Малоизвестный Тони Слай: задира и хулиган

31 июля исполнился ровно год со дня смерти вокалиста No Use For A Name Тони Слая. В память о фронтмене одной из самых умных поп-панк групп в истории жанра Sadwave публикует малоизвестные воспоминания о детских годах Тони, написанные его близкими.

Принято считать, что поп-панк – это легкий жанр. Многие воспринимают его как своеобразного внебрачного сына «серьезного» панк-рока и поп-музыки, чье предназначение – это в лучшем случае быть хорошим саундтреком для вечеринок, а в худшем – плохим. И хотя поп-панк появился практически одновременно с «настоящим» панк-роком (будущие участники Buzzcocks решили основать группу, посетив одно из первых шоу Sex Pistols), наиболее острый пик популярности этой музыки пришелся на середину 1990-х годов.

Тогда мейджер-лейблы кинули подросткам кость в виде Green Day и The Offspring, на что андеграунд ответил скорострельными альбомами NOFX, Pennywise и No Use For A Name. Разница между первыми и вторыми заключалась не только в подаче и напоре, но и в более глубоком подходе к делу. Если едкие NOFX позволяли себе выкрутасы, недоступные для стремительно повзрослевших коллег по жанру, то вокалист No Use For A Name Тони Слай пел о любви с такой проникновенностью, что творения многих его собратьев по грядке казались бесконечными вариациями на тему «Ты отказала мне два раза, не хочу сказала ты».

Запись одного из концертов No Use for a Name

За 26 лет активной деятельности (как в рамках группы, так и сольного акустического проекта) Тони Слаю удалось стать для тысяч слушателей этаким мудрым старшим братом, всегда готовым выслушать и без лишнего назидания дать нужный совет в трудную минуту. В последние годы вокалист No Use For A Name страдал от распространенной среди музыкантов межпозвоночной грыжи, которая в конечном итоге и свела его в могилу. Тони Слай умер 31 июля 2012 года на 41-м году жизни.

В память Тони его близкие открыли мемориальный сайт, где стали делиться своими воспоминаниями о покойном музыканте. Sadwave отобрали из этого архива два небольших текста, которые тронули нас сильнее других.

Перевод: Роман Райков, Вадим Гуров

 

Тони Слай был моим школьным врагом

 

Текст: Энди Свит
Вероятно, это не лучшее название для рассказа, но поверьте, это хорошая история. В детстве мы с Тони жили на одной улице. Он был на пару лет старше, мы учились в одной школе. На переменах и даже возле дома меня постоянно задирали старшеклассники. Тони был одним из них. В итоге все накалилось до такой степени, что после первого же года обучения родители перевели меня в другую школу от греха подальше. Прошло 15 лет. На дворе стоял 1996 год. Я учился в Массачусетском колледже и часто тусовался с парнем, у которого была своя радиопередача на местном студенческом радио.

Как-то раз он показывал мне свою коллекцию пластинок и других памятных вещей, которыми он успел обзавестись за годы обучения. Среди них был фотоальбом. Его хозяин продемонстрировал мне снимок, на котором тот был запечатлен вместе с Тони Слаем, фронтменом своей любимой группы No Use For A Name. «Эй, да это же тот парень, что задирал меня в школе!», — внезапно вырвалось у меня.

Затем жизнь сложилась так, что я устроился промоутером в концертное агентство Tahoe Agency. На тот момент оно представляло интересы многих групп. Порой мне приходилось пересекаться по работе и с No Use.

Как-то раз я проводил выходные в Сан-Хосе, и меня одолела тоска. Я решил наведаться в местный клуб Cactus, где в тот вечер играли мои друзья из группы Soda. Выступив, ребята толпились вместо своими знакомыми у бара, громко и оживленно общаясь. И тут в этой гудящей толпе я заметил Тони.

Нас представили друг другу. Никогда не забуду этот момент. Помню, как сказал: «Привет, Тони, меня зовут Энди Свит». Его глаза округлились. «Вот дерьмо!» — воскликнул он. Тони подозвал свою невесту Бриджит и Мэтта Ридла (басиста No Use For A Name – прим. Sadwave). Он сказал им буквально следующее: «Помните, я рассказывал, что в школе был главным задирой? Этот человек знает об этом не понаслышке!». Мэтт сразу предложил мне свою помощь. «Мы подержим его, если ты захочешь ему врезать», — сказал он.

В итоге мы с Тони провели отличный вечер в баре, разговаривая обо всем на свете. Было совершенно ясно, что ему ужасно стыдно за то, как он вел себя в детстве. Я сказал, что не держу на него зла, ведь мы были детьми. «По большому счету, все это помогло мне повзрослеть», — произнес я.

Мне показалось, что эти слова застыдили его окончательно. Но в целом, он вырос, став по-настоящему приятным парнем.

Через пару месяцев я случайно встретил его в Сан Хосе. В то время No Use только-только выпустили альбом Making Friends. Тони пригласил меня на свой концерт, пообещав вписать. Вскоре я также обнаружил свое имя на вкладыше к альбому в списке благодарностей. Меня много раз вносили в гест-листы, но тот случай значил для меня очень многое. Пару недель спустя я позвонил ему и сказал спасибо.

Тони и NUFAN сильно повлияли на мою жизнь. Помню, как слушал их записи в день своей свадьбы. Помню, как мечтал о том, чтобы написать для своих детей такую же прекрасную песню, как Keira. Я никому не рассказывал эту историю, даже после смерти Тони. Он был несомненно талантливым исполнителем и очень хорошим человеком.

No Use for a Name — Under The Garden, запись с московского концерта 2008 года.

 

Моя первая встреча с Тони закончилась арестом

Текст: Рори Кофф

Кажется, это было в 1987 году. Однажды вечером мой братец Пит предложил мне прогуляться вместе с ним и его друзьями. Неподалеку от того места, где мы выросли, был карьер. По плану Пита, мы должны были встретиться там ближе к закату. Помимо меня он позвал Стива Папутиса и Джона Майера, с которыми мы впоследствии сформировали первый состав No Use For A Name.

Мы прибыли в условленное место в районе 11 вечера. Мой брат и его шесть-семь приятелей уже были там. Пит познакомил меня с парнями. Одним из них был Тони Слай.

Он привез всю компанию на старой разбитой Тойоте Селике, которую все называли «Стив». Думаю, он одолжил тачку у одного из своих братьев. Наверняка к тому времени он еще не успел обзавестись правами. Эта была настоящая развалюха: у нее даже не было крышки капота. Представляю, как краснел ее водитель, оказавшись на людях.

Возле карьера находилась 12-метровая скала, с которой открывался неплохой вид. На ее вершине лежала гигантская труба длиной метров в шесть. Один ее конец свисал со скалы так, что до него можно было дотянуться. Пит и Тони начали развлекаться тем, что кидали внутрь петарды. Акустика в трубе многократно усиливала звуки раздававшихся в ней взрывов, вызывая громкое эхо в карьере. Над пропастью стоял веселый грохот, мы прекрасно проводили время.

В итоге мы развели такой шум, что Стив попросил нас прекратить, пока не приехали копы. Не дав ему нарушить ход вечеринки, ребята продолжили фейерверк с еще большей интенсивностью.

Спустя еще минут тридцать непрерывной какофонии, из темноты раздался крик: «Всем лежать! Руки за голову!». Следующее, что я помню, это как огромное тело прижало меня лицом к земле. Судя по звукам, Стив и Джон были где-то рядом и находились в аналогичном положении.

Внезапно я понял, что это была полиция! Тони Слай, Пит и остальные члены нашей шайки разбежалась кто куда. Меня же копы застали врасплох, не оставив ни единой возможности сбежать. В полной темноте им удалось подкрасться к нам совершенно незамеченными.

Копы были в ярости. «Где ваши пушки?!», — закричал один из них.
«Нет у нас никаких пушек, о чем вы?! Мы просто кидали петарды!», — ответил кто-то из нас.

Нас обыскали, но, естественно, ничего не нашли. Все это время мы лежали в наручниках, уткнувшись лицом в грязь. Полицаи сказали, что арестуют нас за незаконное проникновение и нарушение общественного порядка. Они добавили, что мы имеем право хранить молчание, и все, что мы скажем, может быть использовано против нас в суде…

Мы пытались переубедить копов, но они оставались непреклонны. Стражи порядка бесились из-за того, что им пришлось карабкаться на гору в полной темноте посреди ночи. Нашу троицу, закованную в наручники, конвоировали до полицейской машины, а потом отвезли в участок. В итоге полисмены переписали наши данные и отпустили домой. Нам пришлось брести пешком около 5 миль до дома моего отца. Он был в отъезде на целый месяц. Мой будущей соратник по No Use For A Name Стив жил у нас все это время. Целые дни напролет мы слушали и играли музыку.

Мой брат жил у матери, поэтому горизонт был чист. Неудивительно, что после всех приключений он и его друзья решили завалиться к нам. Добравшись до дома около четырех утра, мы обнаружили там Пита, Тони и всех остальных. Надо ли говорить, что вся еда из дома исчезла, и кругом царил кавардак.

На следующее утро мы долго обсуждали наши приключения. Тогда я впервые увидел всю эту компанию при свете дня. В итоге мы с Тони разговорились о музыке. Выяснилось, что он играет на гитаре. Мой брат встрял в разговор, сказав, что Тони лучший гитарист из тех, что он видел, и что они уже играли вместе дома у нашей мамы. Я рассказал об этом Стиву и Джону. По иронии судьбы, именно в тот момент мы искали нового гитариста. Тони принял наше предложение. Он сказал: «Я очень люблю играть музыку!». Все остальное уже история.

Запись с последнего концерта Тони Слая, за два дня до его смерти.

Последний концерт No Use For A Name уже без Тони Слая состоялся 8 сентября 2012 года в Квебеке. В честь годовщины со дня смерти музыканта лейбл Fat Wreck выпустил трибьют Тони Слаю, на котором его песни исполнили NOFX, Bad Religion, Pennywise и другие коллеги по сцене. Также альбом памяти Тони (на этот раз, акустический) записали музыканты отечественных панк-групп. Порой песни No Use For A Name исполняют участники инди-рок проекта Scorpios, где Тони Слай играл в последние годы жизни.

Scorpios и Тим Макилрот из Rise Against на фестивале Groezrock 2013 года исполняют композицию No Use for a Name — For Fiona.

Отзывов (7)

  1. ENDLESSBLOCKADEFAN

    У автора вступительных слов очень очень субъективное и неправильное представление о поп панке.

  2. siggi

    первая история трогательная.

  3. 1

    «Тогда мейджер-лейблы кинули подросткам кость в виде Green Day и The Offspring, на что андеграунд ответил скорострельными альбомами NOFX, Pennywise и No Use For A Name. Разница между первыми и вторыми заключалась не только в подаче и напоре, но и в более глубоком подходе к делу.»

    вот это чушь полная!
    после таких познаний дальше читать не хочется.

    • что именно не так? мы сделаем нашему поп-панк редлактору выговор

  4. даня

    частники индии-рок проекта Scorpios, исправьте.

  5. клешня

    Вот это да! петарды! пиздец! ахуенно трогательная история!
    ..хорошая или великая?

  6. 1+ 1, Чушь , хотя бы т.к. Nofx, Pennywise и NUFAN не андеграунд и не ответ, они в одной культурной парадигме , коммерческая и поверхностная музыка .

Добавить комментарий