Миодраг Йованович из сербской группы Ništa Ali Logopedi — о панке, войне и жизни при авторитаризме

С началом «специальной военной операции» множество россиян переехали в Республику Сербия. Этим интервью мы хотим открыть серию материалов о том, что происходит на сербской панк-сцене. В стране, которая пережила собственную безумную войну, санкции и живет, осмысляя свой опыт, в том числе, через творчество. Мы встретились с профессором Миодрагом Йовановичем в его кабинете на юридическом факультете Белградского университета. Доктор права, он преподает здесь уже больше четверти века, и то и дело попадает в прессу из-за критических замечаний в адрес президента Александра Вучича. В 1999 году, когда ему было 28 лет, Мишко стал участником Косовской войны, а до этого — возглавлял экспериментальную панк-группы Ništa Ali Logopedi («Ничего, кроме логопедов»). Беседовал: Малибрат Српски — Простите мой язык, но альбом «Васпостављање» (1998) охуенный. Но почему религиозные символы в названии и на обложке? Мишко: Мы игрались со значениями слова и символами, поэтому выбрали архаизм. Но вкладывали в него смысл «восстановление». Восстановление того, что было разрушено: домов, городов, государства… (Васпостављање, серб., отглаг.сущ.,  «учреждение», «установление». Используется, в основном, в отношении церковных отношений. Например, Стогодишњица васпостављања Српске Патријаршије — столетие учреждения сербского Патриархата — прим. автора). — Ваш первый альбом «ad hoc klića» — веселый, бодрый и забавный. На обложке анатомическая схема влагалища, в конце концов. Но «панк-рок

22 марта
Разговор с автором комиксов из Сербии Александром Зографом (Сашей Ракезичем). Его ценят не меньше Крамба, издают в США, а еще он панк

«Мой город подвергся бомбардировкам НАТО, но не беспокойтесь, я в порядке. Всё благодаря тому, что их бомбы вежливые. Они умные и интеллигентные!» — потешный человечек широко улыбается и делает пальцами «ok». Чёрно-белый паренёк — художник Александр Зограф (псевдоним Саши Ракезича, Saša Rakezić). И это один из его самых известных стрипов. На протяжении 1990-х Саша написал десятки комиксов и писем, в которых рассказывал друзьям и миру о жизни в Сербии под санкциями и грохотом войны. Без работ Зографа невозможно представить сербскую независимую сцену. Сегодня его имя пишут через запятую с Робертом Крамбом и Артом Шпигельманом. Чтобы встретиться с Сашей, мы, наконец, покинули Белград и отправились в родной город художника — Панчево. В середине нашего разговора звучит сирена: «Может это тест, — говорит Саша. — Или кино снимают. В Панчево постоянно снимают фильмы. А может, это конец света».  Беседовал: Малибрат Српски Примечание: Зограф — псевдоним, выбранный в честь одноимённого монастыря, его монахи-иконописцы присоединяли название к имени. Саша объясняет, что чувствует себя продолжателем традиции древнего искусства, в какой-то мере даже доисторического. Возможно поэтому, в последние годы Саша участвует в археологических раскопках. — Насколько я знаю, вы уже школьником начали и рисовать, и играть в группе. Почему так рано решили заняться творчеством?  Зограф: Лет с

3 июля
Вася Огонечек (Kick Chill) — про «Выгорание», подъем локальной сцены и новые группы Брянска

Вася Огонечек не только гитарист и вокалист гараж-панк-дуэта Kick Chill, но и ментор брянской независимой сцены вот уже много лет. Даже в сегодняшних реалиях Вася продолжает делать концерты, помогать молодым музыкантам и писать песни – этой весной увидел свет альбом Kick Chill «Выгорание», название которого говорит само за себя. Об этом альбоме, сцене Брянска тогда и сейчас, а также о том, как перестать ненавидеть себя, и пойдет речь в этом интервью. Беседовал: Владимир Наумов — Давай для начала поговорим о тебе и Kick Chill. Как вы ощущаете себя весной 2023 года? Вася: Как группа, которая сравнительно недавно выпустила альбом. Мы его сочиняли с зимы 20-го, у нас были большие планы – сначала тур, потом собирались выступить в Европе. И вот с 2020 года все посыпалось, в нас начало копиться разочарование. Выгорание от того, что ты не можешь делать то, что тебе нравится делать. Из этого ощущения и вышел альбом.  — Ты им доволен? Разница между «Выгоранием» и «Супер Панком» разительная. Вася: Мне кажется как автор текстов я смог выразить то, что меня волновало на протяжении двух лет. В первую очередь это ковид и локдауны. То, что было в 2022-м, может быть получится выразить как-нибудь потом. Выгорание by Kick Chill — Ты

4 июня
Драган Амброзич: «Когда мне говорят, что музыка ничего не меняет в обществе, я смеюсь в ответ»

Продолжаем рассказывать про главных героев сербской сцены. Если по воле судьбы вы оказались в Белграде, то беседа с Драганом Амброзичем (Драган Амброзић) поможет сориентироваться. Драган – известный сербский музыкальный журналист. Он начал писать в 1986 году и вскоре занялся организацией концертов – в 1995 году в том числе благодаря ему в Белграде выступили The Prodigy. С 2003 года Драган программирует фестиваль EXIT, с 2005-го – занимает пост программного редактора Белградского дома молодежи (Dom Omladine), одной из главных культурных площадок города и места силы музыкантов. Этот материал кишит ссылками на имена, документальные фильмы и тексты, которые помогут лучше понять сербскую сцену. С Драганом мы говорим о последних ее сорока годах. Беседовал: Малибрат Српски — Когда вы начинали писать в 1986 году, на подъеме была югославская новая волна. Почему это было особенное время для национальной локальной сцены? Драган: Благодаря нью-вэйву и панку югославский рок-н-ролл стал самостоятельным. Он проник в нашу культуру в шестидесятых и оживил ее – в этом Югославия не отличалась от Европы и США. У нас было много кавер-групп, и если Rolling Stones выпускали сингл, то через пару дней его исполняли на всех танцплощадках. Например, здесь, в Доме молодежи. Но популярными становились авторы самой сумасшедшей версии этого сингла. — Вспоминается

28 мая