Стокгольмский первомай

Нам удалось сэкономить на завтраках достаточно медяков, чтобы самим отправиться в Швецию. И что вы думаете? Представьте себе: первомайское шествие. Стокгольм. Анархисты с самого утра собираются у одной из центральных станций метро. Ментов нет, а те, что есть, ходят с туннелями в ушах, сидят в айфонах и улыбаются.

Текст: Служба вчерашних новостей Sadwave

Несколько лет назад, когда песок еще не так отчетливо скрипел у нас на зубах, а волосы из носа не нужно было выдергивать садовыми щипцами, мы решили взять интервью у шведской группы Traktor. Да-да, ТРАКТОР. Можете себе такое представить? Нет? Сразу видно, что 2000-е прошли для вас безболезненно. Будучи наивными и восторженными энтузиастами, мы хотели проникнуться жизнью скандинавов настолько, насколько это было возможно посредством интернет-переписки. Нам хотелось узнать о Швеции все: от количества сквотов и панк-групп на душу населения до политической и социальной обстановки в стране. Стыдоба да и только. Впрочем, давно не удивлявшиеся ничему «трактористы» быстро остудили наш пыл. На все наши пространные вопросы об их родине сытые потомки викингов ответили одной-единственной фразой:»Sweden is ok».

Надо ли говорить, что нашему негодованию не было предела. Мы так старались, а они…больше мы группу Traktor никогда не слушали, постаравшись сделать все, чтобы стереть эту историю из нашей памяти (как видите, безуспешно — сердечные раны не заживают). Прошли годы, и вот, нам удалось сэкономить на завтраках достаточно медяков, чтобы самим отправиться в Швецию. И что вы думаете? Представьте себе: первомайское шествие. Стокгольм. Анархисты с самого утра собираются у одной из центральных станций метро. Ментов нет, а те, что есть, ходят с туннелями в ушах, сидят в айфонах и улыбаются.

От метро колонна неспешно перемещается в исторический центр города к месту начала шествия. На местном Арбате толпа человек в семьдесят внимает говорящей в мегафон девочке, чья речь нашпигована словами «антифашизм» и «свобода» как творожная масса изюмом. Толпа медленно ползет к королевскому дворцу, по дороге впитывая в себя все больше и больше обладателей черно-красных знамен. Впереди гордо шагают семейные пары с колясками. В большинстве из них, как ни странно, действительно похрапывают дети, хотя в некоторых переваливаются с боку на бок бутылки с чем-то горючим. Впрочем, едва ли с коктейлем Молотова.

anarchystock-1

Мы встречаем Даню, живущего в Стокгольме автора лучшего в мире музыкального трекблога Banned in Russia. Он знакомит нас с гитаристом своей группы, жизнерадостным рослым шведом, который при желании наверняка мог бы работать моделью для какого-нибудь стритвеер-бренда. В руках у него стаканчик с кофе-ту-гоу из одного из местных старбаксов, которых в Стокгольме, кажется, больше, чем людей, но меньше, чем русских туристов. Последние кривятся, вдавленные анархистами в двери сувенирных магазинов — чуть ли не единственные лабазы, работающие первого мая. Хочется гаркнуть им в лицо: «Ебашь военкоматы», но лень — все равно не удастся перекричать шведов, горланящих непонятный для иностранцев слоган: «800 комнат — ни одного человека». Эти слова адресованы администрации королевского дворца, мимо которого пролегает маршрут процессии.

anarchystock-2

От многосотенной толпы его охраняют четверо скучающих стражей порядка в ярко-желтых жилетках. Митингующие возмущены, что такое огромное здание простаивает практически пустым. Единственные люди, которым разрешено здесь жить (и то временно) — это представители зарубежных правительственных делегаций, приезжающих в Стокгольм по делам. Интересно, сколько свободных комнат есть в Кремле? Финальная точка шествия — залитая солнцем площадь перед музеем Нобеля, сердце старого города. На крыльце музея построили сцену, где уже начала настраиваться безымянная панк-группа. Ее участникам хорошо за сорок. На гитаристе футболка Ramones, на басисте — «Классовая война». Лысеющие полненькие музыканты приветливо кивают людям с анархическими знаменами. Они играют с такой неподдельной радостью, как будто все их песни о любви и каникулах, что явно не так, судя по поднятым вверх кулакам и долгим речам между композициями. «Мы играем панк», — говорит вокалист, и это напоминание кажется действительно важным, учитывая исходящие от группы волны доброты и веселья.

anarchystock-3

К нам подходит человек в деловом костюме и зализанными назад волосами. Он предлагает нам заполнить какой-то бланк и вступить в местную анархическую организацию. На его пиджак надета такая же желтая жилетка, как у полицейских. Справа от сцены стоит шатер «народной кухни». Здесь анархисты за смешные по местным меркам деньги (10 крон — около 50 рублей) продают веганскую шаурму. Даня говорит, что ее делают из продуктов, найденных на помойке. Он и сам этим занимался, когда устраивал концерте в городке под Стокгольмом, где находится его университет. Залезал на задний двор супермаркета с кусачками, вскрывал запечатанные мусорные контейнеры и набивал заранее припасенные пакеты не успевшей испортиться едой.

anarchystock-4

Раньше владельцы магазинов зарывали просроченные продукты в землю, однако их стали раскапывать свиньи. Тогда продукты начали посыпать битым стеклом, и животные начали умирать. Это вызвало бурю протестов среди сознательных скандинавов, и вскоре все вернулось на круги своя. Желая поддержать местных энтузиастов, мы заплатили им в два раза больше, чем они просили. Запивая шаурму самодельным коктейлем виски-кола, который мы таскали с собой в пластиковой бутылке, мы подумали, что зря в свое время обиделись на учатников Traktor. Sweden действительно из окей, и добавить тут нечего.

anarchystock-5

Добавить комментарий