«…он по праву был участником нашей группы»: Алексей Стрейт («Проверочная линейка») об Алексее Сутуге

В начале весны вышла книга Дмитрия Окреста и Кати Арениной «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа». Мы публикуем отрывок из этой книги, в котором о Сократе вспоминает Алексей Стрейт («Проверочная линейка» и xHARAMx). Первого сентября 2020 года погиб Алексей “Сократ” Сутуга — его помнят все антифашисты нулевых. Память о нем — практически память о России того времени, а его судьба во многом повторяет и судьбу его поколения. Он был участником палаточных экологических лагерей и уличных войн с ультраправыми. Человеком, который после убийств антифашистов начал охранять панк-концерты и митинги — и дважды отсидел за драки с нацистами. Политзаключенным — следствие так и не смогло доказать, что Сократ сам инициировал конфликт. Спустя два года после смерти Сутуги вышла книга журналистов Дмитрия Окреста и Кати Арениной «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа». Это не авторизованная биография и не мемуары, скорее попытка сохранить память о человеке, который многое сделал для антифашистского движения, и о том, каким на самом деле было время, которое сейчас называют «сытые нулевые». Поэтому в книге говорят друзья, знакомые или соратники Сократа — большинство из них были или остаются участниками движения, большинство были знакомы с ним лично. Для книги своими воспоминаниями поделился Алексей Стрейт, вокалист групп «Проверочная линейка» и xHARAMx. Алексей Стрейт: Трудно заставить себя что-то написать,

10 июня
Айхал Аммосов (Crispy Newspaper): «Я понимал, что меня могут поймать, штрафануть или посадить. Но я не боялся, иначе кто будет делать дела?»

В понедельник, 25 апреля в Якутске задержали фронтмена группы Crispy Newspaper Айхала Аммосова (по паспорту Игорь Иванов). Причиной задержания и последовавших за ним регулярных судов стали антимилитаристские акции Айхала. Самая нашумевшая – одиночный пикет у местной похоронной конторы 25 апреля. Айхал вышел с плакатом «Жених приехал». Надпись отсылала к шоковой сцене из фильма «Груз 200», в которой маньяк-милиционер извлекает из цинкового гроба юношу, погибшего на войне в Афганистане. На момент этой публикации Айхала все еще таскают по судам. В конце мая ему присудили третий штраф в размере 30 тысяч рублей, новая стандартная мзда за уличный протест. Мы поговорили с музыкантом о смысле протестов в России во время «спецоперации», возможных последствиях и готовности к ним. Беседовал: Сергей Корнеев — Каждый раз, когда я тебе писал, ты либо готовился к суду, либо приходил с него. Как ты сейчас? Айхал: Сейчас более или менее спокоен. Хотя временами бывает тревожно. Кажется, за мной слежка. Ездят на машинах, ходят мужики в гражданском по пятам, знают всех моих знакомых и где я тусуюсь. Как я на это реагирую? Спокойно. Понимаю, у них такая работа. Иногда машу им, улыбаюсь, а они сидят в машине и притворяются, будто чем-то заняты. Привыкаю жить с людьми, которые следят за мной.

6 июня