Kalashnikov — Living in a psycho-chaos era

Последний на сегодняшний день полноформатный альбом наших итальянских друзей KALASHNIKOV. Как всегда — это история. Как всегда — это шаг вперед по сравнению с предыдущими записями. Так, на этом альбоме звучат, помимо традиционных для KALASHNIKOV клавишных, виолончель и труба. И это все еще панк-рок.

Текст: Максим Подпольщик

Так я и не придумал, как подступиться к этому альбому. С чего начать? Все, что мог сказать про группу, я уже давно написал здесь, когда анонсировал концерты KALASHNIKOV в Москве и Питере прошлой весной. Повторяться не хочется, иначе из этих слов окончательно выветрится весь воздух. Помню, мы встречали их в аэропорту. Для меня это был весьма волнительный момент. Раньше мне не приходилось участвовать в организации концертов, а тем более концертов любимой группы. Я вообще не верил, что мы с ними когда-нибудь увидимся.

Мы обменивались дисками по почте, я писал им письма, слал зины, еще что-то, потом мне в ответ из ниоткуда тоже приходили диски, письма, записки, открытки. Горы хлама, который, я чувствовал, наполнен некой теплотой. Дождливый весенний вечер. Мы с Тиграном и Никитой едем в маршрутке то ли в Шереметьево, то ли в Домодедово, а может и во Внуково. Сколько в этом городе черных дыр — и не сосчитать. По-моему, нам даже не удалось сесть на автобус, и пришлось ловить частника, который провез нас через все пробки, которые только было возможно.

— Я же говорил, не стоило так ехать, я же говорил, — не переставая твердил кто-то из моих спутников, а может, это у меня в голове стучало. Спустя километры тяжелых вздохов и томительных взглядов на стрелки часов и спидометра, мы наконец приехали.

— Да вот же они, — сказал Никита, показывая на длинного мужика с гитарой. Это был Стефано, гитарист KALASHNIKOV. Мы начали махать ему издалека, мне кажется, он даже не сразу поверил, что мы и есть те люди которые должны были их встречать. Самый высокий из нас доставал Стефано максимум до плеча, кроме того, было понятно, что между нами не мешьне десяти лет разницы в возрасте. Из-за спины Стефано показались остальные девять человек. Вся компания напомниала цыганский табор — смуглые итальянцы были окружены бесконечными сумками, рюкзаками и чехлами с инструментами. Как только мы подошли поближе, вперед выступил мужчина, который выглядел еще старше гитариста. Он был одет во все черное — на нем была черная рыночная шапка (как у Яна Маккея), черный шарф, черные кукртка и джинсы. На жиденькой черной бороде было много седых волос.

— Хэй гайз, — широко улыбнувшись произнес дядька. Пожав нам руки, Сарта, родной брат Стефано и, наверное, самый общительный из всей группы, сразу засыпал нас вопросами о том, как обстоят дела с независимой музыкой в России, с кем и где им придется выступать, далеко ли хостел, не холодно ли нам. Это сильно разрядило атмосферу, потому что остальные участники группы здороваться с нами не спешили. Ну, за исключением подруги Сарты Марии, которая, как и он сам все время улыбалась. Два очкарика — выскокий и низкий — сосредоточенно сверлили нас взглядами и нчиего не говорили, толстяк, которого краевед и знаток романских языков Никита впоследствии охарактеризовал как типичного итальянца о чем-то шепотом переговаривался со своей спутницей. Вокалистка Милена — единственная, кого я узнал по фотографиям, смущенно молчала. Дождавшись, пока итальянцы поменяют деньги, мы вышли на улицу под проливной дождь.

— Велкам ту зэ нэвэрэндинг рашн винтр, — сказал я. Банальная шутка имела неожиданный успех, все засмеялись, и дождь как-то сразу перестал ощущаться.

Я как обычно дал волю графоманским инстинктам, наверное про все это стоит, а точнее стоило год назад, написать отдельно. Я просто хочу сказать, что уже не могу так непосредственно вопсринять этот альбом, как воспринял их предыдущую пластинку. Сложно заставить себя настроиться на нужную волну. Вспоминаются всякие смешные и дурацкие моменты, как KALASHNIKOV предпочли посиделку в в «Вокзале» анархической первомайской демонстрации (в чем я с ними был абсолютно солидарен), или как басист, по которому сразу было понятно, что он не дурак поспать, выпить и закусить, носил майку EAT THE RICH и говорил, что он вегетарианец, но рыбу иногда ест, потому что она тупая. Или как Милена, трогательно запинаясь, пыталась прочесть со сцены фразу «Всем привет, спасибо, что пришли на наш концерт», транскрипцию которой ей написал Никита. Или как мочаливый клавишник Дон — который высокий очкарик и самый цивильный из всей группы — неожиданно начал угощать нас водкой в «Вокзале». Надо сказать, что во время прогулок по Москве, к нам успело присоединиться изрядное количество народа, поэтому Дон морщился и приносил все новые и новые стопки с явной неохотой.
— Что он делает? — спросил я у Сарты.
— У Дона сегодня день рождения, и он одновременно хочет всех угостить и при этом сэкономить. А тут алкоголь стоит недешево.
— Так скажи ему, пусть не проставляется, никаких проблем.
— Да нет, все в порядке, у него есть деньги, просто он скряга, — засмеялся Сарта. И вообще — продолжал он — Дон присоединился к нам, когда мы сказали, что сделаем из него рок-звезду. Вот уже больше десяти лет делаем.

Поэтому каким бы мрачным ни был новый альбом KALASHNIKOV, моя первая реакция на него — это все равно улыбка.

Если говорить о музыке, то новый альбом — это логичное продолжение предыдущего. Даже обложка выполнена в том же стиле и цветовой гамме (ведь так это называется?).

У раненых девушки и юноши на глазах происходило крушение старого мира, супер-герои из комиксов не смогли выстоять в борьбе с реальными омоновцами. Новая пластинка рассказывает о том, что произошло дальше. Каким он стал, этот дивный новый мир. Фемида — богиная правосудия по-прежнему слепа, только облачена в драные одежды и вооружена автоматом. Книжные герои уже не выделяются яркими костюмами на фоне серого мира. Они вросли в него и стали его частью. Так что уже не понятно, где тут свои, а главное, не ясно, где ты сам. На первом развороте диска изображен человек в майке с буквой «а» в букве «о». Вокруг нее, вместо привычных банальностей, написаны слова «apathy», «alienation», «affiction», «agony», «anguish». Я спросил у Сарты, почему последние пластинки группы одна мрачнее другой.

— Когда мы учились в институте, все казалось безоблачным. А потом наступила совсем другая жизнь.

Все до тошноты просто. Как и любое творчество, музыка — это один из способов бороться с обыденностью. Хотя конечно у всех все по-разному и дело тут далеко не только в рутине. Я бы разделил альбом на три части, его напряжение идет по синусоиде. Пластинка открывается… не хочу писать банальности типа «мощный», «энергичный», «боевик» и так далее. Послушайте сами, если хотите.

Я услышал здесь знакомые по первым пластинкам KALASHNIKOV «русские-народные» мелодии, которые, правда, звучат совсем не радостно и не празднично, как это было на ранних альбомах. В двух следующих песнях напряжение нарастает, мы как будто идем по улицам разрушенного ядерным взрывом города, но не ютимся по углам, а уверенно смотрим на мерцающие на горизонте серые небоскребы. Далее кривая движется вниз, идет блок песен, которые за год до этого вышли отдельным синглом. Они более спокойные, задумчивые, в одной из композиций звучит саксофон. Последняя часть диска — экспериментальная. Медленная, почти похоронная, баллада сменяется, мягко говоря, неожиданным электроклэшем (простите мой французский), когда звучат толкьо синтезаторы, бас и пульсирующая бочка. Синусоида, тяжело вздохнув, выходит к долгожданному финишу аккуратным кавером на песню британского коллектива THE MOB «No Doves Fly Here». Наверное, это одна из самых известных антивоенных (панк)-песен 80-х годов.

Видеоряд, конечно, традиционный, но кавер получился, на мой взгляд, вкрадчивым и уместным. Основная вещь, которая мне нравится в KALASHNIKOV — это то, что они не стоят на месте и постоянно находятся в поиске новых творческих решений и концепций. Как музыкальных, так и изобразительных. В этом плане «Living in a psycho-chaos era» апофеоз дизайнерской (простите мой французский) мысли итальнцев. История про новый мир, которую я для себя сформулировал в одном абзаце в реальности же занимает пятьдесят (!) страниц текста. На итальянском языке, к сожаленю. Повесть (эссе? рассказ?) сопровождается иллюстрациями и текстами песен с переводом на английский. Альбом не просто богат оформлением, он им перегружен. Перегружен настолько, что я не представляю даже, куда можно двигаться дальше. Я мог бы порассуждать на эту тему, если бы знал итальянский. Новый диск KALASHNIKOV толще, чем биг-мак и содержит больше информации, чем вкладка к двенадцатидюймовой пластинке. Эти аналогии, разумеется, проведены не без задней мысли.

Добавить комментарий