Нам плевать, чем занимается человек, у которого мы берем интервью. Играет ли он в группе, живет ли на помойке или же просто сидит дома и сутками смотрит молодежные комедии. Наша задача — сделать интересный материал. Как бы вы нам ни нравились, но если вам нечего сказать (или же вы не позволяете нам написать нормальные ответы за вас), вы идете к черту.

Black Midi: «Мы не хотим вечно играть одно и то же»

Для англичан Black midi этот год выдался очень успешным. Их дебютный альбом «Schlagenheim» понравился, кажется, вообще всем, а зарубежные издания называют их самой прогрессивной гитарной группой Лондона. В преддверии выступления Black midi на фестивале Боль, мы поговорили с музыкантами группы об их внезапном успехе, импровизации и влиянии церкви. Беседовал: Александр Токарев Под вашим видео с KEXP есть такой комментарий: «Обратите внимание с каким количеством групп сравнивают Black Midi. Думаю, это говорит об их уникальном звуке». А какую музыку вы сами слушаете? Морган Симпсон (барабанщик Black midi): Мы все слушаем очень разную музыку, нет такого, что кому-то нравится какой-то конкретный жанр. Слушаем всё подряд. Мэтт Квасневски-Келвин (гитарист и вокалист Black midi): Да, мы все слушаем музыку в огромных количествах и у нас нет каких-то рамок или запретов — слушай всё, что тебе нравится, без разницы, мы открыты ко всему. А на чём вы росли? Мэтт: Ну лично я в детстве слушал Green Day и Sum 41 (смеётся). Всякий американский панк-рок и типа того. Потом, когда мы поступили в «Лондонскую школу исполнительского искусства и технологий», то стали открывать для себя много всего нового. Я начал слушать харш-нойз, дроун, фри-джаз и всякое такое, так что Green Day остались в прошлом (смеётся). Морган: Я

3 июля
Том Колл (Fontaines D.C.): «То, что мы турим весь год, не делает нас богачами»

7 июля на фестивале «Боль» выступят ирландские постпанки Fontaines D.C., ставшие для нас одним из главных музыкальных открытий этого года. Мы поговорили с барабанщиком группы Томом Коллом об ирландской музыке, культуре и о том, можно ли заработать много денег, будучи всемирно известной группой. Беседовал: Александр Токарев Почти весь этот год вы в туре. Как ощущения? Тяжело столько времени проводить в одной компании? Том Колл (барабанщик Fontaines D.C.): Да в целом всё круто. Бывает, конечно, непросто, все учимся уживаться с друг другом, уважать личное пространство и так далее. Получается вроде бы неплохо. Ну ещё очень устали, это есть, но в целом мы наслаждаемся жизнью. Dogrel by Fontaines D.C. NME недавно писал, что благодаря Fontaines D.C., The Murder Capital и Just Mustard Ирландия сейчас является мировой столицей панк-рока. Чувствуете себя на передовой? Не, я с таким утверждением не согласился бы, не думаю, что сейчас в мире вообще есть некая «столица панка». Мне кажется, такие времена прошли. И я бы не сказал, что Ирландия хоть каким-то боком является столицей панка. Но что действительно здорово в последнее время — в мире стали обращать внимание на то, что происходит в ирландской музыке. Нас довольно долго игнорировали, я имею в виду не фолк, там всегда всё

29 июня
Премьера на Sadwave: «На ножах» S/T

Представляем дебютный EP московских нойз-рокеров «На ножах». Музыканты рассказали нам о записи альбома, батя-роке и влиянии «Казускомы» и Jars. Беседовал: Александр Токарев На Ножах by НА НОЖАХ На вашем дебютном EP четыре трека, при этом два из них уже выходили как синглы. В чем смысл, если половина материала уже выложена? Павел Орлов (басист и автор песен в «На ножах»): Хотелось сделать какую-то пробу пера, а также просто были концерты, и нужно было что-то выпустить (смеется). Я это особо не осмысливал, но, возможно, просто понимал, что все равно нужен какой-то разгон; то есть, первая работа была как бы черновиком, поэтому я подумал: «Ну да, выпустим один сингл, выпустим второй», то есть, я в этом не вижу проблемы. Аня Шварц (барабаны): Есть, например, группа Death Grips, которая до выпуска последнего альбома опубликовала несколько синглов с него, и это был такой классный СММ. То есть, когда неизвестная тебе группа выпускает сразу полноценный релиз, его сложнее сесть и послушать, чем когда ты уже знаешь, о чем речь, потому что одну песню включить послушать —  это две минуты времени, а целый альбом послушать — это уже другая история, не все до этого доползают. Поэтому, если ты выпускаешь одну песню, люди уже шарят, что вы играете

6 июня
«Местные все равно ни черта не понимают»: Тим Богдашев об эмиграции и канадском панке

Тимофей Богдашев или Russian Tim — один из наиболее активных панков канадского Ванкувера. Он ведет радиопередачу Rocket From Russia, играет в группе Russian Tim and Pavel Bures, выпускает DIY-сборники и проводит собственный фестиваль. Мы поговорили с Тимом об эмиграции, знакомствах со звездами андеграунда, ванкуверском панке и каверах на Земфиру. Беседовал: Вадим Гуров Расскажи об эмиграции. Как так получилось? Почему Ванкувер? Сложно ли было адаптироваться? Что было самым трудным? Эмиграция не очень простая история. Я никому и никогда не говорю, мол, обязательно переезжай за счастьем в Канаду. Эмиграция — это супериндивидуальная тема, и она очень сложна психологически. Истории бывают разные. Кому-то удается легко преодолеть переезд и влиться в общество, а кому-то эмиграция ломает жизнь. Не верьте никому, кто будет говорить, что переезд в другую страну дался легко, и что за границей каждого ждет счастье. Я никогда не скажу, что в Канаде абсолютно всё лучше, чем в России. Из моего опыта это 50 на 50. Человек должен делать сознательный выбор и понимать, что с переездом в другую страну ты навсегда потеряешь то, что было большой частью твоей жизни: друзей, родственников, русский язык и менталитет. Взамен, именно взамен, ты приобретешь спокойствие, защищенность, крутые концерты, новые возможности, которые не всегда доступны в России. Но

3 июня
«Музыка для молодых неврастеников и их лиричных бабушек»: Саша Александров из Nikto о рижском андеграунде и анонимности

Рижская группа Nikto, записавшая одну из самых впечатляющих русскоязычных пластинок этого года, едет в Москву и Санкт-Петербург — 29 мая они выступят в “Ионотеке” с Dvanov, 30 мая в “Успехе” с Jars и “Резиной”. В преддверии концерта мы пообщались с вокалистом и гитаристом Nikto Сашей Александровым о том, почему Nikto не занимаются самопиаром, как русскоязычную группу принимают в Латвии, и что представляет собой рижская инди-сцена. Беседовала: Мария Митрофанова Расскажи всё самое важное, что нужно знать о группе Nikto тем, кто первый раз слышит это название? Саша Александров (вокалист и гитарист Nikto): Это не одноименный электронный дуэт из Петербурга, а дополненное синтезатором и трубой power trio. Мы играем построк в широком смысле: эклектический сплав из музыки для молодых неврастеников и их лиричных бабушек. Это песни на русском языке, связанные, помимо прочего, с определенными традициями русского рока, но сочиненные и сыгранные в Риге людьми с очень разнородным бэкграундом, которые существуют в стороне от российской музыкальной сцены. Мы играем по барам и клубам Риги с 2015 года, нас здесь знают и, кажется, любят, при этом значительная часть публики русские тексты на слух не разбирает. У нас есть альбом, его высоко оценили не только латвийские критики, но и некоторые русские, скоро он выйдет на

29 мая
«Солидарность – это, типа, оружие рабочих»: Брейс Белден о защите прав крафтовых пивоваров

Скучали по Брейсу Белдену? Мы — да. Вернувшись с войны в Сирии, самопровозглашенный последний панк начал бороться за права сотрудников крафтовой пивоварни Anchor Brewing Company в Сан-Франциско. Текст: Чай Динари (Huffington Post)Перевод: Софья Лосева В середине марта работники Anchor Brewing Company проголосовали за присоединение к Международному профсоюзу ILWU и создали первый пивоваренный профсоюз в Америке. Один из главных участников долгого процесса организации и подготовки – 29-летний Брейс Белден, которого мы хорошо знаем и поэтому не удивлены. С 2018 года Белден состоит в ударном отряде по организации профсоюза. Все его, казалось бы, не связанные друг с другом занятия объединяет одно слово – солидарность. «Солидарность – это, типа, оружие рабочих всех стран», — говорит Брейс. «Солидарность привела меня в Сирию, она же подтолкнула меня к участию во всей этой фигне на работе». В 2017 году, отслужив полгода в YPG (сирийских Отрядах народной самообороны), Брейс вернулся в Сан-Франциско. Во время службы за рубежом нашему герою было крайне сложно доставать наркотики (до отъезда Брейс регулярно употреблял), но после возвращения домой бороться с пагубными привычками стало сложнее. Это обстоятельство вкупе с резкой сменой обстановки (жизнь в Сирии была куда более напряженной) повергло Белдена в депрессию.   Следующие несколько месяцев он постепенно возвращался к обычной жизни,

28 мая