TV Smith: «Кто сказал, что панк-рок нельзя исполнять в одиночку?»

В эти выходные в Москве и Петербурге выступит панк-бард Тим «TV» Смит из классической британской панк-группы The Adverts. Музыкант рассказал Sadwave о славной эпохе 1970-х, полусекретном сотрудничестве с Die Toten Hosen и преимуществах исполнения панк-рока под акустическую гитару.

tv-smith1

Беседовал: Максим Подпольщик

Более тридцати лет назад, вскоре после развала легендарных The Adverts, Тим Смит решил отказаться от услуг полноценного рок-бэнда, положившись на силу звучания акустической гитары и собственного голоса. В российском туре музыканта, привыкшего выступать сольно, поддержат финны из Punk Lurex Ok. Вместе со Смитом они исполнят несколько песен из репертуара его первой и самой известной группы.

— Вам не обидно, что несмотря на многолетнюю сольную карьеру вас до сих пор воспринимают, прежде всего, как участника группы The Adverts, которая распалась в 1979 году, не просуществовав и пяти лет?

— Мне не обидно ни за один проект, в котором я когда-либо принимал участие. Век очень многих групп и музыкальных явлений был недолог, однако влияние, которое они оказали на мировую культуру, оказалось колоссальным. Я счастлив, что люди до сих пор помнят не только мою первую группу, но и вообще панк-рок. The Adverts была не той группой, которая должна была просуществовать  40 лет. Трех лет для нее было вполне достаточно. Я по-прежнему пишу новые песни, напряженно работаю и выступаю. Так что, по-моему, все идет так, как должно идти, и жаловаться мне не на что.

— В прошлом году компания BBC выпустила документальный фильм о вас и The Adverts «We Who Wait». В нем участвуют многие ваши коллеги-музыканты, которые сегодня говорят о панк-роке, в основном, в контексте ностальгии по бурной молодости. Вам не странно до сих пор вариться в этом котле?

Для меня панк-рок не имеет ничего общего с ностальгией или воспоминаниями, потому что я по-прежнему живу и работаю по тем же принципам, что и раньше. Видите ли, в 1970-е мы писали песни о том, что с нами происходило в тот самый конкретный момент, о реальном мире. Сегодня я живу тем же, стараюсь рассказывать о том, что происходит здесь и сейчас. Что творится в мире и что с ним не так.  Может быть, для кого-то панк – это история, но я чувствую, что за минувшие 40 лет не растерял его ценности.


Документальный фильм We Who Wait — TV Smith & the Adverts BBC4

Как получилось так, что вы начали сотрудничать с финнами из Punk Lurex OK, заменяющих вам сегодня бывших участников The Adverts?

— Около 10 лет назад меня пригласили выступить в Финляндии, и там я познакомился с музыкантами Punk Lurex OK. Мы подружились, они помогли мне записать EP, а потом мы отправились в совместный тур как два самостоятельных артиста (в 90 процентах случаев я выступаю один, под гитару). В какой-то момент мы подумали, почему бы не сделать пару совместных вещей и не начать играть их на концертах. Не стоит думать, что Punk Lurex Ok – это просто мой аккомпанирующий состав. Это самостоятельный коллектив с хорошими песнями. Некоторые из них имеют социально-политическую направленность, некоторые очень личные. Я кстати пытался выучить финский, но у меня ничего не вышло – слишком сложный язык. К счастью, все участники Punk Lurex OK прекрасно говорят по-английски, поэтому у нас нет никаких проблем со взаимопониманием. В России мы планируем исполнить с ними несколько песен The Adverts.

— Кстати, это же не первый ваш проект с зарубежными музыкантами. В начале 2000-х под сольной вывеской TV Smith вы записали альбом с немцами из Die Toten Hosen. Наверное, с ними было сложнее договориться, чем с не столь популярными финнами?

— Многие музыканты, которые гораздо более известны, чем я, уже не первый год сетуют, что дни моей славы позади. После одного из концертов в Германии я с удивлением узнал, что участники Die Toten Hosen мои поклонники. Они знали все мои песни, неоднократно ходили на концерты. Немцы выразили сожаление, что тираж большинства моих старых альбомов давно распродан, и достать их невозможно. Они захотели сделать так, чтобы мой классический материал снова был доступен, причем с более хорошим звуком, чем раньше. Сказано-сделано – в альбом Useless вошли новые версии лучших песен, написанных мной со времен The Adverts. Многие из этих вещей я до сих пор исполняю на сольных концертах пополам с новым материалом.

— Довольно странно, что вам помогают, в основном, зарубежные музыканты. Куда смотрят соотечественники?

— С британцами все действительно несколько сложнее. После The Adverts у меня было всего два отечественных состава TV Smith’s Explorers и TV Smith’s Cheap. Первую группу я собрал сразу после распада The Adverts. Для меня было важным не прекращать писать песни, неважно, насколько успешными они будут. В Explorers играли мои старые друзья. К сожалению, нам удалось выпустить всего один хит-сингл; для такой музыки, как наша, наступили тяжелые времена. Группой интересовались слабо, пластинки продавались плохо, в итоге проект распался. Потом был довольно долгий период, когда я не мог никуда приткнуться у себя дома. Выступать было негде, выпускать альбомы я тоже не мог. Это меня сильно расстраивало. Вскоре, впрочем, я собрал новую группу TV Smith’s Cheap. Ее музыканты готовы были отправиться в дорогу и исполнять мои песни. К тому моменту я очень соскучился по собственной группе. Все шло очень хорошо, мы прекрасно проводили время, не заработав, правда, никакой славы или денег. Нам просто нравилось играть вместе. И тут в один прекрасный момент я начал играть сольные концерты, чего раньше никогда не делал. Мне очень понравилось, и тогда я решил, что постоянная группа мне не нужна. Достаточно просто собирать ее несколько раз в год по особым случаям.

— Вы неоднократно подчеркнули, что ваши проекты были недостаточно успешными. Своим нынешним положением вы довольны?

— Более чем. Понимаете, когда у вас группа, необходим постоянный приток денег просто для того, чтобы она могла элементарно переезжать с места на место. Если у музыкантов есть другая постоянная работа, они становятся менее мобильными. Это сказывается на их боевом духе, атмосфера в коллективе становится все более напряженной, и он распадается. Это была одна из причин, по которой я начал выступать сольно. Я перестал от кого-либо зависеть. Если мне не платили, или же концерт проходил в жутком месте, страдал от этого только я и больше никто. Как показало время, этот шаг был верным. Ко мне вновь проснулся интерес. Я счастлив, что я могу жить с концертов и выпускать пластинки. В каком-то смысле моя мечта сбылась: я никак не вовлечен в шоу-бизнес, но при этом могу существовать за счет музыки.

Один мой друг был на вашем концерте в Финляндии несколько лет назад. Он рассказывал, что в преддверии выступления в местной газете вышел анонс, автор которого сравнил вас с Бобом Диланом. Местных панков это очень возмутило: «Как это так, Тим же лучше Дилана! По крайней мере, как вокалист». Вам самому лестно такое сравнение?

— Ха-ха, оно мне очень приятно, конечно. Я помню, что отлично повеселился с теми финскими панками. В 1960-е Боб Дилан был явлением вселенского масштаба. Так что если кто-то в 2013 году ставит мои песни о нынешней реальности в один ряд с его произведениями, для меня это большой комплимент.

— И еще о влияниях. В начале вышеупомянутого фильма BBC Генри Роллинз говорит, что всегда воспринимал вас как своего учителя. По его словам, каждый раз, сочиняя песню, он представляет вас стоящим у него за спиной. Как считаете, Роллинз хороший ученик?

— Ух,  ну, наверное (смеется). Он же сейчас выступает как стендап-комик, нет? По-моему, Генри отличный парень. Я ценю то, что он делает, хотя наши тексты и взгляды на мир, безусловно, сильно разнятся. Но очень приятно знать, что человек, столько сделавший для музыки, является твоим поклонником.

— А кого вы могли бы назвать своим учителями?

— Наверное, никого. Я всю жизнь пытался быть абсолютно независимым и концентрироваться на описании исключительно собственного опыта. Конечно, в юности я слушал много разной музыки – того же Боба Дилана,  Дэвида Боуи, Леннона и Маккартни, Тома Уэйтса, сотни других исполнителей. Каждый раз, когда ты слышал новую хорошую песню, она становилась частью твоего мира, помогая тебе писать. Тем не менее, сочиняя песни, я, буду честен,  ни о ком из этих авторов не думаю.

Интересно получается, вы находитесь как бы в двух лагерях одновременно. С одной стороны, вас считают панком, с другой, вам гораздо больше нравится выступать в акустике. Да и вдохновлялись вы, выходит, не только и не столько панк-роком.

— Ха, а кто сформулировал правила, каким должен быть панк-рок, а каким он быть не должен? Когда мы c The Adverts начинали в 1976 году, никто не знал, как нужно звучать. Практически у каждой группы, появившейся в то время, был свой подход к текстам песен и звуку. Так что кто сказал, что панк-рок нельзя исполнять в одиночку? По-моему, это очень по-панковски – выходить  на сцену одному и стоять там с гитарой (смеется).

В одной из ваших лучших и, наверное, самых трагичных песен «The day we caught a big fish» рассказывается о рыбаках, которые уходят на свой последний промысел, а их жены становятся вдовами. Я всегда воспринимал ее как философскую притчу, пока не прочел где-то, что в основе этой песни на самом деле заложена реальная история.

— Эту песню можно воспринимать как одну большую метафору, однако описанные в ней события реальны. Дело в том, что в свое время в Британии, да и не только, стали появляться сообщения о пропавших рыбаках. Они уходили на промысел и пропадали без следа. Никто не знал, что с ними случалось, строились всевозможные безумные теории. Через несколько лет выяснилось, что в тех местах, где они рыбачили, проходили испытания ядерных подводных лодок. Они зацепляли рыбацкие сети, и утаскивали их на дно вместе с людьми. Очень печальная история.

TV Smith — The Day We Caught The Big Fish — Edinburgh 2012

— В русском роке тексты песен традиционно играют более важную роль, чем музыка. Вы как автор-исполнитель разделяете этот подход?

— Да, для меня текст в песне тоже стоит на первом месте. Когда играешь с группой, слушатель в первую очередь обращает внимание на музыку. И только потом, если звук его зацепит, он захочет вслушаться в текст. При таком подходе значительная часть вашей потенциальной аудитории отсеивается автоматически. А когда ты выходишь на сцену один, тут уже прятаться негде. Людям приходится слушать твои тексты. Они уже не могут сказать, что ушли посредине концерта, потому что им не понравился барабанщик или клавишник. Им приходится напрямую иметь дело с твоим месседжем, и это самое интересное. Я очень надеюсь, что российские слушатели смогут понять, о чем я пою. Лично я в этом плане категоричен. Если в той или иной песне мне нравится музыка, но не нравится текст, я не буду ее слушать. При этом обратная ситуация меня, скорее всего, не отпугнет.

— С момента распада The Adverts вы записали более десятка альбомов и EP. Какие из них вы посоветуете послушать, чтобы получить наиболее полное представление о сегодняшнем Тиме Смите?

— Тем, кто меня вообще не знает, стоит сперва определиться, что им больше интересно – электричество или акустика. Если последнее, то у меня совсем недавно вышел сольный альбом, в который вошли 24 избранные песни, написанные мной за последние четверть века. Многие поклонники давно просили меня записать данные композиции под гитару, и я, наконец, это сделал. Если вы хотите начать с электричества, послушайте альбом «Useless», который мы записали вместе с Die Toten Hosen.

Совместные концерты Тима Смита и Punk Lurex Ok пройдут в субботу 19 октября в петербургском баре «Жопа» и 20 октября в московском клубе Plan B.

afishaTV-1 afishaTV-2

Отзывов (4)

  1. кишки

    Благодарю, соратники.
    Как бы это глупо ни звучало, но почему-то именно его слова о текстах про «реальное время» заставили меня еще раз переосмыслить всю эту хуиту.

  2. Лука

    Интересный релиз. Девчонки молодцы, да и ответы вполне любопытные, особенно у барабанщицы.

  3. hairy tail

    поддерживаю предыдущего оратора

  4. COMBAT 84

Добавить комментарий