Autistic Youth: «Трудно написать веселую песню, когда 9 месяцев в году идет дождь»

Минувшей зимой грустные портлендцы из Autistic Youth выпустили один из лучших панк-альбомов года, а спустя пару месяцев закрепили полученный результат прекрасным EP. Sadwave съездили на концерт американцев в Будапешт и обсудили с ними их родной город, новое звучание, конспирацию и продажность.

1111

Autistic Youth (слева направо) : Сэвви (барабаны), Ник (бас), Алекс (гитара), Адам (гитара, вокал).

Беседовали: Максим Подпольщик, Роман Совесть

МП: Ваш предыдущий альбом вышел 3 года назад, и все это время о вас не было слышно ровным счетом ничего. Где вы пропадали?

Адам (гитара, вокал): Нам нравится быть такими фантомами, от которых неясно, когда и чего ждать.

Сэвви (барабаны): Я жил год в Париже, собрал там группу вот с этим чуваком (показывает на парня, сопровождавшего группу в туре). В итоге, на чужбине все не очень удачно сложилось, и я вернулся в Портленд. Все это время Autistic Youth находились, скажем так, в отпуске. А потом я вернулся, и оказалось, что ребята работают, и времени репетировать у них нет. Но в какой-то момент мы решили собраться и вернуться к написанию музыки.

Алекс (гитара): После возвращения Сэвви мы съездили в Европу с нашей старой программой Idle Minds вместе с ребятами из Defect Defect, после чего засели работать над новой пластинкой. Ей, по сути, и занимались. Еще некоторые из нас играют в одной инди-поп-группе.

Сэвви (барабаны): Да, она называется Wild Ones. На нее тоже приходится тратить время, поэтому дела Autistic Youth идут достаточно медленно.

Адам (гитара, вокал): Иными словами, мы полтора года бухали пиво и жрали пиццу (общий смех).

МП: Что сейчас происходит в Портленде? У вас же куча разных музыкальных тусовок, которые образовались вокруг групп Tragedy, Criminal Damage и иже с ними. В то же время, если верить сериалу Portlandia, ваш город просто-таки кишит хипстерами.

Алекс (гитара): Портленд крутой город, который развивается очень интенсивно. К нам постоянно приезжают новые люди, вдохновленные этим сериалом и названными тобой группами. Они привносят в нашу сцену новую кровь. Пробки, конечно, у нас ужасные, но в целом все движется в правильном направлении.

Адам (гитара, вокал): Не могу сказать, что портлендские субкультурные тусовки разделены. Мы можем играть с кем угодно – постпанками Bellicose Minds, шведскими хардкорщиками Fy Fan, гот-панками Arctic Flowers, теми же Tragedy. Такое сочетание для нас – обычное дело.

РС: Хочу вернуться к сериалу Portlandia. Как вы считаете, что делает Портленд таким особенным, привлекающим хипстерскую аудиторию? Взять хотя бы лозунг города «Keep Portland weird»…

Адам (гитара, вокал): Этот лозунг жители нашего города украли у Остина, но на самом деле у Портленда уже давно репутация странного места. Это отражается даже в законах. Вы знали, что Орегон — это один из двух штатов в стране, где нет налога с продаж (на самом деле, один из пяти – прим. Sadwave). Ну, и многие местные всегда слыли непохожими на остальных чудаками.

РС: Но легалайза у вас все равно нет?

Адам (гитара, вокал): Нет, потому что окрестные территории населены консерваторами. Там фермы, пустыня и больше ничего.

Алекс (гитара): Портленд богат ресурсами, у него есть выход к океану и рекам, поэтому у нас развиты торговля и культура – есть возможность контактировать с иностранцами и так далее. Так что если у тебя богатые родители, ты, скорее всего, не работаешь, сидишь дома и занимаешься искусством.

РС: Иными словами, все эти шутки о хипстерах имеют под собой реальную почву?

Все: Так точно.

Адам (гитара, вокал): Конечно, многое в этом сериале сильно преувеличено, но, безусловно, не взято с потолка.

Фрагмент зимнего европейского тура Autistic Youth.

МП: У музыкантов Tragedy и Criminal Damage (как и у вас, до недавнего времени), нет официальных страниц на Facebook и Bandcamp. Конспирация тоже часть портлендского менталитета?

Алекс (гитара): Мы завели все эти аккаунты только для того, чтобы рассказать людям, что мы еще не распались и, более того, едем в тур. А что касается Tragedy и Criminal Damage, то эти парни давно себя зарекомендовали и, возможно, эти костыли им просто не нужны. К тому же они сильно своим лейблом, может, у них просто нет времени на интернет.

Сэвви (барабаны): Ну, а нам нет смысла игнорировать данные сервисы. Когда человек, живущий от тебя в 40 часах езды, может в один клик узнать, как у тебя дела и что нового вышло, это здорово.

МП: Тем не менее, на этих страничках вы вообще не рассказываете о себе. Изучая их, невозможно даже понять, кто на каком инструменте играет.

Адам (гитара, вокал): Да, мы не очень любим вывешивать свои личные данные в интернет. Кроме того, какой смысл рассказывать о каждом из нас, если мы – группа, единый организм?

Алекс (гитара): Когда тебя приглашают на собеседование по работе, наниматель частенько заходит на твою страницу в Facebook. Участие в группе с названием AutisticYouthвряд ли сыграет тебе на руку.

Адам (гитара, вокал): Именно, пусть люди просто слушают нашу музыку и все.

МП: Вы сказали, что название вашей группы у многих может вызвать вопросы. В одном из интервью вы говорили, что у вас были из-за него проблемы…

Адам (гитара, вокал): В старших классах с нами учился парень, страдавший аутизмом. Он был панком и хотел собрать с нами группу. В знак уважения к нему, а также в качестве привета хардкор-группам 1980-х со словом youthв названии, мы придумали наше нынешнее имя. Вскоре этот состав Autistic Youth распался, но мы решили сохранить вывеску. Кстати наш друг-аутист, которого зовут Эрик Анархия, по-прежнему играет музыку, и вообще он крутой чувак. Нам постоянно предъявляют за название, но никаких серьезных последствий у этого, к счастью, пока не было. И это логично – мы же не хотели никого обидеть.

МП: Поговорим о вашем последнем альбоме Nonage. Он звучит гораздо мягче и разнообразнее ваших предыдущих записей. Как так получилось?

Сэвви (барабаны): Мы слушаем много разной музыки; не ограничиваемся мелодичным хардкор-панком. Не знаю, осознанно или нет, но мы берем что-то из самых разных источников.

Алекс (гитара): Перед записью нового альбома мы долго думали, как нам стоит звучать и в каком направлении развиваться. Например, песня Couriers of Kings изначально сильно отличалась от того, что вы слышите на альбоме. Первое время она нам не нравилась, но потом мы взяли ее лучшие куски, перетасовали их, и теперь это одна из моих любимых песен.

Живое исполнение песни Couriers of kings.

Адам (гитара, вокал): Мне кажется, у нас еще не было двух одинаковых альбомов. Nonage отличается от Idle Minds, а он, в свою очередь, непохож наш более ранний материал. Что касается изменения звучания, то, на мой взгляд, мы несколько выросли в композиторском плане.

Сэвви (барабаны): Надеюсь, мы никогда не запишем две одинаково звучащие пластинки.

МП: Тем не менее, настроение ваших песен осталось прежним – меланхоличным и угрюмым. Ни одной веселой композиции.

Адам (гитара, вокал): А ты попробуй написать радостную песню, когда у тебя 9 месяцев в году идет дождь. Большинство текстов песен для Nonage сочинили мы с Алексом. Каждый из них посвящен невеселым эпизодам нашей жизни. Для меня написание текстов – это своего рода отдушина для выплеска всего накопившегося негатива.

Алекс: (гитара) Для меня тоже. Однажды мы попробовали написать позитивную песню, но в какой-то момент это показалось нам довольно глупым занятием; к тому же, как выяснилось, мрачные настроения свойственны нам гораздо больше. Поэтому мы решили продолжать в прежнем ключе. Мне кажется, что наше звучание в какой-то степени, опять-таки, обусловлено тем, откуда мы родом. Считается, что музыка наших земляков из Wipers и Observers обладает определенным привкусом, характерным для коллективов с северо-запада США. Так что мы не единственная группа из Портленда, транслирующая такое вот невеселое настроение.

МП: Учитывая, что в последнее время ваше звучание стало несколько более доступным, вам не хотелось выйти из андеграунда и хоть как-то влиться в мейнстрим? Например, пойти по стопам Iceage.

Адам (гитара, вокал): Мы никогда этого не обсуждали, такой вопрос просто не возникал.

Сэвви (барабаны): Еще возникнет! (смеется)

Алекс: (гитара): Мне кажется, что панк-группы становятся более популярными не за счет своей попсовости, а наоборот, из-за какой-то экстремальной составляющей. Те же Iceage звучат достаточно грубо и брутально.

Сэвви (барабаны): Нам хочется, чтобы Autistic Youth оставались в DIY-андеграунде.

МП: Идея о том, чтобы зарабатывать на жизнь музыкой вас не прельщает?

Адам (гитара, вокал): Ну вот, вот этот чувак (показывает на Сэвви) преподает игру на барабанах и еще играет в группе, которая очень часто ездит в туры. Так что некоторые из нас уже зарабатывают музыкой.

Учащиеся портлендской школы рока, где работает Сэвви, исполняют вместе с Autistic Youth их песню Soldiers.

Сэвви (барабаны): Мы стараемся делать так, чтобы миры андеграунда и мейнстрима, к каждым из которых мы так или иначе имеем отношение, не пересекались.

МП: Считаете, что важно их разделять? Мне кажется, в современном мире эти вещи могут порой сильно смешиваться. К примеру, Pissed Jeans играют то, что им хочется, и при этом выступают на всевозможных рок-фестивалях, где зрители, увидев их, испытывают шок.

Адам (гитара, вокал): Ну, нам пока писем с Sub Pop не приходило (общий смех). И сами мы подобным лейблам не пишем, у нас нет цели подписаться на один из них.

Сэвви (барабаны): Эти миры важно разделять, потому что когда у вас появляются деньги, отношения в коллективе становятся совершенно иными. И я сейчас говорю не о тех средствах, которые мы получаем со входа и тратим на бензин и еду. Это несущественные суммы.

МП: Мне просто обидно, что такие потенциально успешные группы вроде Autistic Youth или, скажем, Neon Piss знают всего несколько сотен человек, хотя они, возможно, смогли бы изменить лицо современной поп-музыки.

Алекс (гитара): Может ты и прав, но и панк-музыка в этом случае также стала бы несколько иной. Кто знает, во что бы превратился панк-рок в подобной ситуации.

МП: Вам никогда не говорили, что вы звучите в духе скандинавских групп вроде Masshysteri и Gorilla Angreb? Сэвви, у тебя вон значок Invasion (нынешняя группа Денниса Ликсена из Refused– прим. Sadwave).

Сэвви (барабаны): А это не скандинавские Invasion, а испанские (произносит название группы с испанским акцентом, все смеются).

Алекс (гитара): На самом деле, мы очень любим эти группы — No Hope For the Kids, Masshysteri и других скандинавов.

МП: Кстати, вы же ездили в тур с Masshysteri. Как все прошло?

Алекс (гитара): Отлично, они потрясающие люди.

Адам (гитара, вокал): Они очень талантливые музыканты, которые ведут себя на сцене и вне ее крайне непринужденно. Общаться с ними было очень приятно.

МП: В одном из интервью вы сказали, что вы своровали несколько мелодий у хип-хоп-артистов.

Все: Конечно! (общий смех)

МП: А какой хип-хоп предпочитаете? Kaйне Уэста? Buck 65?

Алекс (гитара): Мне нравится Kaйне Уэст. Вообще, у нас в Америке нет такого, чтобы кто-то слушал что-то одно. Людям может одновременно нравиться панк, хип-хоп, кантри, да и вообще все, что угодно.

РС: Что вы думаете о музыкантах, которые поют на английском, но при этом не являются носителями языка? Можно ли адекватно выразить свои мысли на неродном языке?

Все: Это, конечно, зависит от того, насколько талантлива та или иная группа, но вообще, конечно, можно. Взять тех же Masshysteri– ранее ее участники играли в англоязычной группе The Vicious, и это была отличная команда.

РС: Ну, в Скандинавии каждая бабка говорит по-английски. У нас в России я не верю группам, которые поют на неродном языке. Их тексты кажутся мне надуманными и вымученными.

Адам (гитара, вокал): Я тебя понимаю, но при этом для меня многие японские группы, поющие на довольно странном английском, звучат вполне себе круто. И хотя то, как они формулируют мысли, безусловно, отличается от того, как это сделал бы носитель языка, я прекрасно понимаю, что именно они хотят донести до слушателя. Более того, большинство американцев не воротят нос от таких групп.

РС: Их тексты не кажутся тебе пошлыми или клишированными?

Адам (гитара, вокал): Возможно, но иногда мне это даже нравится. Как и многим американцам.

Сэвви (барабаны): Иногда люди сочиняют тексты на английском, полагая, что ни на каком другом языке они нормально не прозвучат. К примеру, во Франции я участвовал в группе, которая играла хардкор в духе американских команд 1980-х вроде The Fix или ранних Poison Idea. Так вот, вокалист отказывался петь на французском, так как считал, что тексты, положенные на такую музыку, должны быть исключительно англоязычные.

Адам (гитара, вокал): Кстати, должен отметить, что среди американских групп есть такие, чьи тексты звучат дико и коряво. Поэтому, мне кажется, главная проблема заключается все же не в языке.

AY

Традиционное фото на память

Отзывов (7)

  1. увалень

    а рожи-то свои кошачьими зачем закрыли? ссыте, что кто-нибудь вас встретит на улице, опознает и надаёт-таки тумаков за такие невообразимо скучные интервью?

    • Vox Populi

      Нет, просто так принято, так правильно, так все группы делают, которые так или иначе связаны с хардкором. Но вот зачем так делать, никто не знает, заведено так и все тут.

  2. Нормальные пацаны, ёба.

  3. Ариэль Шаронов

    заебал вопрос про группы которые не поют на родном языке, гораздо хуже чем есть ли в группе веганы/схе

    • Напомните, пожалуйста, еще пару-тройку материалов, где мы злоупотребляем данным вопросом?

Добавить комментарий