Дейв Диктор (MDC) — о гастролях по России в 1990-е. Глава из книги «Мемуары ущербной цивилизации»
9 апреля 2020

Издательство «Сияние» выпустило книгу вокалиста Millions of Dead Cops Дейва Диктора «Мемуары ущербной цивилизации». Публикуем отрывок из главы «США, Европа и Россия, 1993» — рассказ о российском туре MDC 1992 года (в название главы, увы, закралась небольшая ошибка).

Текст: Дейв Диктор
Перевод: Олег «Силабусер» Духанин

После шоу в Скандинавии MDC — Крис Уайлдер, Эрика Лисс, Элшвитц и я — отправились в Россию. С нами поехали моя подруга Кэндис Бланкеншип, решившая снять фильм об этих гастролях, и десятилетний Брайан Шульц. Наша группа провела несколько великолепных месяцев в Европе, в ходе которых мы экономили деньги на российские визы и другие предстоящие дорожные расходы.

В Старом Свете MDC играли с нашей любимой американской квиркор-командой Tribe 8. Европейцы просто должны были увидеть, как вокалистка Tribe 8 Линн Бридла надевала страпон и предлагала всем желающим пососать его, пока она поет.

Альбом » Hey Cop!!! If I Had a Face Like Yours…», который MDC презентовали в этом туре

Для начала мы прибыли в Копенгаген. Теперь нам следовало пересечь Швецию, сесть на паром до Финляндии и, в конце концов, оказаться в России. За два дня до нашего отъезда из Копенгагена в Россию рухнул рубль. Если раньше за доллар давали 3 рубля, то сейчас курс вырос до 9 рублей за доллар. Это было связано с политическим кризисом в России: президент страны Борис Ельцин конфликтовал с военными. Российские организаторы тура потребовали от нас еще 5000 долларов, чтобы концерты все-таки состоялись. Мы не знали, где найти эти деньги, и я позвонил Тиму Йоханнану. Он одолжил MDC нужную сумму (долг он нам потом простил), и мы передали деньги русским, чтобы они заранее оплатили аренду залов и транспорта, наши жилье, питание и охрану, а также другие расходы по организации шоу. Возможно, нас просто развели на деньги. Я бы не удивился.

Tribe 8

Так или иначе, проехав по пустынной дороге вокруг Балтийского моря, мы за четыре часа добрались из Хельсинки в Санкт-Петербург. MDC сыграли в старом коммунистическом зале примерно для 1200 человек, которые отрывались на всю катушку. Точно так же публика вела себя следующим вечером на концерте в небольшом клубе «Там-Там», нашем выступлении в московской студии MTV и на шоу в Минске.

Афиша московского концерта

Последний концерт состоялся в Калининграде, городе на Балтийском море, отделенном от России Литвой и Польшей. Мы играли в ветхом актовом зале, охрану которого осуществляли 75 здоровых мужиков из профсоюза, все в возрасте около 50 лет. Эти дядьки не могли поверить своим глазам и ушам. Наше шоу привлекло примерно 3000 молодых людей, которые вели себя так, будто мы The Beatles. Они кричали, бросали на сцену какие-то безделушки, а в середине сета принялись чем-то кидаться в охранников. Пожилые, коренастые мужчины ринулись в толпу, чтобы разобраться, и через несколько секунд под «Kill The Light», пожалуй, самую нигилистическую песню MDC, в зале вспыхнула массовая драка.

Концерт MDC в питерском клубе «Инди»

Я посмотрел вокруг, и мне вдруг пришло в голову исполнить «Интернационал». Наверное, я хотел показать всем, что американские панки тоже уважают социалистические ценности. Стоило мне пропеть пару строчек, как побоище мигом прекратилось, и наступила тишина. Да такая, что можно было услышать, как пролетает та самая пресловутая муха. Я снова запел: «В городах и на полях продолжается борьба. Интернационал… объединяет… мир в песне». Это было что-то, все застыли и уставились на меня, типа: «Откуда этот американец знает «Интернационал»?» Потрясающая картина. Мы тут же заиграли «Greedy And Pathetic». Зрители начали безумные танцы, и профсоюзные дядьки отступили назад. Это был самый необычный концерт российского тура.

Сразу после шоу наш водитель и сопровождающий Адам Шварц и его подружка София принялись загонять нас в фургон. Нам предстоял долгий путь обратно в Санкт-Петербург, а затем возвращение по ухабистой двухполосной дороге в Хельсинки. Тут я заметил карту, и мне показалось, что глупо ехать более тысячи миль назад в Россию, чтобы попасть в восточную Скандинавию. Через три дня MDC должны были выступать в Ирландии. Нам гораздо проще было по прямой пересечь Польшу, добраться до северной Германии, а затем сесть на паром из Гамбурга или Дании. После некоторых споров наш гастрольный фургон поехал обратно в Санкт-Петербург без MDC, а я сел пить первоклассную водку с русским промоутером.

Вот так выглядела футболка к российскому туру MDC 1992-го года

На следующее утро он провез нас 30 километров до российской пограничной заставы на въезде в Польшу. Прибыв на место и выгрузив багаж из машин, мы подошли к небольшому погранпосту и заявили, что готовы покинуть территорию Российской Федерации.

Двое несших здесь службу пограничников почти не говорили по-английски. К счастью, у нас с собой был англо-русский словарь. Благодаря этой книге мне удалось выяснить, что по нашим визам мы можем покинуть Россию только тем же способом, которым въехали в страну. ЗАПРЕЩЕНО! ZAPRESHCHENO! Мне нужно было думать быстро. Я спросил, можно ли воспользоваться телефоном, чтобы позвонить нашему агенту. Получив разрешение, я вошел в пограничную будку, поднял трубку, услышал слабый гудок и… черт возьми, ведь мне некому было звонить, не было никакого агента.

Песня «Winter of ’92», которую MDC написали по возвращении из России. Кусок на русском языке исполняет Макс Кочетков (ex-«Наив»)

Я стоял с телефонной трубкой в руке, и тут меня осенило. Вернувшись к старшему по заставе, я сказал ему, что мой агент сообщил мне, что существует специальное постановление, которое позволяет российским пограничникам самим выпускать людей из страны, нужно просто заплатить сбор по 100 долларов с выезжающего. С этими словами я выложил на стол шесть стодолларовых купюр. Пограничник начал было отказываться, но я заметил, что он не может оторвать взгляд от денег. В конце концов, он произнес фразу, понять которую мы смогли только со словарем. В вольном переводе она звучала как «Однако, конечно». Через несколько минут я подписал что-то, подозрительно напоминавшее расписание поездов, и мы двинулись через границу в Польшу. С инструментами в руках, с карманами, набитыми практически бесполезными рублями.

Тим Йоханнан

Ничего из вышеописанного не случилось бы, если бы не совет одного моего близкого друга. Узнав, что российский рубль рухнул, и русские устроители концертов требуют удвоить предоплату, я сомневался, ехать нам или нет. Тим Йоханнан предложил занять MDC недостающую сумму, но я по-прежнему не мог решиться на эту поездку. Тогда я обратился к своей старой подруге Улле Копицынски, чтобы узнать, что она думает по этому поводу. Улла ответила следующее: «В этой жизни ты гораздо больше сожалеешь о том, чего не сделал, нежели о том, что было сделано». Это был отличный совет. Печально, но в 2015 году Улла покончила с собой. Она снится мне, и я ужасно скучаю по ней… ужасно.

Книгу «MDC: Мемуары ущербной цивилизации» можно заказать здесь.


Подписывайтесь на Sadwave в социальных сетях:
Facebook ВКонтакте Telegram Instagram

Facebook Comments

Добавить комментарий