Премьера на Sadwave: новые записи экзотического панка от TAM89 records

В апреле на французском лейбле Tian An Men 89, который вот уже 20 лет выпускает на виниле записи панк-групп из самых неожиданных стран мира, выходит сразу семь новых пластинок. Глава TAM89 Люк Хаас поделился с Sadwave треками с готовящихся релизов и рассказал, как ему удается вести дела лейбла, постоянно путешествуя по миру.

Luk1

Беседовал: Денис Алексеев
Фото: из архива Люка Хааса

В мире должно быть что-то незыблемое и постоянное: белые медведи на Северном полюсе, пингвины — на Южном и семерки Tian An Men 89 с записями панк-групп со всех уголков земного шара. Продукция лейбла — это своего рода панк-версия Lonely Planet: у меня уже давно вошло в привычку, отправляясь в какую-нибудь далекую экзотическую страну, спрашивать совета у Люка и у Эрика Бороша из группы VIALKA. Эти двое забыли о панк-географии больше, чем мы все когда-либо знали. И, конечно, писать по всем адресам, которые можно найти на конвертах региональных сборников TAM89.

Рецензии на продукцию лейбла в “Ножах и Вилках” десятилетней давности были сногсшибательными в том смысле, что все это не укладывалось в голове и заставляло каждый раз брать в руки карту и искать: “Так… и на каком континенте находится этот чертовый Myanmar, и что это вообще такое?!”.

Своим представлением о том, что панк — это нечто, что должно выходить за рамки в собственной голове, я обязан лично Люку и еще некоторым другим  гражданам этой планеты. Не удивлюсь, если однажды на TAM89 выйдет сборник под названием “Anarchy In Antarctica”, и это будет абсолютная победа. Впрочем, у меня такое чувство, что Люк уже давно победил.

По долгу службы глава лейбла последние годы находится в постоянных разъездах, что значительно помогает ему в поиске новых групп для издания. К сожалению, по определенным обстоятельствам, Люк Хаас не имеет права разглашать каких-либо подробностей своей профессиональной деятельности. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием.

Расскажи о новых релизах, которые сейчас готовятся на TAM89

В настоящий момент, весь материал для издания собран, подготовлен к печати и уже находится у меня на руках. Что касается групп, то давай по порядку.

Там будет ЧЕРНАЯ РАДУГА из города Бендеры, Приднестровье: замечательный панк в сибирском ключе.

Luk7

Черная Радуга - Война


Luk5

Первый в истории сборник марокканского панка на виниле. Семь групп, играющих в разных стилях: от грайнда, краста и кроссовера до классического панк-рока и “pashtuncore”. Данный термин был введен группой MARG. Как мне рассказывали, эта команда была первой, кто начал исполнять своего рода панк/альтернативу на языке пушту. Лидер MARG родился в пакистанском городе Пешавар, но недавно переехал в Исламабад. Сейчас это, скорее, рок-группа.

Riot Stones - EDAWLA


Luk6

Первая в истории компиляция индийского панка: четырнадцать групп самых разных жанров: панк-рок, гаражный рок, поп-панк…  собраны музыканты со всех концов страны — от Дарджилинга до Мумбаи, от Калькутты до Дели.

Punk On Toast - Democracy Is A Lie


Luk9

Сплит-семерка двух ливанских групп: DETOX (необычный и вдохновляющий политический панк) и BEIRUT SCUM SOCIETY (нечто среднее между гаражным роком, рокабилли и мощным жирным панком).

Beirut Scum Society - The More You Know (The Less You Feel)


Luk11

Семидюймовка группы MAZHOTT – чудесная панк-группа из Сирии. Команда собрана военными беженцами, которые в настоящий момент живут за рубежом. Они ждут, когда в их стране наступит мир, чтобы спокойно вернуться домой.

Mazhott - Mazhott


Luk10

Семерка с песнями от суринамской стрит-панк группы DE ROTTE APPELS, а также командами KEEP YOUR DAY JOB и ADHD из Гайаны. Первые играют мощный мелодичный панк, вторые —  хардкор.

De Rotte Appels - Punkers Tot De Dood!


Luk4Мерзкий и примитивный панк со вкусом пустыни на зубах. Все группы из Пакистана.

Choots - Death Tradition


Расскажи, как все это работает. Ты сам находишь группы для TAM89 или они первыми проявляют инициативу?

Обычно я сам связываюсь с группами. С тех пор, как я начал активно увлекаться музыкой и путешествовать, это вошло у меня в привычку. Впрочем, бывает и так, что команды находят меня сами, однако они редко оказываются интересными. Большинство из них даже не утруждается прочитать заявление TAM89, они просто хотят, чтобы я выпустил их пластинку (Люк Хаас старается издавать только те группы, которые не могут самостоятельно выпуститься на виниле из-за развернутых в их странах боевых действий и других веских причин – прим. Д.А.). Короче, обычно они не удовлетворяют моим критериям. Основную часть музыки для издания я нахожу в путешествиях, однако с конца 1990-х годов я начал использовать для этого Интернет. С ним поиски стали проходить гораздо проще и результативнее.

Можешь вспомнить пару историй о том, как Интернет помог тебе или наоборот помешал?

Не помню, чтобы Интернет хоть раз помешал мне в работе, напротив, он помог мне найти группы, с которыми я бы иначе не познакомился. Например, ребят из Суринама и Гайаны. Вообще, мои отношения с Сетью развивались бурно и напряженно. Свой первый электронный ящик я завел себе в 1996 году в университете Страсбурга. Доступ в Интернет осуществлялся только с университетского компьютера, из-под  черно-белого экрана DOS. Это было так ново! Я смог моментально связаться со своим другом из Монголии, это была настоящая революция. Потом, уехав в Афганистан, я оказался отрезанным от внешнего мира на целый год. В 1997 году я уже был в Уганде. Наша база располагалась в кустах близ границы с Суданом, никакого доступа в Сеть там, конечно, не было. Однако в центральном офисе моей компании, который находился в Кампале, в какой-то момент появился один-единственный компьютер с Интернетом. Я сообщил свой электронный адрес и пароль одному надежному коллеге, который время от времени проверял мою почту, распечатывал на бумаге письма и отправлял их с машиной, если та ехала в мою сторону. Первый сайт для TAM89 был сделан в Малайзии в 1998 году. Спасибо за это моему другу Джо Киддбилту, который в тот момент там жил. Однако в 2000-м портал закрылся. Тогда, находясь в индонезийском городе Тернат, я открыл новую веб-страницу для лейбла. В Ираке я заходил в Сеть из интернет-кафе в курдском городе Эрбиль, чьи компьютеры были подключены к шведскому спутнику. Наконец, году в 2005 я завел себе Facebook-аккаунт, и моя дорожная жизнь с тех пор преобразилась.

Расскажи, как тебе вообще пришла в голову идея выпускать записи панк-групп из “экзотических” стран?

В 1983 году я съездил в Польшу и влюбился в местный рок. Мне казалось, я нашел нечто интересное и совершенно замечательное со всех точек зрения: и с музыкальной, и с социальной, и с политической. После этой поездки я начала копать глубже, читать Maximum Rock-n-roll и искать информацию о роке из стран, где не говорят по-английски. Мало-помалу я узнавал все больше о панке и андеграунде из самых разных стран. Я родился во Франции, но при этом являюсь представителем малого германского народа, это помогло мне найти знакомых в тех странах, где люди не говорили по-английски. Чем больше я искал, тем больше находил, моя страсть к путешествиям сильно мне в этом помогла (свою первую поездку я совершил в 18 лет). В 1986-87 годах я посетил Чехословакию, Венгрию и Восточную Германию и познакомился с огромным количеством замечательных людей из андеграунда. Я решил помочь им выпускать записи. Так появился кассетный лейбл Ukrutnost Tapes (“Зверство” чеш. – прим. Д.А.).

Впрочем, через несколько лет его деятельность прекратилась, так как кассеты оказались не лучшим форматом для распространения музыки. В 1980-х они стоили дешево, однако копировать их дома было ужасно скучно – надо было тупо сидеть и переписывать материал с одной пленки на другую. В 1992-м я устал выпускать кассеты и съездил на чешский виниловый завод Gramofonove Zavody, который до сих пор находится в городе Лоденице.

Я спросил о ценах, они оказались приемлемыми, к тому же, с GZ можно было договориться о печати пластинок малым тиражом. Во Франции или Германии было невозможно напечатать 500 пластинок, минимальный заказ составлял 1000 штук, а если ты хотел сделать меньше, то приходилось платить больше – это был нонсенс! К счастью, с помощью чехов эту проблему удалось решить, и в 1993 году я выпустил свой первый винил: сплит-семерку с румынскими группами под названием “Revolutie”. К тому времени я успел посетить  не только Румынию, но и Китай, Таиланд, Лаос, Малайзию, Сингапур, Гонконг, Остров Реюньон, Республику Маврикий, Тайвань, Филиппины, Марокко, Иран, Тунис, Турцию, Северный Кипр, СССР и другие страны. В поездках я познакомился с огромным количеством музыки, которую мне захотелось издать.

Luk2

Давай немного поговорим о Польше. Начало 1980-х в этой стране было временем подъема профсоюза «Солидарность». Ты сталкивался с его деятельностью? Мне кажется, окунуться в польский рок и при этом избежать контактов с протестным движением, было все равно, что побывать на концерте ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ в 1980-х, но ничего не знать о Перестройке.

Да, действительно, готовясь к поездке в Польшу, я активно следил за событиями, связанными с “Солидарностью”. Но по приезду туда узнать что-то об этом профсоюзе стало гораздо труднее. К тому времени многие активисты “Солидарности” находились под арестом, а в стране был введен режим военного положения. Более того, мои друзья по переписке оказались чуть ли не детьми, и хотя все они поддерживали “Солидарность”, никто из них не был активным участником движения. Тем не менее, я не переставая просил познакомить меня с кем-нибудь оттуда, и, наконец,  эта встреча состоялась. Правда, она носила очень сдержанный и осторожный характер. Я до сих пор храню пластиковый значок “Солидарности”, подаренный мне тогда рабочими. Вернувшись во Францию, я приколол его себе на одежду и носил рядом со своими панковскими и антиядерными значками.

Распространением релизов TAM89 занимается французский лейбл Darbouka Records. Это два разных проекта или одно целое?

Это две разные вещи. С будущим главной Darbouka records Фредом мы познакомились в 1990-х. Он написал мне, послушав радиопередачу, которую я тогда делал. У нас оказались схожие музыкальные вкусы, хотя ему нравился и метал. Когда я начал делать TAM89, он вдохновился этой идеей и открыл собственный лейбл Darbouka. С тех пор мы сотрудничаем. Он распространяет мои записи, так как я не могу заниматься этим в силу своего образа жизни и постоянных разъездов. Четыре года назад мы вместе выпустили семерку алжирской хардкор-группы DEMOKHRATIA, также Фред участвовал в издании марокканской компиляции, которая выйдет в апреле. Он испытывает особый интерес к североафриканскому региону. В том числе, потому что его отец тунисец.

По какому принципу ты отбираешь страны, в которых ищешь группы для издания? Есть ли какие-нибудь особые критерии?

М-м-м, да. Я не хочу выпускать группы из Западной Европы, Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии или Японии. В общем, из тех стран, которые мы по-дурацки называем “первым миром”. Моя цель – это издавать записи из тех уголков света, где панки до сих пор ни разу не выпускались на виниле. К примеру, на 2015 год у меня запланированы релизы из Мальдив, Вьетнама, Анголы, и, возможно, Туркменистана, Зимбабве и Камбоджи.

Тебе приходилось сталкиваться с проблемой языкового барьера? Насколько подобные трудности вообще типичны, когда занимаешься выпуском групп из “экзотических” стран?

Нет. Как правило, я общаюсь со своими иностранными знакомыми по-английски, и большинство тех, с кем я имею дело, хотя бы чуть-чуть на нем говорят. Также я владею немецким, французским и обладаю определенными навыками, чтобы не потеряться в Китае, России, Испании, Албании, Индонезии и других странах.

Как ты думаешь, должны ли панк-группы петь на английском или им стоит использовать для этого родной язык?

Мне кажется, родные языки во много раз лучше. Петь по-английски скучно, его используют слишком много групп. А вообще, какая разница? Нам не нужны стандарты, нас интересуют творческие способности! В большинстве случаев, на родном языке их проявить легче. Конечно, это не касается групп, которым нечего сказать, а таких, к сожалению, хватает.

В чем основная разница между панком из государств-метрополий и стран “третьего” мира?

В последнее время граница между ними становится все более размытой, потому что у всех есть доступ к Интернету, и каждый может узнать о любом направлении панка практически молниеносно. Однако часто из-за более суровых финансовых условий, некачественных инструментов, отсутствия студий и прочего записи групп из стран “третьего” мира звучат более грубо и сыро.

Почему ты издаешь только панк-музыку? У тебя никогда не было желания выпустить какую-нибудь электронику или фолк?

В TAM89 я сосредоточился на панке, однако дома слушаю абсолютно разную андеграундную музыку со всех концов света. Это может быть и народная музыка, и старый рок Азии или Среднего Востока, и прог-рок, и реггей, и записи африканских народных инструментов. Я не очень люблю электронику, хотя много лет назад мне нравились группы типа ZODIAK.

Как ты считаешь, имеет ли место в панк-среде дискриминация музыки, происходящей из “необычных” стран?

Я бы не назвал это дискриминацией.  Да, интерес к такой музыке, как правило, не столь высок, но это нормально. Большинство людей ленивы, когда дело касается вопросов культуры. Они не хотят, чтобы их провоцировали на поиск чего-то нового, им неинтересны необычные вещи. Многие будут, скорее, раз за разом пересушивать записи проверенных исполнителей. Так уж они устроены.

Для своих релизов ты стараешься отбирать начинающие группы, которые еще не успели выпустить ни одной записи, или локальные звезды тебе тоже интересны?

Хм, я никогда не выпускал “звезд”. Более того, не думаю, что панк-группы, которыми я занимаюсь, когда-либо смогут ими стать. Даже марокканская команда HOBA HOBA SPIRIT, которая на данный момент достаточно известна у себя на родине, в масштабах страны по-прежнему остается маргинальной. Марокканцы особо не слушают рок-музыку. Местное общество по-прежнему очень консервативно, даже несмотря на то, что за последние годы в этой стране многое поменялось. В фильме Marock, который вышел несколько лет назад, хорошо показано, что перемены начинаются с появлением среднего класса и повсеместного доступа в Интернет. У Марокко есть все предпосылки к тому, чтобы стать более цивилизованным государством. Исторически эта страна была тесно связана с Францией и Испанией, так что граждане имели возможность смотреть иностранные телеканалы. Кроме того, у многих марокканцев есть родственники во Франции и других зарубежных странах. Начиная с 1980-х, во французском панк-андеграунде появилось много выходцев из Марокко, Алжира и Туниса. Это, по идее, должно было благоприятно сказаться на общественном климате в стране.

Возвращаясь к твоему вопросу, все зависит от того, что ты понимаешь под “звездами”. Я хотел бы когда-нибудь издать записи своих любимых групп, которые пользуются у себя в стране некоторой известностью. Я говорю, к примеру, о тайцах  LTK COMMUNNE (LOH TSUI KWEH COMMUNE), китайцах XTX (XIE TIAN XIAO) и группе HWANG SHIN AE BAND из Южной Кореи. Эти команды с экспериментальных окраин панк-андеграунда с натяжкой можно назвать знаменитостями. Я хотел бы выпустить записи этих коллективов из любви к их музыке и в качестве дипломатического хода. Правда, в рамках TAM89 это вряд ли осуществимо. Скорее, данную работу стоит поручить некоему подлейблу, который я надеюсь когда-нибудь открыть.

Мог бы ты назвать группы, ставшие известными после сотрудничества с TAM89?

Думаю, таких немного. Как правило, группы, которые я издаю, остаются в андеграунде или быстро распадаются. Век большинства команд с моего лейбла был недолог. Однако есть и исключения: TECTONIC (Румыния), TURBOREANIMACIJA (Литва), прославившиеся в кругах металлистов DONPHEEBIN (Таиланд), JERUJI (Индонезия), HOSENFEFER (Косово), ВИТАМИН РОСТА (Татарстан), РЕВОЛЬВЕР (Карелия), BRAIN FAILURE (NAO ZHUO, Китай). Все эти группы выпустили несколько альбомов после того, как издались на TAM89, а ребята из КНР как минимум, дважды съездили в тур по Штатам. Группу СЛЕЗЫ СОЛНЦА из Узбекистана приглашали в Кабул на первый афганский рок-фестиваль. Команда DEMOKHARTIA из Алжира дважды ездила на гастроли в Европу, прокатившись от Норвегии до Италии, и выпустила сплит-пластинку с одной израильской группой. Все это произошло в рамках DIY-сообщества, так что для андеграунда, я считаю, это довольно серьезное достижение.

HOSENFERER — лютый косовский MOTORHEAD

В группе ЧЕРНАЯ РАДУГА, запись которой ты выпустишь в апреле, играют выходцы из Приднестровья. Как ты нашел эту страну,  ведь ее до сих пор нет на карте? Поддерживаешь ли ты сепаратизм и национально-освободительные движения?

Я попал в Приднестровье в 2011 году. Я не поддерживаю никаких политиков ни в одной стране, потому что в большинстве случаев они представляют собой коррупционеров, которые жаждут власти. Кроме того, я ненавижу патриотизм и национализм. Однако, будучи представителем немецкого национального меньшинства, я поддерживаю борьбу малых народов за самоопределение, если оно действительно им нужно. Как правило, быть представителем нацменьшинства не очень круто – с официальной точки зрения, тебя не существует, кроме того, тебя могут репрессировать и презирать. Тем не менее, мне не кажется, что независимость – это всегда лучший выход из ситуации. Борьба за нее

увеличивает число политиков и умножает количество несовершенных систем. Войны и вооруженные конфликты — это полное дерьмо. Однако мы, люди, воевали друг с другом на протяжении всей своей истории. Это кажется неизбежным из-за человеческой жадности, ревнивости и глупости. Порой нищеты и репрессий достаточно для того, чтобы народ восстал. Это часть жизни, я думаю. Что мы можем с этим сделать? Мне хочется пожелать всем никогда не испытать на себе ужаса войны. Во время боевых действий многие из тех, кто раньше были людьми, становятся похожими на диких животных, совершая ужасные, преступные вещи.

Одна из твоих новых пластинок называется “Nevermind The Taquacore”. Таквакор – расхожий термин для обозначения мусульманских панк-групп. Что ты думаешь о влиянии ислама на панк-рок?

Панк в мусульманских странах является такой же формой протеста, как и в любых других местах. Озлобленная молодежь берет в руки гитары и старается насолить истеблишменту. Одни пытаются насолить исламу, подвергая себя определенному риску, другие же избегают религиозных тем. Трудно обобщить. Это все равно, что спросить, как влияет на панк христианство. Здесь ведь всего понемножку. Ислам и христианство — это очень разветвленные религии с множеством школ и учений. Некоторые из них толерантны, они не обращают внимания на рок и музыку вообще. Другие носят экстремистский характер. Религия на макроуровне в большинстве случаев имеет тесные связи с политикой, даже если на микро-уровне она воспринимается как культурный и социальный феномен.

Собираешься ли ты продолжить выпуск панк-путеводителей по экзотическим странам вроде твоей книги “Discography of Eastern European punk music 1977-1999”? Кстати, было бы неплохо иметь панк-версию “Lonely Planet”!

Да, это было бы круто, я думал об этом. Но у меня сейчас нет на это времени. Думаю, что, уйдя на пенсию, я займусь чем-нибудь подобным. Впрочем, это едва ли будет похоже на  Lonely Planet, так как я никак не смогу собрать всю необходимую актуальную информацию по каждой из стран. Скорее, моя работа будет представлять собой своеобразный путеводитель по музыкальному андеграунду с историями о личных знакомствах с музыкантами из разных стран и, может, рецензиями на музыку со всех уголков планеты.

Собираешься ли ты опубликовать дискографию азиатских панк-групп, которая пока представлена только в электронном виде?

Нет, пока это слишком дорого для меня. Я планировал вывесить дополненную версию “EASTERN EUROPEAN DISCOGRAPHY” в виде электронной книги и работал на этим четыре месяца, написав более четырехсот страниц. Но затем большая часть моих трудов пропала из-за какой-то ошибки в программе. Похоже, китайский шрифт Simsun вступил в конфликт с кириллицей. Так что на данный момент я просто не знаю что делать —  у меня нет сил набирать все это снова.

Тебе известны какие-нибудь группы с Северного Кавказа? Особенно из Чечни, Ингушетии и Дагестана?

Единственная группа из этого региона, которую я знаю – это чеченцы БЕКХАН, они играют неплохую музыку в стиле КИНО. Мне, правда, хотелось бы, чтобы они больше пели на чеченском языке, чем на русском. Еще я слышал одну группу из Адыгеи, найдя их выпущенную “Мелодией” пластинку на какой-то “тезиковке” (Тезиковка — название крупнейшего блошиного рынка в Ташкенте — прим. Д.А). Не помню ее названия, но пела она на адыгейском. Также я издавал группу ЗУБЫ из Кабардино-Балкарии. Вот и все. Как видишь, особо похвастаться нечем.

Расскажи о французском панке. Что интересного произошло в нем за последние 25 лет?

Я думаю, ключевым моментом в этой области был успех BERURIER NOIR. Это была очень злая команда с крутыми текстами и прекрасным чувством юмора. Она быстро стала весьма популярной, сплотив вокруг себя тысячи людей со всей страны и даже из Канады. У них был революционный запал, который по-настоящему вдохновил молодежь на то, чтобы начать что-то делать. К сожалению, в итоге, эта волна схлынула безвозвратно. Ситуация на политической арене становилась все хуже и хуже. BERURIER NOIR были по-настоящему великой группой, за внезапным подъемом которой было очень интересно наблюдать.

BERURIER NOIR — панк-клоуны против свиноликих полицейских и правых

Раз уж ты упомянул такое важное качество, как чувство юмора, что, по-твоему, является хорошим чувством юмора? Мог бы ты привести пример?

Хорошее чувство юмора — это умение увидеть абсурдность той или иной конкретной ситуации, а также мира в целом. Важно не относиться к себе слишком серьезно – мы ведь всего лишь мимолетные вспышки, возникающие в этом мире. Хорошее чувство юмора позволяет людям высмеивать такие ужасные вещи, как царящую повсюду несправедливость, отсутствие тех или иных свобод и так далее. Смех дает силу тем, кто не имеет доступа к политическим и экономическим рычагам влияния. Сейчас юмор нужен миру как никогда, потому что очень многие вещи в нем в той или иной степени проебаны. Мне нравятся люди, которые обладают самоиронией, но при этом продолжают хорошо и честно трудиться в своей области.

Как ты проводишь свободное время, находясь в поездках?

Точно так же, как и во Франции: изучаю местную сцену, читаю, лазаю по Интернету, подготавливаю будущие релизы, общаюсь с друзьями, гуляю, слушаю музыку, смотрю фильмы и так далее. Ничего необычного, в общем. Конечно, все зависит от страны. Например, в таких местах, как Восточная провинция Конго, нет рок-групп и заняться там ровным счетом нечем — остается только ходить за пиццей на берег озера Киви и играть с друзьями в петанк.

Наверняка, находясь в “экзотических” странах, ты ходишь на концерты. На каком последнем из них ты был?

Да, конечно, хожу. Последний раз это был концерт, кажется, в Абхазии, на набережной Сухума, там выступало несколько местных старых хард-рок групп. Еще я часто вспоминаю интересные и даже героические концерты, посещенные мной во Вьетнаме, Таджикистане, Тайланде, Тайвани,  Уганде и других “необычных” странах.

Можешь вспомнить самый героический?

Наверное, это был концерт под открытым небом в одной лаосской деревне. Там играла группа, состоявшая из рабочих с местной лесопилки. Это был не панк, но атмосфера была очень наэлектризованная, все были пьяны и танцевали, как психи. Шел проливной дождь и все были вымазаны в грязи. Кажется, это было в 1990 году. Еще я нежно вспоминаю свой первый концерт в Польше. На дворе стоял 1983 год, выступала реггей-группа из Израиля, а публика состояла сплошь из местных панков и растаманов! Отличный был вечер.

Получается ли у тебя иметь личную жизнь при таком образе жизни? Постоянные разъезды, вовлеченность в панк-андеграунд…

Я пытался, но нет, наверное, это невозможно. Сейчас я разведен. Брак накладывает на тебя определенные обязательства. Чтобы этот союз был успешным, необходимо полное понимание со стороны партнера. Но я не унываю, будучи холостяком, мне проще путешествовать и выпускать записи – не надо все заранее согласовывать и обсуждать с супругой. Кто знает, может, однажды я встречу идеально подходящего мне человека.

 

Группы с разных концов света: выбор Люка Хааса

 

По просьбе Sadwave Люк Хаас составил список групп, которые произвели на него впечатление в последнее время.

1. BARBED WIRE — панк-группа из Японии с вокалистом-марокканцем, который поет на японском языке. Отличный пример современной глобализации.

2. LTK COMMUNE из Тайваня. У них классная музыка и прекрасное чувство юмора.

3. Политизированные фолк-панк группы из Франции LES SARKOFIOTTES, 100 RAISONS и LAREPLIK.

4. BLACKBIRD RAUM из США. Да, я испытываю некоторую слабость к фолку. Вообще, мне нравятся многие современные коллективы, правда, не думаю, что завтра о них будут трещать на каждом углу.

Отзывов (7)

  1. Сэдвэйв становится интереснее.)

  2. очень интересно было почитать, спасибо большое

  3. увалень

    единственное, что в этой публикации не вызывает судорожной зевоты, так это песня этой чёрной радуги, так и ту криворукие залили в каком-то обрезанном виде.

    • о, я уже испугался, что с тобой что-то случилось. жив, курилка

      • увалень

        руфтопс уезжают в иуропиан тур, стоит ли нам, верным фанатам сэдвэйва ожидать серию чумовых статей про их приключения, столь же увлекательных, как и отчёты о туре джарс?

        • Никто не может запретить верным фанатам Сэдвейва ожидать чего угодно

  4. Исаак Бабелёк

    Панк из Индии , это Вам не джинсовые шортики Руфтопс .

Добавить комментарий