Проповедник, художник и панк: в гостях у пастора Кайдо
30 мая 2018

Sadwave побывали в гостях у ветерана эстонского панка Кайдо Ратсепа из группы The Shitheads, который прошел путь от музыканта и бездомного до художника и христианского проповедника. История Кайдо захватывающая и поучительная.

The Shitheads, 1990-е (Кайдо третий слева)

Текст: Надя Нирванова

Пастор Кайдо встречает нас в своей маленькой квартире на первом этаже, по всей видимости, социального дома, где проживают семьи из разных стран, в городе Валга, половина которого расположена в Эстонии, а другая половина – в Латвии (под названием Валка).

Кайдо Ратсеп – добродушный и улыбчивый великан за 2 метра ростом и к тому же легендарная личность. Когда-то давно он играл в известной в Эстонии панк-группе The Shitheads, а сейчас проповедует в местной баптистской церкви и пишет наивные работы – настоящий аутсайдер-арт. До того, как взять у него интервью, мы заехали в эстонский музей наивного и аутсайдерского искусства Kondas Centre в городе Вильянди, чтобы навести о Кайдо справки.

Музей аутсайдерского искусства в Вильянди

Персонал Центра – Мари Валликиви (куратор выставок, координатор) и Маре Хунт (художник, куратор по учебной работе) – любезно ознакомили нас со всей экспозицией музея, посвященного одному из самых известных наивистов Эстонии – Паулю Кондасу (1900-1985). Помимо работ Кондаса, здесь выставляются картины современных наивных художников.

Музей купил у Кайдо после выставки около дюжины работ. На большинстве из них в наивной, детской манере изображен в качестве главного героя King Lion, окружённый другими животными в разных житейских ситуациях. Вот лев со свитой находится в бане со старыми, каменными скамьями, а вот – в церкви у алтаря, явно что-то проповедуя своей пастве.

Мы начинаем расспрашивать про художника и видим, с какой теплотой и симпатией о нем отзываются работники музея: «Вы сами увидите, какой он замечательный!». На вопрос, собирается ли музей покупать новые работы Пастора Кайдо, они отвечают, что обязательно. Мы понимаем, что нас ждет интересная история.

Вся квартира Кайдо заставлена его многочисленными картинами, которые он с удовольствием показывает. Чтобы понять, почему лев – ключевой персонаж его картин, нужно узнать историю жизни художника.

Родной город Кайдо – Пярну. Рисовать он начал еще в детском саду. В Пярну же наш герой увлекся панк-роком и организовал свою группу The Shitheads, а со временем пустился во все тяжкие: алкоголь, наркотики, секс-драгз-рок-н-ролл. Мамы уже давно нет в живых, но Кайдо ее часто вспоминает.

Одно из ярких воспоминаний, как он с друзьями курит в своей квартире дурь, а в соседней комнате мама молится. Кайдо видит в приоткрытую дверь ее руки, сложенные в молитве. Он вспоминает, что мог себя вести с родными так, что теперь ему за это очень стыдно: например, отобрать у мамы пенсию, чтобы пойти и набить себе на эти деньги татуировку.

Так The Shitheads звучали в записи

Со временем все становилось брутальней. Кайдо не гнушался употреблять «Тройной одеколон» (дешевый советский одеколон, содержащий спирт, который употребляли в СССР в качестве заменителя крепкого алкоголя — прим. Sadwave) и тяжелые наркотики, потерял связь с родными (матерью, отцом, родным братом), жил на улице, питался из помоек, тусовался с бомжами. Зимой не было теплой одежды, и он часто ночевал на чердаке Пярнской бани.

Баня была старая, с каменными лавками для мытья – вот откуда этот антураж в работе, которую мы видели в музее. Если в этот день баню топили, то на чердаке было тепло и можно было жить. Но баню топили не всегда. В один из морозных зимних дней, когда на улице было минус пятнадцать, Кайдо напился «Тройного одеколона» и залег ночевать на чердаке.

В тот день баня не работала. Кайдо начал замерзать. Очнулся он от звуков грозы и вьюги совсем окоченевшим. Увидел чердачное окошко, за ним всполохи и снежную бурю, а в проеме – пустой пузырек одеколона. Он был один и практически умирал. Кайдо стало страшно и он начал кричать, обращаясь к богу: «Если ты есть, помоги мне, спаси меня, дай знак, как дальше жить!» Ответ пришел через два дня.

Кайдо был с бомжами в каком-то заброшенном помещении, опять бухая какую-то отраву. В помещение вошел человек, оценил ситуацию и сказал: «Если кто-то хочет завязать с такой жизнью – поехали со мной. В деревню. Работать».

Кайдо решил поехать и попал в религиозную общину. В деревне началась трудовая жизнь. Кайдо выращивал овощи, чинил постройки и выполнял другие повседневные работы. Там же он начал вести дневники и иллюстрировать их, вернее, продолжил вести дневник местного Пастора и увлёкся. Помимо рисунков в тетради вклеены проездные билеты и другие важные для Кайдо документы, которые помогают вспомнить тот или иной момент.

– А сколько таких тетрадей?

– Вот это всё, – Показывает на стопки, где сложено более 20 дневников. – Все идет по очереди. Вот это вот про Льва.  Люблю их.

С того момента на чердаке бани начался медленный путь возвращения к себе. Сейчас у Кайдо наладились отношения с родными. Смерть матери тоже была переломным для него моментом. Но он общается с отцом («Папа приезжал сюда несколько месяцев назад и рыбачил») и семьей брата. Его маленькая племянница дала толчок для творчества и выбора текущей манеры и персонажей рисунков (царь-лев, зайцы и прочая живность).

Однажды, когда Кайдо был в гостях у брата, племянница попросила что-нибудь нарисовать для нее, например, семью зайчиков. Он изобразил папу-зайца с фингалом под глазом, маму-зайчиху в гневе со скалкой в руках и плачущего рядом сына-зайчишку. Девочку расстроила картинка, и она попросила нарисовать новую, где все счастливы.

Ключевой персонаж его работ пришел из потерянного человечеством рая после грехопадения Адама и Евы. Кайдо говорит, что, возможно, Адам спал в обнимку со львом и использовал его гриву, как подушку, до изгнания из рая.

После вкушения райского плода все изменилось. И львы, и люди стали агрессивными, сделались врагами. Лев теперь может задрать зайца или прочую живность. Но на работах Кайдо лев спасает зайцев и защищает мелких зверушек, пытается примирить бобров с людьми и вообще наладить мирную жизнь. Кайдо верит, что когда-нибудь человечество вернется в рай, и Адам будет снова дремать на гриве льва.

Кайдо часто снятся очень яркие и символичные сны. Один кошмар из далекого детства: у них была единственная жилая комната, разделенная шкафом на «детскую» и «взрослую». На шкафу стоял старый, еще черно-белый телевизор, по которому транслировали советские каналы. Ночью на «детскую» половину из телека начинали вылезать советские солдаты со штыками и явно недобрыми намерениями.

Глядя на работу со львом и танком на Красной Площади, мы спросили: «Ты был когда-нибудь в Москве, видел Мавзолей?»

– Нет, я видел только по телевизору.

Другой сон Кайдо видел уже взрослым, но еще не обратившимся к богу человеком: Колизей, апокалиптические небо, полыхающая огнем арена. На арене – два огромных экрана. На экране слева что-то вещает Моисей – в белых одеждах, ведя народ через пустыню. На экране справа – дьявол в дорогом костюме («father of lies»), обаятельный и элегантный. Между ними посередине – большой, пустой крест.

– И я понял, что кто-то должен залезть на этот крест. И я пошёл к нему, и я стал лезть на него.

Искусство и работа в церкви позволили Кайдо в последнее время посетить другие страны. Не так давно, например, он был в Лондоне и Киеве:

– Я в Англию попал в 2015 году. Мой друг – баптистский пастор христианского сообщества, он уехал в Англию и в церкви служит там. Он меня пригласил. Мы с ним познакомились в баптистской церкви.  Он проповедовал на английском языке по воскресеньям, а я переводил с английского на эстонский. Разные проповеди были, к примеру, из Старого Завета, нетрудного, когда я сидел в воскресенье делал конспект, а потом стал сам проповедовать на эстонском.

Потом я собрал эту группу: социальная работа каждый вторник в баптистской церкви, помощь в избавлении от вредных пристрастий – зависимости от азартных игр, ну, от разных зависимостей, проблем. Мужчины и женщины ходили туда и молились, кто хотел. В воскресенье проповедовали оба.  То есть, он сначала как отец для меня был, как наставник.

Чем больше мы общаемся, тем больше понимаем, что Кайдо ничего не знает об искусстве наива и аутсайдер-арте. В музей Вильянди он попал случайно и поначалу с неохотой («Мне многие говорила: иди, отнеси туда свои работы. Но я всё никак не мог собраться»).

На одной из работ изображена важная для Кайдо тема – «спасательный гранат» (или «спасательная граната», здесь присутствует игра слов).

На вопрос, что же представляет собой «спасательный гранат», Кайдо цитирует один из самых краеугольных для него отрывков из Нового Завета: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона» (Письмо к Галатам 5:22-23).

– Вот нарисованы мои друзья – панк-музыканты из групп Psychoterror и JMKE, а на заднем фоне – я и президент Эстонии. Перед нами на бильярдном столе лежит плод духа – спасательный гранат.

Напоследок Кайдо рассказывает о своей группе христианского рока, которую он организовал после обретения веры. Они выступали в местном панк-клубе и пытались проповедовать со сцены. Публика их освистала, и со сцены пришлось убраться. Тогда они продолжили играть в клубном туалете. Кайдо ставит нам музыку.

– Эта песня называется «Мойка грехов». В нашем доме, где расположено христианское братство, в 40 километрах от Пярну, раньше, давным-давно была автомойка и ремонт машин. И мы фантазировали, что раньше там ремонтировали машины, а теперь ремонтируют людей, мужиков,  и теперь этот дом – мойка грехов. И мужики там сидят, Библию читают, учатся не говорить больше лжи, больше не ругаться матом, стать людьми (смеется). И вот они моют свои грехи кровью Иисуса Христа (опять смеется). Ппро это и была песня.

Кайдо взял гитару и сыграл нам пару песен, причем текст в них остался старый, панковский, но Кайдо переосмыслил его по-новому.

Пастор Кайдо до сих пор периодически общается с друзьями из панк-прошлого и пытается наставить некоторых из них «на путь истинный». Зимой в начале 2016 года он написал несколько писем своим старым друзьям-панкам, а также президенту Эстонии. Ответил и поблагодарил только президент. Но Кайдо не теряет надежду…

Концерт The Shitheads 1994 года

Архивный сайт The Shitheads

Отзывов (2)

  1. Privet! Pervim fotke, eto ne Kaido a vtoroi vokalist ot gruppu The Shitheads i potom v gruppe I.Q.Zero — Suur Töll

Добавить комментарий