там Барбер-Уэй обратила внимание на дикий немой порно-мультфильм, в котором мужской пенис отделяется от тела хозяина и убегает. Барбер-Уэй овзучила сбежавший половой орган голосом Микки Мауса.

Мы обсуждаем с ней Линду Лавлейс (порноактриса из «Глубокой глотки» – прим. Sadwave), зоофилию и то, что название старой непристойной книги «Мисс Фэнни Хилл» могло бы быть отличным именем для стриптизерши.  Пока мы фотографируем маленький памфлет «Куннилингус для всех», Барбер-Уэй рассказывает о  письмах мужчин, возмущенных ее недавней статьей на эту тему для портала Broadly.

«Некоторые из них были вот такой длины», — взволнованное рассказывает Барбер-Уэй, отмеряя руками два фута (примерно 60 сантиметров – прим. Sadwave).

Барбер-Уэй — из тех людей, у которой найдется история на все случаи жизни. За те несколько часов, что мы провели  вместе в Нью-Йорке, она вспомнила десятки.

Сейчас музыкант увлечена реалити-шоу «Голые и напуганные». По ее мнению, многое в сексе между животными, об особенностях которого мы узнали на выставке, похоже на то, как ведут себя герои этой передачи.

Осматривая экспонаты музея, Барбер-Уэй находит связь между ними и своими свежими публикациями.

Вокалистка White Lung рассказывает, как брала интервью у Ларри Флинта и убедила магната взять ее на работу Hustler. Мы как раз проходим мимо  знаменитой куртки Хью Хеффнера.

Решение Флинта никого бы не удивило. Барбер-Уэй занимается журналистикой с тех пор, как в двадцать с небольшим начала писать для канадского Vice. Сейчас она ведет еженедельную колонку о сексе в ванкуверской газете Westender и регулярно публикуется на Broadly.

Одна из прошлогодних статей Миш посвящена женщинам, которые помогали своим мужьям насиловать и убивать других женщин. Эта история вдохновила Барбер-Уэй на написание сразу двух песен на «Paradise». В «Sister» Барбер-Уэй поет от лица Карлы Хомолки (канадская серийная убийца – прим. Sadwave), которая просит прощения у собственноручно убитой сестры.


White Lung — «Below»

Еще одна песня представляет собой спор печально известных британских супругов-убийц Фреда и Розмари Уэст.

С Барбер Уэй легко говорить о ее жизни вне группы потому, что для нее почти нет запретных тем. Если какие-то границы для музыканта когда-то существовали, то в ходе своей карьеры в СМИ она от них избавилась.

Когда я спрашиваю, можно ли включить диктофон в музее, она соглашается, беззаботно отмахиваясь.

«Если я облажаюсь, это моя проблема».

Барбер-Уэй пишет о своем браке, рецензирует лубриканты с марихуаной, секс-игрушки и приложения для пар. Все ее тексты так или иначе основаны на собственном опыте.

В колонке «Секс с Миш» она мимоходом упоминает о том, как избавилась от морфиновой зависимости, отвечая на вопрос одной из читательниц, у которой проблемы с дисморфофобией.

Ни одна история музыканта не является самолюбованием или проявлением жалости к себе. Случаи, о которых пишет артистка, скорее, напоминают Миш о том, что она стала своего рода журналистом-психологом не просто так: несмотря на ворох неприятных ситуаций, в которых ей довелось побывать, участница White Lung не позволила себе опустить руки.

***

«Каждый новый альбом должен быть лучшим из того, что ты когда-либо записывал», — буднично констатирует Барбер-Уэй. Если ты собираешься записывать  говно, какой в этом смысл?”.

На «Paradise» есть баллада под названием «Below». Она начинается с кристально чистого гитарного риффа, который звучит на фоне вкрадчивого и меланхоличного аккомпанемента. Через несколько мгновений это спокойствие обрывается грохотом тарелок, который обрушивается на голос Барбер-Уэй:  «Гордость — пустое. Со мной все будет в порядке, когда я потеряю над собой контроль».

В детстве Барбер-Уэй была одержима русалками и очень часто их рисовала. Она сразу вспоминает об этом, когда мы проходим мимо висящего в музее плаката с русалкой. В песнях White Lung часто упоминается вода, а также различные способы утонуть, но в «Below»  происходит нечто иное. Персонаж, от лица кого поет Барбер-Уэй, погружается в воду добровольно и готов к любым последствиям.

«Вelow« – это песня о том, как красота увядает по мере старения, но не обязательно исчезает навсегда.

«Разрушенный кристаллический каркас вбирает в себя весь свет. Я вижу, что он меркнет, но он так ярок,  так ярок». Это о выходе за рамки времени, о поиске того, что будет длиться вечно. «Вelow« очень красивая и нежная песня, она стоит особняком в творчестве White Lung.

В этой песне нет хаоса, в отличие от других песен с альбома она не хватает тебя за горло. Напротив, она непрерывно манит к себе. Когда Барбер-Уэй впервые послушала готовую «Below» она решила, что теперь способна на все, что угодно.

Добавить комментарий