Шон Рэгон (Cult Of Youth): «Я пою о личном, потому что не знаю, как петь о внешнем»

20 и 21 марта в Петербурге и Москве выступят видные деятели американского дарк-фолка и постпанка Cult Of Youth. Sadwave поговорили с лидером группы Шоном Рэгоном о дружбе с Дженезис Пи-Орридж, тюрьме, игре на человеческих костях и разочаровании в панк-роке.

COY-2

Шон Рэгон (третий слева) и Cult Of Youth

Беседовал: Павел Заруцкий

Ваш последний альбом «Final Days» звучит гораздо злее предыдущих записей Cult Of Youth. Я бы охарактеризовал его, как нечто среднее между Death In June и Amebix….

Понимаете, все записи, которые я делаю, так или иначе имеют отношение к моей жизни, и когда я работал над этой пластинкой, я был полон параноидальных, пугающих чувств; меня преследовало ощущение, что вот-вот должно произойти нечто плохое, и это настроение проходит через весь альбом. Мне все это казалось очень реальным, ну и после записи в моей личной жизни произошел ряд значимых событий. Все эти чувства я вложил в Final Days.

В одном из интервью вы говорили, что работа над этим альбомом стала для вас своеобразным обрядом экзорцизма, изгнанием собственных демонов.

О да, определенно.

Одна из лучших песен с нового альбома Cult Of Youth

А что это за истории с использованием человеческих костей в процессе записи «Final Days» и с некоторыми текстами, написанными в тюрьме?

Человеческие кости мы использовали в самом конце записи. Это был своеобразный ритуал, не знаю уж, публичный или личный. Для начала скажу, что в процессе записи я заперся в комнате (альбом писался в небольшой студии в музыкальном магазине Шона Heaven Street в Бруклине – прим. Sadwave) и не выходил из нее, пока альбом не был готов, то есть в течение двух недель я спал в студии. Когда нужно все записать и свести самостоятельно, ты просыпаешься, сводишь запись круглые сутки, ложишься спать на полу, и так каждый день. В самом конце я вообще перестал спать, только работал.  И в последний день записи я хотел сделать нечто особенное, чтобы ее завершить. Ко мне зашли несколько друзей – Эрик, Кристиан, музыканты Cult Of Youth, Элиас из Iceage и еще несколько человек, и мы начали бить в барабаны, ударять цепями по металлу, стучать по всему человеческими костями.… Это был своеобразный ритуал и прощание с работой над альбомом; также этот процесс можно представить как исследование связи между мужской сексуальностью и творческими, а также разрушительными процессами. Затем мы отобрали из этих полевых записей наиболее удачные и сделали из них коллаж, замешав с другими звуками, ударными и синтезатором. В итоге этот трек стал первым на альбоме, так что круг замкнулся – последняя записанная вещь открывает пластинку.

Что касается написанного в тюрьме текста,  то на самом деле, это совершенно идиотская история (смеется). Как-то у нас была репетиция, и мы писали один трек (сочиняли и записывали одновременно), потратив на песню весь день. Однако что-то все время шло не так, получалась полная хрень. Я писал текст, но он получался совершенно дерьмовым. Тем не менее, мне очень хотелось довести дело до конца, и в итоге  я начал играть очень простой рифф, из которого и получилась песня God’s Garden. В ней прекрасный примитивный ритм, который не меняется в течение пяти минут, для меня такая продолжительность песни идеальна. После, на пути с репетиции, меня задержали за какую-то ерунду. Знаете, это был тот случай, когда человека хотят арестовать просто так, вероятно, для отчетности. Уверен, что тюрьмы в России отличаются от американских, но для многих из нас заключение – это полная тягомотина (вероятно, Шон говорит не о тюрьме, а о КПЗ в участке – прим. Sadwave). В одной маленькой комнатке находятся много человек, есть только одно место, где можно сесть, так вот, нас сидело шестеро в одной камере, и была страшно скучно. Сперва я немного поболтал с сокамерниками, потом попытался поспать на полу, было чертовски неудобно, тогда я просто начал ходить по кругу и сочинять этот текст, напевая его сперва про себя, а затем уже вслух. Вот так и получилась эта песня, просто как результат стечения странных обстоятельств.

Ну а ваши сокамерники? Как они на это отреагировали?

Да им было пофигу, эти люди занимались гораздо более странными вещами. Один чувак сидел на полу и трясся, будто стремясь высыпать из себя все дерьмо, другой, Хуго, был просто бешеным; я узнал, что ему светило десять лет, и он недавно слез с героина; были и другие, которые просто жалобно голосили: «Чувак, все хуево». Обстановка была крайне хаотичной, и в ней я совсем не казался странным, напротив, думаю, я там был самым адекватным человеком (смеется).

Я бы хотел уточнить ваше отношение к ритуалам, мифу и религии. Отделяете ли вы миф от религии?

Я считаю, что миф имеет религиозный контекст, у всех религий есть мифологическая составляющая, и я не думаю, что они обязательно должны быть отделены друг от друга. На мой взгляд, у всех религий есть духовные составляющие или прекрасные метафоры, которые люди могут использовать для исследования определенного человеческого опыта. Я считаю, что нет плохих религий, есть плохие люди, которые стремятся использовать религии в своих целях. По своей природе религии прекрасны, и я думаю, что это обязательная составляющая человеческого существования. В эзотерическом плане миф и религия исполняют одни и те же функции.

Клип Cult of Youth на песню The Pole Star

Сами вы не придерживаетесь какой-либо определенной религии?

Сейчас это действительно так, но это не значит, что завтра что-то в моем мировоззрении не изменится.

Ваш альбом называется «Последние дни» — значит ли это, что он закрывает определенный этап в вашей жизни и творчестве Cult Of Youth?

Эта пластинка вполне могла бы стать последней в рамках этого проекта, но альбом так хорошо приняли, и тур идет настолько замечательно, что сейчас я уже так не считаю. Было время, когда я думал, что, продолжив заниматься одним и тем же, я ударюсь в самоповторы. Поэтому мне хотелось переключиться на другие вещи, например, начать в одиночку писать электронную музыку. Кроме того, у меня есть собственный музыкальный магазин, я женился, и в какой-то момент мне показалось, что хороший альбом может стать правильной заключительной точкой в истории Cult Of Youth. Тем не менее, вскоре после того, как я отправился в тур с материалом Final Days, у меня открылось второе дыхание, и я захотел задрать планку еще выше. Я не думал, что так будет, обычно мне не хочется заниматься чем бы то ни было, если я не вижу цели. Я не хочу выпускать альбом просто для того, чтобы его выпустить, из какого-то чувства долга. После столь теплой реакции, которую я получил, хочется дать людям нечто большее, чем то, что они уже получили, а не записывать всякую хрень в угоду собственному эго.

У вас есть несколько проектов помимо Cult Of Youth, например, я с удивлением увидел ваше имя на пластинке группы Nyodene D, изданной индустриальным лейблом Urashima.

Да, я играл на трубе в одном их треке, но я не являюсь членом группы. Думаю, парень из  Nyodene D увидел меня, когда я дудел в команде Kama Rupa, выступавшей на разогреве у Anenzephalia. Многие ранние индустриальные группы, как, например, Throbbing Gristle использовали трубы с дилэем, это было важной частью атмосферы, в последние годы этот элемент, правда, забыли. Что касается других групп,  у меня есть сольный индустриальный проект Venerence, сделанный в более традиционном стиле. Частично он звучит как заунывный атмосферный эмбиент, частично — как ритм-энд-нойз в духе Esplendor Geometrico. У меня в работе множество записей, которые должны выйти в этом и в следующем году.

В 1990-х вы играли в панк-группах. Расскажите об этом.

Да, я играл в нескольких панк-командах, таких было много по всему миру и тогда, и сейчас. В середине девяностых существовала такая группа Class Action, несколько ее записей выпустил лейбл Rodent Popsicle Records; также в начале нулевых я участвовал в нескольких хардкор-, краст- и тому подобных проектах, но практически никакой популярности эти группы в итоге не получили.

И что в итоге? Вы разочаровались в панке?

Да, какое-то время я так считал, но недавно несколько переосмыслил этот опыт. Я думаю, что разочаровываться в чем-то, в чем ты принимаешь участие, когда тебе 20-25 лет, довольно естественно. Ты ожидаешь, что твое дело принесет тебе новый опыт, ты хочешь двигаться вперед, а когда видишь, что твои товарищи не разделяют твоих стремлений, расстраиваешься и злишься. В таком возрасте подобная реакция довольно естественна. Тем не менее, важно со временем вернуться к этой точке с уже приобретенным новым опытом. Для ребят 15-16 лет эта музыка по-прежнему важна. Они могут создать свои группы и пережить все то, что пережил я в их возрасте. Будь панк музыкой 50-60-летних, молодежи не было бы в нем место, ей было бы скучно. А так здорово, что этот механизм по-прежнему работает, и все новые молодые ребята испытывают его на прочность.

Так звучала панк-группа Class Action, в которой когда-то играл лидер Cult Of Youth

Говоря о консервативности панка – разве в дарк-фолке и прочих жанрах, в которых вы себя пробовали, этого нет?

Я думаю, что там ровным счетом то же самое. Но если в панке этот консерватизм связан с некоторой исчерпаемостью опыта, который могут получить от него молодые люди, то в дарк-фолке это консерватизм иного характера. Кстати, хочу подчеркнуть, что мне не кажется, что мы играем неофолк. Этот стиль, безусловно, оказал на нас влияние, но Cult Of Youth на нем не замыкается. На мой взгляд, нефолок в каком-то смысле – это религиозная музыка для исследования европейских дохристианских религий, и мне не кажется, что эта задача, которую ставит перед собой наша группа.

Продолжая тему стилей – помимо фолка, в музыке Cult Of Youth слышатся вкрапления гот-панка, индастриала и определенно что-то свое. Слушая другие подобные команды, вроде Lost Tribe и ранних Anasazi, мне кажется, что вы даже не воспроизводите популярные в 80-х стили, а придумываете их заново.

Спасибо, мне приятно это слышать. Я выпустил первый альбом Lost Tribe на своем лейбле Blind Prophet Records, они мои хорошие друзья, а Джаспер и Кристиан (басист и гитарист Cult Of Youth – прим. Sadwave) раньше играли в Anasazi. Мне очень нравится, что такая музыка снова на волне. Раньше я чувствовал себя словно в изоляции, приходил домой, включал музыку и слушал ее в одиночестве, потому что это дерьмо никому не было нужно. А с недавних пор людей, разделяющих мои вкусы, стало гораздо больше. Не то чтобы я отчаянно нуждался в толпе единомышленников, но когда ты вообще один – это грустно. Сейчас на наши концерты приходят много людей, и это здорово, я по-настоящему счастлив.

Как получилось так, что вашу свадебную церемонию вела Дженезис Пи-Орридж?

Я познакомился с Дженезис, когда она обратилась ко мне с просьбой записать в моей студии материал для нескольких семерок своего проекта. Думаю, она просто работала долгое время с одними и теми же людьми и хотела сменить обстановку, и кто-то ей посоветовал меня. Разумеется, я чертовски нервничал (смеется) и думал: «Господи, мы будем вдвоем в студии, и я должен буду отвечать за музыку». Я не знал, чего ждать, что ей будет нужно, но сразу же согласился помочь. Честно говоря, всю ночь накануне ее визита я не мог заснуть, но как только она вошла, мне сразу стало уютно, и я успокоился. Она потрясающий человек, очень сердечный и простой в общении. Наша работа прошла на одном дыхании. Помимо прочего, Дженезис надо было сделать ремикс на Nine Inch Nails для нового альбома Резнора сотоварищи, и она спросила меня, не хотел бы я побыть звукорежиссером. Черт возьми, конечно, да! Мы поработали вдвоем над этим ремиксом, и это было великолепно. Также я поучаствовал в записи как музыкант – кое-где попел и поиграл на инструментах. Потом мы продолжили общение, и когда я собрался жениться, то узнал, что у нее нет особых планов на тот вечер. Я позвонил ей и спросил, не согласилась бы она провести церемонию. Она сказала, что с радостью. О большем я не мог и мечтать.

beverly_sean

Фотография со свадьбы Шона, на заднем фоне Дженезис Пи-Орридж.

В своих текстах вы исследуете исключительно свой внутренний мир или…

Да!! Целиком и полностью да, это внутренние и личные вопросы, но при этом, мне кажется, мои тексты можно воспринять шире, они довольно метафоричны.

Иными словами, вы предпочитаете игнорировать внешний мир со всеми его политическими, социальными проблемами и другими неприятными вещами?

Разумеется, все эти вопросы влияют на мою жизнь, так что я не могу их полностью игнорировать, просто Cult Of Youth немного не об этом. Я не против текстов, посвященных внешнему миру, но для этого проекта они не годятся. Помню Пенни Рембо из Crass сказал в одном из интервью, что он всю жизнь пел о политике, потому что был слишком ответственным и серьезным, чтобы высказываться о чем-то личном. Но при этом за его политическими манифестами скрывались личные переживания, которые он облекал в такую вот «общественную» форму. Таков был его метафорический язык. У нас в Cult Of Youth совершенно иной поход, я пою о личном, потому что не знаю, как петь о внешнем.

Существует мнение, что дарк-фолк – это музыка правых. По крайней мере, в России это жанр нередко называют «зигафолком». В США похожая ситуация?

Ну я думаю, что причина возникновения этого стереотипа в том, что внутри сцены действительно хватает правых. Я бы соврал, сказав, что их там нет. Вероятно, их привлекают некоторые темы, к которым так или иначе обращается эта музыка — расовое самоопределение и дохристианские религии.  Мне не кажется, что интересоваться этими вопросами плохо, напротив, это довольно важные темы. При этом, на мой взгляд, у участников сцены хватает уважения друг к другу, чтобы оставлять политические разногласия за дверью. Так делают даже такие убежденные правые, как Роберт Н. Тэйлор из Changes. Он понимает, что люди приходят на концерты не за политическими лозунгами. Впрочем, я сужу исключительно по собственному опыту, не знаю, как у вас обстоят с этим дела в России.

У вас есть собственный магазин и лейбл, но при этом вы еще успеваете заниматься лейблом Sacred Bones?

С Sacred Bones я никак не связан за исключением того, что они издают Cult Of Youth, чему я очень рад, так как у нас с ними замечательные отношения. У меня есть магазин в Нью-Йорке, который играет большую роль в моей жизни, я люблю покупать и продавать пластинки, узнавать о новой музыке, общаться с людьми. У меня есть лейбл, но он не слишком активен в последнее время, так как я уделяю больше внимания другим делам. Впрочем,  я планирую возобновить деятельность Blind Prophet Records в ближайшем будущем.

В одном из интервью вы назвали Россию «чем-то очень иностранным и сильно отличающимся от США». Что вы имели в виду?

Ну, вы должны понимать, что я вырос в Америке 1980-х, когда антисоветская пропагандистская кампания была развернута на полную мощность. Думаю, что не смогу сказать ничего осмысленного о России, пока не побываю в ней. Помимо рассказов о вашей стране, которые я слышал в детстве, я о ней практически ничего не знаю, буду честен. Скажу лишь, что чувствую себя не в своей тарелке, когда сталкиваюсь с незнакомым алфавитом и не могу прочесть надписи на зданиях или меню в ресторане. Но я очень хочу побывать в России, для меня это мечта, я люблю путешествовать и открывать для себя новые места. У большинства моих знакомых нет такой возможности, поэтому я с нетерпением жду тура. Кроме того, концерт в Петербурге придется как раз на мой день рождения.

Концерты Cult Of Youth и King Dude состоятся в пятницу 20 марта в Санкт-Петербурге и в субботу 21 марта в Москве.

COY+KD-afisha

Отзывов (3)

  1. иван зе денсер

    «Вероятно, их привлекают некоторые темы, к которым так или иначе обращается эта музыка — расовое самоопределение и дохристианские религии. Мне не кажется, что интересоваться этими вопросами плохо, напротив, это довольно важные темы»

    охуеть важные

    • Леха

      а какие важные?

  2. Леха

    Cult of Luna

Добавить комментарий