В плену у лягушатников: никогда еще Варг не был так близок к провалу

Пять лет. Ой, то есть, три дня. Ровно столько норвежец Варг Викернес из ван-мен бэнда Burzum просидел во французской тюрьме, куда его поместили за хранение четырех винтовок. Теперь ему светят другие обвинения – всего лишь в расизме. Sadwave размышляет над тем, как сложится судьба Варга — человека и символа целого поколения поджигателей.

varg

Текст: Павел Дуев
Иллюстрация: Петя LastSlovenia

Никогда не понимал культа вокруг Варга Викернеса. Его биография может считаться яркой лишь по обывательским меркам. Из ряда судеб коллег по цеху она не выбивается. Это ясно даже мне, человеку, всем достижениям тяжелой музыки предпочитающему группу ЭСТ.

Убийство? Довольно заурядный случай. Вспомним, например, немцев из Absurd, которые, отсидев всем составом, скрывались от повторного срока в солнечной Бразилии. Подобно Варгу, они имели шикарные шансы стать объектом культа всеядной молодежи. Пора перечесть Ницше: «Какое облегчение — встретить еврея среди немцев», «Немцы — один из наиболее бессмысленных народов, не давших миру практически ничего в культурном плане» и так далее, и так далее.

Из любителей сжигать церкви можно собрать целый футбольный чемпионат. Метал есть метал. Даже сладкие Helloween могут похвастаться удавившимся музыкантом-шизофреником. Похоже, на Викернеса просто с неба упал нехилый пиар. Так же, как группа Nirvana обязана буму своей популярности в России предприимчивым торговцам, завалившим все вещевые рынки майками с надписью “Rape me”.

Впрочем, Варг был все-таки поумнее типичного немецкого металиста, поэтому культивировал свой образ властителя дум, придав себе внешние черты постного пастора из глубинки. Его поучениям, правда, также не хватало перца.

В новостях об аресте этого героя ушедшей эпохи меня зацепило одно. Не то, о чем шумели социальные сети — полицейский произвол, найденный у него скромный даже по европейским меркам арсенал, спорная догадка журналистов, назвавших его последователем Брейвика.

Это вообще второстепенно – данная парочка стилистически хорошо вписалась бы в какую-нибудь скандинавскую драму среднего пошиба. Они могли бы сыграть двух братьев — городского пижона и сельского недотепу, бросивших вызов миру, но не способных преодолеть въевшуюся в них протестантскую этику отцов.При этом они даже не понимали, что по сути являются точными копиями слабаков-родителей, которых они презирали.

Это все неважно. Что меня смутило, так это место ареста. Я и не знал, что задержанный проживал во Франции.

Здесь каждый второй представитель иностранного легиона скажет, что планирует взломать арсенал и устроить кровавую бойню в арабском квартале. Всегда очевидно, что это пустая бравада эмигрантов, выслуживающихся перед местными. Ни это ли, кстати, заставило и Варга прикупить оружие? Похвастаться перед новыми соотечественниками во время аперитива, многозначительно бросив пару ни к чему не обязывающих фраз.

Первые дни пребывания в Париже меня время от времени посещала мысль, что надо доехать до магазина «Леруа Мерлин» и прикупить нож для ковролина, который будет не жалко выбросить перед отъездом. Вино выходит через поры и пропитывает всю одежду потом. Впрочем, это скорей из-за жары, а не из страха. Смотришь на соседей по подземке, поздравляющих друг друга с Рамаданом, и ничего не происходит.

Оказывается, жить вполне можно. Надо только привыкнуть к вечной суете и хаосу и начать наслаждаться алкоголизмом с национальным колоритом. Педиковатые гробовщики, хвастающиеся успехами в тайском боксе и угощающие черешней, за которой сбегали в соседний магазин. Рядом непременный для каждого локального бара бывший охранник или шофер Ельцина.

Обреченно примериваешься, куда бы ебнуть двум представителям позорной колониальной армии, и тут старший жмет тебе руку двумя своими, как в комедии Гайдая. Разные культурные коды. Страна этикета и пьяных скабрезностей. Как правильно обозначил своих соотечественников Гюго, это отходчивые любители пошуметь, уверенные, что несут на плечах груз просвещения. Негр включает электрошокер в баре, чтобы устроить фейрверк.

Такой мне явилась аллегория современной Франции в душном баре, в городишке выросшем на развалинах Римской империи. Правда, любительниц потрясти батонами на публике все еще тоже хватает.

Пиар Варга посыпался после выхода на свободу – так часто прокалываются знаменитые узники, потерявшие за время отсидки связь с реальностью. Тот факт, что его арест произошел именно во Франции, демонстрирует только одно – финальные главы книги жизни якобы главного блэк-металиста Норвегии превращаются из скучной скандинавской драмы в фарс. Окончательно это стало очевидно, когда его выпустили на свободу через позорные трое суток, как какого-то мелкого хулигана.

Уж лучше бы сослали в Кайенну, но масштаб не тот – и у эпохи, и у возмутителя спокойствия. Вместо этого, власть кинула ему подачку — по последним сообщениям, Варг пойдет под суд, но лишь за расистские высказывания. И что он будет делать теперь? Месяцок убирать собачьи какашки и подметать окурки с улицы? Или просто получит условку, чтобы как в комедиях про инспектора Жюва весело приветствовать комиссара полиции, зашедшего с дежурным обходом пропустить стаканчик рикарда?

Арест по-французски — это совсем не метально.

Отзывов (4)

  1. Великолепная статья.
    В Париже возникали такие же ощущения, за ножом не поехал, но покупал бухло только в стеклянных бутылках, не отказался от аргументов.

  2. Lapkin

    Неожиданно трезвый и приятный материал рукоплещу

  3. «А давайте напишем о Варге!»

  4. клешня

    вопрос: как назывались бы «флинстоуны», если бы они были про черных?
    ответ: не*ры.

Добавить комментарий