«Солидарность – это, типа, оружие рабочих»: Брейс Белден о защите прав крафтовых пивоваров

Скучали по Брейсу Белдену? Мы — да. Вернувшись с войны в Сирии, самопровозглашенный последний панк начал бороться за права сотрудников крафтовой пивоварни Anchor Brewing Company в Сан-Франциско. Текст: Чай Динари (Huffington Post)Перевод: Софья Лосева В середине марта работники Anchor Brewing Company проголосовали за присоединение к Международному профсоюзу ILWU и создали первый пивоваренный профсоюз в Америке. Один из главных участников долгого процесса организации и подготовки – 29-летний Брейс Белден, которого мы хорошо знаем и поэтому не удивлены. С 2018 года Белден состоит в ударном отряде по организации профсоюза. Все его, казалось бы, не связанные друг с другом занятия объединяет одно слово – солидарность. «Солидарность – это, типа, оружие рабочих всех стран», — говорит Брейс. «Солидарность привела меня в Сирию, она же подтолкнула меня к участию во всей этой фигне на работе». В 2017 году, отслужив полгода в YPG (сирийских Отрядах народной самообороны), Брейс вернулся в Сан-Франциско. Во время службы за рубежом нашему герою было крайне сложно доставать наркотики (до отъезда Брейс регулярно употреблял), но после возвращения домой бороться с пагубными привычками стало сложнее. Это обстоятельство вкупе с резкой сменой обстановки (жизнь в Сирии была куда более напряженной) повергло Белдена в депрессию.   Следующие несколько месяцев он постепенно возвращался к обычной жизни,

28 мая
Скованные одним панком: как живет семья Яна Маккея

Немного запоздало отмечаем 57-летие Яна Маккея рассказом о его семье и близких. Спойлер: они все панки и до сих пор активны в сцене. Текст: Энди (There’s something hard in there) Перевод: Юрий Стахмич Для семьи Маккеев из Вашингтона, округ Колумбия, семейный ужин с папой во главе стола и у плиты — самое важное событие в воскресном расписании. Когда старший Маккей стряпает веганские деликатесы, он превращается в «кулинарную угрозу» (отсылка к Minor Theat — прим. Sadwave), с тарелками и сковородками вместо микрофонов или гитар, которыми его дети — Ян, Алек и Аманда — много лет пользовались на сцене в составе различных групп. Сегодня семья Маккеев чувствует себя лучше, чем когда-либо. «Все Маккеи до сих пор тусуются друг с другом», — говорит 49-летняя Аманда. «Серьезно. В жизни многих людей наступает период, когда братья и сестры отдаляются друг от друга, или просто не ладят со своей родней. Но к нашей семье это не относится, у нас воскресные обеды, мы вместе. У нас есть сестра, которая живет на другом конце страны, и мы держим с ней связь. Нам до сих пор интересно, кто из нас чем живет». Сейчас Ян, Алек, старшая сестра Кэти и их отец Билл живут в округе Колумбия; Аманда (самая младшая)

19 апреля
Знакомьтесь, Тед Фалькони: ветеран Вьетнама и гитарист Flipper

В этом году исполняется 40 лет нашей любимой группе Flipper, кумирам Курта Кобейна, самой медленной и мрачной панк-группе в мире. Знакомим вас с одним из создателей уникального звука команды, гитаристом Тедом Фалькони, бывшим военным и панком. Текст: Кевин Л. Джонс (KQED)Перевод: Эдуард Арнаутов  Тед Фалькони говорит, что не знает, сколько ему лет, так как перестал считать дни рождения после 50. Он абсолютно серьезен, да и к чему бы гитаристу Flipper скрывать свой возраст, особенно учитывая, что он очевидно стар. На его голове –  воронье гнездо спутанных седых волос до плеч, в голосе – легкий хрип. У него даже есть вставные зубы, но это потому, что настоящие выбиты в драке 15 лет назад. «Меня конкретно обложили. С десяток пацанов напрыгнули на меня разом. Меня отвезли в больницу, я очнулся через 4-5 часов. Они вышибли мне все зубы, а полицейского отчета не было». Подобного рода истории и следует ожидать от Фалькони, который провел последние 40 лет играя с Flipper, нигилиcтами от панка. Flipper были антитезой стремительного хардкор-панка 1980-х. Они затачивали свои песни под диссонирующий среднетемповый грув, который наглухо заколачивался в землю. И, пока хардкор-команды делали все, что могли, для ебашилова в пите, Flipper давали понять, что их не волнует, чего хочет публика.

28 марта
Героин, блюз и нищета: история Laughing Hyenas

Публикуем огромный материал об истории Laughing Hyenas, одной из самых недооцененных детройтских групп, которую Джон Брэннон из Negative Approach собрал в тот момент, когда хардкор-движение в США пошло на спад. Квартет пытался создать свой уникальный звук на основе гаражного рока и блюза. Среди тех, на кого повлияли Laughing Hyenas — Курт Кобейн, Джек Уайт, Буч Виг (Garbage, прости господи). Текст: Дуг Кумбе (Metro Times) Перевод: Дьюмон Голмс Вокалист Laughing Hyenas Джон Брэннон рассказывает историю своей группы, сидя в офисе Third Man Records в Детройте. Сложно не заметить в этом своеобразную иронию. В 1984 году он жил прямо за углом, перед тем как сбежать в Анн-Арбор (родину The Stooges — прим.) вместе со своим еще не оперившимся коллективом. Музыкантам надоело, что в родном городе их оборудование постоянно крали. Район был слишком неспокоен. Сегодня это место не узнать. Third Man Records Cass Corridor, детройтское отделение лейбла Джека Уайта, включает в себя магазин с шикарной витриной, небольшой концертный зал, помещение для печати винила и студию. В одном углу здания — дорогущий бутик, в другом — крафтовый паб. Через дорогу — та же картина. Тем не менее, это идеальное место для того, чтобы Брэннон пустился в воспоминания. Все ключевые для него места находятся в

22 февраля
Вдохновленные изоляцией: панк-сцена Якутска

В воскресенье, 17 февраля в московском клубе Model T. состоится фестиваль Punk Metal Riot, на котором выступит отчаянная группа из Якутска Brutaliza. В преддверии шоу решили в очередной раз рассказать о панк-сцене республики Саха, благо, новые группы появляются там чуть ли не каждый день. Текст: Джакопо Санна (Bandcamp Daily) Перевод: Кристина Сарханянц («Чушь в массы!») «Жить тут тяжело, — признает один из самых активных участников якутской панк-сцены Александр Иванов. — Лето душное и пыльное, а зима темная, с туманами и длится по восемь месяцев. Знаю, звучит так себе, но я люблю этот город. Это единственное место на Земле, где я чувствую себя дома». Якутск — столица Республики Саха (Якутия), самого большого по территории субъекта Российской Федерации. Республика раскинулась на три часовых пояса и по площади сопоставима с Индией, при этом Якутск — один из самых «холодных» городов на планете и крупнейший из расположенных в зоне вечной мерзлоты. Тем не менее здесь образовалась серьезная и разнообразная панк-сцена. Якутский панк — это дикость Crispy Newspaper, неистовый хардкор Katiny Slezki, сырой звук «Шарм сс», синты «Философии», танцевальное эмо «Имя твоей бывшей» и многие другие. Например, группа Иванова «Облака», недавно выпустившая альбом «HARD​-​CORE TAPE», смешивает какофонию краст-панка с пугающим, пронизанным ревербом вокалом, который порой больше напоминает

14 февраля