Письма в редакцию: на велосипеде в ад

В прошлом году чешский корреспондент Sadwave Збинек Винтр прокатился на велосипеде по странам Ближнего Востока и Скандинавии, преодолев за 150 дней 11 500 километров. На протяжение всего маршрута мы получали от Збини письма с подробным описанием его приключений.

Текст и фото: Збинек Винтр
Подготовка материала: Дарья Тросникова, Сергей Боченков, Виктор Фейсбук, Максим Подпольщик

В начале 2011 года я вернулся в Чехию из Юго-Восточной Азии — там я провел несколько месяцев в компании моих старых друзей Сакала и Хальги. Мы были на Филиппинах, в Индонезии, Сингапуре, Малайзии и Таиланде. Для меня это было уже вторым путешествием в ту часть света, и кроме, пожалуй, двух стран (Бармы и Брунея), моя нога ступала на территорию каждого  государства в этом  регионе. И знаешь что? С меня хватит.

Нет, мне там было, без сомнения, хорошо, но к концу путешествия я просто с ума сходил от количества людей вокруг. Самым адским местом был Бангкок! Это просто невыносимо. Хочешь верь, хочешь нет, но там были просто миллионы русских!

Ничего не имею против вас, ребята, но ваши соотечественники не соблюдают самых элементарных правил  путешественника. К примеру, они никогда не торгуются. В любом магазине, палатке и даже на рынке они всегда платят ту цену, которую называет им продавец.

Окей, может быть для вас это дешево, но россияне, видимо, не понимают, что из-за их расточительства  другим становится значительно сложнее путешествовать! Ведь если продавцу удается впарить  товар русскому за одну сумму, зачем делать скидку остальным?  Русские платят, а ты нет?! Это еще почему?

Среди путешественников есть свои неписаные законы, которые нельзя нарушать. Конечно, для многих поездки — это просто способ выпендриться. Я уверен, что есть очень много людей, которые рассказывают друзьям о том, где они были. Мол, смотри, я побывал в 30 странах, а ты чем можешь похвастаться?!

Нахер такую позицию! Нахер эту уродливую моду! В Бангкоке я окончательно понял, что не хочу быть частью этого долбаного тренда, и потому  решил улететь домой немного раньше, чем мои друзья. Уверен, они тогда здорово на меня рассердились, но я никак не мог больше всё это выносить. Я мечтал вновь оказаться дома, наедине с самим собой. Вот такой я идиот.

Чем заняться дома? Работать? Снова сдаться в это бесконечное добровольное рабство? Конечно, однажды я вынужден буду это сделать. Но не сейчас. У меня еще осталось немного денег с тех пор, как я жил в Дании (Боже, храни Данию), так что я решил вновь отправиться в путешествие на своем любимом велике.

Оставалось только выбрать, куда поехать. Немногие поймут мою позицию, но дело в том, что для меня не так уж важен пункт назначения. Интересные места, офигенные
люди, прекрасные виды ждут тебя в любом уголке земного шара, так что мне все равно, куда ехать — в Россию или в Боливию. Достаточно, чтобы температура в той части света, куда я направляюсь, не опускалась ниже нуля — до покатушек по морозу я еще не дорос.

Сначала я хотел стартовать в Каире и по суше вернуться обратно в Чехию, так ее и раз так. Но, к сожалению, моим планам помешали радикальные клерикалы, разбушевавшиеся в Египте, так что в конце концов я купил авиабилет до Иордании. Мой маршрут был, разумеется, отчаянным и бесстрашным: по Иордании до Красного моря, а оттуда вверх — в Сирию, Ирак, Турцию. Если в ногах еще останутся силы, а голова не перестанет соображать, я планировал завернуть в Грузию и Армению.

В общем, в конце марта я сложил свой велик в бумажную коробку, уболтал братца довезти меня до аэропорта в Будапеште и быстрее, чем ты произнесешь: «Король Хуссейн», уже был в Иордании.

ИОРДАНИЯ

Выйдя из аэропорта, я взобрался на своего железного коня и, увешанный бесполезными вещами, которые я постоянно таскаю с собой,  двинулся в путь на юг, к Красному морю. Из Аммана туда ведут три шоссе. Шоссе Мёртвого моря, пролегающее (вы не поверите!) вдоль Мёртвого моря, Пустынное Шоссе, которое идет на восток сквозь пустыню (вот так сюрприз!) и, наконец, моя Королевская Магистраль, петляющая в горах между двух вышеупомянутых дорог. Эта трасса оказалось наиболее трудной.

Первые два дня были очень тяжёлыми, поскольку я никогда раньше не ездил по столь крутым и протяжённым склонам. Да и пейзаж был абсолютно новым для меня: холмы, что-то типа пустыни вокруг, дичайшая жара и просто фантастические арабы. Особенно досаждали их детишки, которые всегда приветствовали меня криками: «Добро пожаловать в Иорданию! Пошёл нахуй! Как тебя зовут, говнюк?». После этого они как по команде начинали швырять в меня камни.

Я не шучу, почти каждый день я набивал новые синяки. Ничего серьёзного, хотя один снаряд все же достиг своей цели. Маленькие засранцы целились мне в ноги и в спину. Хорошо, что не в голову.

По дороге я заехал в несколько поразительных мест: Вади Муджиб (неописуемо красивый каньон, особенно круто было по нему карабкаться… в +45°C), Керак (очень старый замок крестоносцев), древний город Петра (конечно, все о нем знают, вход стоит невообразимых денег — 50 иорданских динар (!), но я принес эти деньги в жертву, и, кажется, не прогадал — внутри мне понравилось, несмотря на многотысячные толпы людей). Наконец, через неделю или около того, я добрался до, пожалуй, наиболее впечатляющей части Иордании — величественной пустыни Вади Рум.

Огромные скалы, вырастающие прямо из недр выжженной земли. Здесь я провел несколько дней. Гулял и любовался окрестностями. Кто бы мог подумать, что со своими первыми «дорожными друзьями» я познакомлюсь именно здесь — в пустыне. Это была пара из Новой Зеландии — Несс и Бретта. Они ехали на джипе из Лондона в Кейптаун. С ними мы даже немного позанимались альпинизмом. День, проведенный в их компании был одним из лучших в моей жизни. Подробный путевой дневник они вели у себя на сайте.

Кроме того, в Вади Рум я встретил некоего Якуба из Праги, удостоверившись, тем самым, что чехи недалеко ушли от поляков в плане миграции и тоже потихоньку захватывают мир. Несс с Бреттой уехали, и мы остались вдвоем. Два чешских фрика наедине с красной бесконечностью.

Потом я отправился в Акабу, что на берегу Красного моря. Жара здесь была просто убийственной. По пути мне встретились три велосипедиста с Украины. Мы отлично потусили. Кто бы мог подумать, что спустя несколько месяцев я вновь случайно наткнусь на них в Киеве. Но не будем забегать вперед.

Мой путь вновь лежал на север, по Пустынному Шоссе (Красное Море было самой южной точкой моего маршрута). Было трудно: сильный ветер, безумная жара, а вокруг — пустыня, верблюды и множество спущенных шин. Деревьев вообще нет. Поиск места для установки палатки проходил по одному и тому же сценарию: на километры вокруг не было никакого укрытия , его роль из раза в раз играл какой-нибудь колючий куст, от чего шины моего велосипеда стали похожи на дуршлаг.

Однажды ночью меня настигла песчаная буря, я несколько часов кряду держал палатку изнутри, чтобы она не улетела, а на утро откапывал все свое добро из-под толстого слоя песка. Знаете, что может быть хуже песка? Только мокрый песок! От него крайне сложно отмыться. Так что к Мёртвому морю я прибыл грязный как свинья.

Может быть кто-то думает, что оно прикольное, крутое и экзотичное, но я считаю, что Мёртвое море — это просто дыра. Вода вся какая-то масляная и очень солёная (еще один сюрприз), а на диких пляжах повсюду разбросан мусор. Не такие уж они и дикие, скажу я тебе.

Конечно, если поехать в одно из курортных мест на побережье, там будет вылизанный пляж с душем и всеми остальными чудесами цивилизации, но за это нужно хорошенько заплатить. А есть ли у нас деньги? Три подсказки? Помощь зала? Звонок другу? Правильно, нихрена у нас их нет! Правда, один из дней, которые я провёл на побережье, выдался удачным, и я побарахтался немного в этом масляном дерьме. Незабываемый опыт. Его особенно оценил мой насквозь провяленный зад, который еще долго помнил общение с солёной жижей.

Я отправился дальше, вдоль израильской границы к северу. Много деревень, людей и очень мало места для кемпинга. Люди были повсюду, но на мою просьбу поставить палатку у них на заднем дворе, все отвечали отказом. Печально, но факт. Впрочем, для меня никогда не было проблемой найти симпатичную кучу мусора и разбить лагерь посреди неё

Потом я полез с побережья Мёртвого моря прямо в Джераш. Почему полез? Ну, когда стартуешь с -400 метров над (то есть, под) уровнем моря, тебе в любом случае приходится карабкаться вверх на холмы, таковы законы пространства. Эти самые холмы оказались очень крутыми и многие проезжающие мимо водители предлагали меня подвезти, но я, вероятно, сошёл с ума, потому что  всё время отказывался от их помощи. Вот такой я герой! Далее — еще больше руин и еще больше встреченных чехов по дороге. Самым сложным было отличить первое от вторых. Затем я отправился в Сирию, где как раз к моему приезду началась гражданская война.

СИРИЯ

Как ни странно, я оказался не единственным туристом, решившим в то время посетить это взрывоопасное в прямом смысле слова государство. Правда, лишь я один был на велосипеде. Странно, ведь в Сирии такие замечательные условия для катания: сильный ветер, адская жара, ни одного деревца, ни одной тени, никакой воды, да еще и встречные детишки бросаются в тебя камнями. И никто при этом не едет сюда на велосипеде. Кроме меня, конечно. Нет, этот мир явно болен.

Пограничники ни о чем меня не спросили, так что я, ни о чем не подозревая, направился в Босру, чтобы посмотреть на самый большой в мире древний амфитеатр.

Сирийцы сильно отличаются от иорданцев. Они более открыты, любопытны и, кажется, испытывают куда более теплые чувства к туристам. Чуть ли не каждый встречный хотел завести со мной разговор (к сожалению, на арабском ). В отличие от иностранцев, среди местных были велосипедисты, правда, большинство все же предпочитает мотоциклы. Не то, что в Иордании, где я вообще ни одного байка не встретил. А еще в Сирии всё довольно дёшево. Помня ответ на загадку о том, сколько у меня было с собой денег, это обстоятельство оказалось как никогда кстати.

Босра оказалась хороша — и старый город, и амфитеатр мне понравились, правда, там было полно назойливых типов. Но всего в паре сотен метров от центра я заглянул в небольшую столовку, и мне воздалось по полной: тамошние посетители оказались просто замечательными — даже между собой они общались без слов, не пытаясь при этом проверить, настоящая ли у меня борода. Нам всем было весело.

Путь из Босры в Дамаск был сущим адом: сильный встречный ветер, постоянный трафик, а сам город оказался  огромным бесформенным монстром.Впрочем, ничего другого я не ожидал. Забавно, я всегда готовлюсь к худшему, и никак не могу умереть. Не то чтобы я пытался, но скажу тебе честно — у меня с этим большие проблемы.

Несколько часов спустя я нашел дешёвое место для ночлега. Рискнув, я оставил свой велосипед на попечение продавца из местного продуктового ларька, а сам отправился договариваться о крыше над головой. Это удалось мне лишь отчасти — сотрудники одного из хостелов предложили мне разместиться у них на крыше. Оказалось, для них это обычное дело — там уже лежали штабелями другие бродяги и ждали меня. У них у всех были длинные бороды, грязные рюкзаки и ни копейки в кармане. Свои ребята. В итоге, человек, охранявший мой байк, не взял с меня за это денег, заявив, что я «дорогой гость в его стране». Что ж, спасибо, старина!

В Дамаске я провёл несколько дней и насколько я ненавижу большие города, настолько же мне понравился этот. Даже базарные бабки здесь меня не раздражали.

Растрогавшись, я  перепробовал, кажется, все виды уличной еды и под завязку закупился всякими продуктами, которые даже не знал, как есть. Некоторые из них, возможно, вообще для этого не предназначались. Также мне удалось найти веломагазин, продавец которого немного подлатал моего железного коня. Пребывания в Дамаске закончилась яркой вечеринкой в хостеле, на которую пришли все местные пьяницы с крыши. Кстати, и там, под толстым слоем грязи и волос, мне удалось разглядеть чеха. Пользуясь случаем, хочу передать привет Павлу из Праги!

Я взял курс дальше на север, в сторону Хомса и старейшего замка Крак де Шевалье. Ничего особенного на этом пути не приключилось, я лишь иногда встречал людей, совершенно не понимавших, почему это я сплю в палатке посреди чистого поля,  зачем путешествую на велосипеде, откуда и куда я еду, а также где, во имя Аллаха, находится Чешская Республика. Классика.

Прекрасный замок стоял на вершине крутого холма. От него мой путь лежал в город Амапея. Вот тут начались приключения. Порой казалось, что я был первым иностранцем, посетившим находившиеся на подступах к городу деревни. Местные жители постоянно окружали меня и болтали между собой на арабском. Их жутко веселил тот факт, что я их не понимал. Что же, это тоже классика.

Ну, и какая же классика без летящих со всех сторон камней.

— Добро пожаловать в Сирию! — и сразу молниеносная атака. Никак не могу привыкнуть к этому способу демонстрации гостеприимства. Местным сирийцам удалось превзойти самих себя — они пустили в ход не только камни, но и куриные яйца. Серьезно! Я так понял, что это была какая-то христианская деревушка, и я появился как раз на Пасху или нечто похожее. Люди ходили с иконами, пели песни, ходили с разными продукатми в руках, среди которой были яйца. Жара +40°C —  и тут тебе в лоб влетает эта штука. Я определенно понравился этим людям. Религия объединяет, о, да (попробовал бы Збиня появиться на велике в мичете — прим. Е. Ваенги).

В Апамее оказалось хорошо, тамошние руины ничуть меня не разочаровали. В близлежащем Хаме (ну, и название), впрочем, не было ничего интересного, кроме древних деревянных колес. Решив, что коней на переправе не меняют, я решил не обновлять ими свой велосипед. Следующие два дня на пути в Пальмиру я провел в тишине и спокойствии  — на пути мне не встретилось ни одной машины. Мы с великом были одни посреди воспаленной от зноя безжизненной пустыни. Тишина и пустота.

У меня было с собой (нет, не 75 ампул мескалина, как у Хантера Томпсона), а всего лишь 15 литров питьевой воды. Впрочем, подобно герою «Страха и отвращения в Лас-Вегасе», своих запасов мне хватило ненадолго. В итоге от неминуемой смерти меня спасли…менты. Вот так-то, но это Сирия, тут все не как у людей.

Пальмира меня сильно разочаровала — в отличие от той части Сирии, где я был до этого, город оказался настоящим туристическим гетто. Здесь все хотят от тебя только одного — денег. И им плевать, откуда ты приехал. Просто давай сюда наличные и вали своей дорогой во имя Аллаха! Продавцов всякой дряни на здешних руинах оказалось едва ли не больше, чем песка, камней и плесени. Такое вот место.

Чем дальше я ехал на север по направлению к теперь уже турецкому городу Аль-Ракку, тем больше Сирия сходила с ума. Жители приграничных поселений сидели вдоль дороги, только и делая, что крича вслед проезжающим мимо иностранцам: «Пошёл нахуй, дай мне денег, как тебя зовут» — кошмарная каша из ругани и попрошайничества. В отличие от детей из предыдущих мест, где мне довелось побывать, здешние ребятишки орудовали не только камнями, но и рогатками.

Впервые за поездку я столкнулся со столь современным оружием. Мне угодили мелкой галькой прямо в лоб. Это было очень больно, но я в очередной раз выжил. Осмотрев руины в Ресафе, я с комфортом переночевал у работавшего там немецкого археолога. Такой ночлег оказался очень кстати, поскольку всю ночь гремела жуткая гроза. Развалины были ничего, но к тому моменту я изрядно от них устал (да и ты, я думаю, тоже, но что поделать — это одни из главных достопримечательности Сирии).

Переправившись на противоположный берег Евфрата, я провел свою последнюю ночь в Сирии в гостях у одной местной семьи, поскольку не нашёл хорошего места для кемпинга. Дело было так: в одной из деревень я просто спросил, где тут можно переночевать, и один парень предложил мне остановиться у него. Обычно я с подозрением отношусь к такому гостеприимству, но тут ситуация была безвыходной. Я слишком устал, чтобы убить весь вечер на поиски места для ночлега.

Вписка оказалась сплошной комедией, тебе бы она понравилась. Общаться с людьми, которые не понимают ни слова из того, что ты говоришь — это круто. Слыхал про пантомиму? Обязательно овладей ей перед тем, как собраться ехать на Ближний Восток. Без нее тут делать нечего.

У хозяина дома было две жены. Та, что помоложе пялилась на меня часа два не моргая. Я слегка насторожился, но ничего не сказал. Что мне было делать? Я был их гостем. Как бы то ни было, мне выдали огромную порцию еды, я  очень хорошо провёл время в этих странных гостях. К ночи, когда я собирался идти спать, вся деревня собралась на меня поглазеть. Я очень обрадовался тому, что на этот раз никто даже не пытался меня убить.

Это был отличный опыт, но в какой-то момент я почувствовал невероятную усталость от проявления такого пристального внимания к моей персоне! Порой хочется стать невидимкой и раствориться в воздухе. На следующее утро я преодолел несколько километров, отделявших меня от границы с Турцией. Как раз в тот момент ситуация в Сирии стала по-настоящему опасной. Даже для туристов.

Продолжение следует

Читайте также:

День борьбы с туризмом на Sadwave

Збинек Винтр: мастер-класс по интервью с грайндкор-группами

Отзывов (4)

  1. Федя

    Спасибо, читал с радостью!

  2. Познавательно.

  3. Никита

    когда будет вторая часть ребята?

    • как только разберемся с более срочными материалами. На данный момент, их у нас висит три штуки.

Добавить комментарий