Джордж Табб vs. Генри Роллинз

Эта история о том, как одна из групп Джорджа ROACH MOTEL была в туре с BLACK FLAG. Роллинз всегда славился честными описаниями того, что происходило с ним и с группой, но только Табб смог по-честному рассказать, как Генри при этом выглядел со стороны.

Перевод: Максим Подпольщик

 

Генри Роллинз вел себя как ссыкло.

Шел второй год моего обучения в колледже. Их должно было быть семь, но я выдержал только два. Я жил в однокомнатной квартире (в оригинале – studio – квартира, где нет перегородок между жилой комнатой и кухней) в одном дрянном общежитии под названием «Закат» в Гейнсвилле, штат Флорида. Здание было настолько потрепанным, что люди, которые занимались его обслуживанием, шутили – эта дыра называется так, потому что когда ее строили, прораб сказал: «Давайте покончим с этой крошкой до захода солнца».

Как бы то ни было, стены в моей квартире были картонные – я слышал все, что творилось за ними. Моя соседка – не помню, как ее звали, но я прозвал ее «Крикунша», потому что она много визжала – постоянно ныла и ворчала на меня за то, что я якобы слишком сильно шумел. Это было наглым враньем и черт, будь стены потолще, она бы заткнулась. Я хочу сказать, какое ей было дело до того, что моя тогдашняя группа ROACH MOTEL репетировала у меня в гостиной/спальне/кухне/гараже/ванной/и т.д.? Мы не так уж сильно шумели, у нас были хорошие песни. Вроде бы две песчанки, три мыши, кролик, две змеи и попугай, которого мы за ирокез прозвали Уолли (в честь Уолли из EXPLOITED) не возражали.
Кроме того Крикунша издавала звуки и похуже. В тех редких случаях, когда она занималась сексом, это было похоже на Герва Вилачеза и Мэйсона Риза, резвящихся в детском бассейне с желе.

          

В общем, это было далеко не так весело, как ROACH MOTEL. Вспоминая те времена, я бы сказал, что ее личная жизнь звучала как поздние DEAD KENNEDYS. Ну и ладно.

В один прекрасный день мы с группой сидели у меня дома и ждали гостей. Мы собирались отправиться в тур по всему юго-восточному побережью, и команда, которая должна была составить нам компанию, опаздывала. В ожидании мы прогнали нашу программу около пяти раз. Спустя минут пятнадцать после того, как последний аккорд отзвучал, мы услышали звук подъехавшей машины, и высыпали на улицу. Это был уродливый сине-зеленый форд с наклейками AC/DC и BLACK SABBATH. Двери открылись, и оттуда с криками выпрыгнули пятеро небритых вонючих людей, похожих на бездомных. Они направились к нам, а затем в два прыжка преодолели забитую 20-метровую парковку и, не раздеваясь, прыгнули в располагавшийся у меня во дворе бассейн.

Хозяйка общежития, миссис Эрмор – хрупкая 80-летняя женщина с больным сердцем — тут же появилась ниоткуда и понеслась к нам на всех порах, сграбастав в охапку своего мужа. Он перенес два инсульта, несколько операций и так далее. И вот она видит мужиков в бассейне, а потом замечает меня. Дама выставила перед собой мужа и заорала: «Выгони этих хиппи из бассейна!». Я был в шоке. Неужели она не понимает?

«Это не хиппи, миссис Эрмор — ответил я — это BLACK FLAG».

Я ждал, что она ответит: «Ох, BLACK FLAG, как это я не догадалась, ну конечно. Боже, тот чувак в задравшейся майке, это же Грег Джинн! А вон тот парень наверное Чак, какой приятный молодой человек. Ух, ты, это же Дез, а вон Эмиль, а тот красавчик, старающийся походить на Чарли Мэнсона, должно быть, их новый вокалист Генри Гарфилд, то есть, я хотела сказать, Роллинз. Вероятно, он женился и сменил фамилию».

Вместо этого мне было сказано, что у меня есть 5 дней, чтобы съехать.

Это был совместный тур BLACK FLAG, ROACH MOTEL и SACCHARINE TRUST. Мы должны были отыграть 5 концертов на юге. Итак, нам пришлось разделиться и решить, кто с кем поедет. Наш 610-ый Датсан с Бэтменом на крыше был слишком мал, поэтому со мной могли поехать не все члены группы. Некоторым пришлось загрузиться в машину BLACK FLAG.

Учитывая, что нашим единственным багажом были гитары (Грег был весьма любезен, предложив нам играть на их аппарате), я мог взять к себе 3-4 человек и пару гитар.
Боб, вокалист ROACH MOTEL, и его девушка Синди хотели поехать со мной и моей тогдашней девушкой Натали. Она должна была сидеть спереди и составлять мне компанию. Но тут появился Чарли Мэнсон и сказал: «Я еду с тобой», после чего достал украденный где-то бильярдный шар с номером 8 и уставился на него невидящим взглядом. Я посмотрел на Боба, он лишь пожал плечами.

Натали сказала, что поедет сзади, так что я остался один на один с Мистером Индивидуальностью. Когда мы уже были готовы стартовать, на горизонте показался наш дорожный менеджер Джон Маккуиган. Что-то менять было уже поздно, поэтому он поехал с нами, рядом с Натали. Мой панцирь невозмутимости продержался два часа, после чего взорвался, пробив собой дно машины.

Итак, вот мы и в пути, покидаем Гейнсвилль и держим курс на Тэмптон к месту проведения нашего первого концерта. Я нервничаю. Боб и Синди сидят прямо за мной, курят одну сигарету за другой и упиваются диетической пепси. Джон и Натали сидят на самых дальних сидениях. Они жалуются на дым и непрерывно спрашивают, когда мы наконец приедем. Впереди едет уродливый фургон с безумными хиппи-серферами на крыше. Ребята явно переборщили с кислотой. Боже, я думал, они погибнут. Хотя было забавно наблюдать за этими парнями с развевающимися волосами, изображавших серфингистов на скорости 65 миль в час.

Боб и я отпускаем пару замечаний насчет того, какие же тупые эти калифорнийцы. Но Генри на это никак не отреагировал. Он был слишком занят своим шаром с восьмеркой и тренировкой мэнсоновского взгляда.

Всего один раз я повернул голову в его сторону и спросил: «Эй, чувак, как дела?».
Он фыркнул и продолжил играть со своим шаром. Итак, говорю я себе, это парень полный хуй, при этом он поет в BLACK FLAG и едет в моей машине! Ух, ты! Я теперь крутой или как? Не могу дождаться, когда расскажу об этом маме с папой – они будут восхищены. Правда. Но черт, малыш Хэнк высосал из меня весь энтузиазм без остатка. Может после Тампы он больше со мной не поедет?
Ага, разбежался.

ROACH MOTEL открывали концерт в Тампе. Мне впервые довелось сыграть на аппарате Грега Джинна. Я подключил гитару и взял аккорд «А». Это мой любимый аккорд, все мои любимые группы со мной согласятся. Как бы то ни было, эта штуковина была такой громкой, что у меня волосы встали дыбом, а штаны были готовы слететь вместе с ремнем. Какая мощь. Какая энергия. Какой темперамент! Мы отыграли нашу программу, ввязавшись всего в дюжину драк или около того. Спокойный вечер.

Один парень, Мерзкий Боб, прыгнул на меня с разбега, но я успел увернуться, и он угодил головой прямо в усилитель Грега (8 на 12 футов). Боб сломал себе челюсть в трех местах. Но это его не остановило. Он стоял перед нами весь, его челюсть свисала ниже шеи и была немного свернута влево. Парень все повторял: «Фы, рефята, панф-роф», а кровь стекала у него с подбородка прямо на футболку «Sid Burger». Вау. Черт. Я нервничал.

Наконец на сцену вышли BLACK FLAG. За весь вечер Хэнк так ни с кем и не заговорил. Ну, помимо своего шара с восьмеркой. Он все рассказывал своему единственному другу, какой тот мерзкий и как он надерет ему задницу. Доложу вам, шарик выглядел напуганным, . Как бы то ни было FLAG дали року как надо. Они всегда играли на высоте, что бы ни случилось. Я до сих пор ворую их движения.

Итак, долбанный новый вокалист BLACK FLAG был одет в шорты. Шорты, ради всего святого! В довершении всего он был босой. Это не панк-рок. Еще у этого парня не было шеи, он был похож на покореженный пень. Тем не менее, он спел всю классику и лишь один раз дернул за волосы пару девчонок. Молодец!

На следующий вечер мы играли в Форт Лаудердале. Милая долгая поездка. Генри по-прежнему был новичком в BLACK FLAG и снова ехал со мной. Конечно, я очень напрягался по этому поводу. Я просил, нет, умолял Деза и Чака о том, чтобы взять к себе одного из них или Грега. Но им нравилось тусоваться вместе и, в общем, они сказали, что Генри любит быть наедине с собой. «Да уж – говорю — это я заметил».

Мы набились в машину и поехали на юг. Всю дорогу я боялся, что нас либо остановят за перегруз, либо оштрафуют за загрязнение придорожных лесов, либо копы примут меня за сбежавшего пациента клиники для душевнобольных. К счастью, ничего этого не случилось, и мы доехали на одном дыхании. Генри вел себя тихо, поэтому говорили в основном мы с Бобом – большей частью о прошедшем концерте и о том, что мы будем играть сегодня. В один прекрасный момент Генри и его шар взглянули на нас и спросили, есть ли у нас в машине какие-нибудь кассеты. Я ответил, конечно — DEAD BOYS, RAMONES, REZILLOS, DK’s, BLACK FLAG, BAZOOKAS и много подобного панк-говна.

Он спросил, нет ли у нас записей BLACK SABBATH или LED ZEPPELIN. Я сказал, что это не панк-рок, и как такой парень как он вообще может слушать подобное дерьмо? Генри надулся и молчал остаток пути.

Наш концерт в Форт Лаудердале был, вероятно, одновременно лучшим и худшим за все наше существование. Мы не смогли сыграть ни одной песни и провели на сцене 17 минут. Каждый раз, когда мы начинали отсчет, публика буквально бросалась на нас. После попыток сыграть пару песен мы отчаялись и просто отсчитывали раз-два-три-четыре, а потом начинали дубасить людей гитарами. Барабанщик продолжал играть, а Боб пытался петь, люди в зале тем временем хотели стащить его сцены и растоптать.

На моей гитаре остались две вмятины от голов каких-то идиотов. Оттереть кровь было не так-то просто (рекомендую использовать для этих целей Lysol 501, эта штука помогает). Несмотря ни на что, BLACK FLAG отважились выйти на сцену после нас. Они играли как боги, но к тому моменту нам удалось неплохо поколотить публику, поэтому не все были в состоянии это оценить. Но, кажется, ребята из SACCHARINE TRUST и BLACK FLAG (кроме Генри) от души вонзили тем вечером. Было весело.

Следующий вечер – Дэйтона Бич и Twenty Grand Club. Генри почему-то ехал не с нами. Быть может ребятам из группы стало его жалко, а может они поняли, что он и его шар-восьмерка нам не нравятся. Мы приехали в клуб и сыграли. Обычный концерт ROACH MOTEL. Боб начал терять сознание, впадая в привычную для него диабетическую кому. Его девушка сделала ему укол инсулина, он очнулся, выпил еще пива и доиграл сет до конца. Панк Рок.

Потом снова пришло время Опытов Чарльза Мэнсона. FLAG начали свое буйство. Какая-то девушка из первых рядов строила вокалисту глазки. Она подмигнула Генри, и тот вытащил ее на сцену.

«Ух, ты – подумал я – очень мило, он хочет с ней потанцевать».
Хотя это больше походило на изнасилование. Он повалил ее на пол и начал бормотать без передышки «Gimme, gimme, gimme, I want some more». Одной рукой он схватил ее за волосы, а другой мертвой хваткой вцепился в микрофон.

Скоро девушка начала плакать и умолять Генри, чтобы он позволил ей встать. Но Мистер Роллинз продолжал вопить и работать на полную катушку в своих симпатичных голубых шортах. Вскоре люди из зала стали запрыгивать на сцену, пытаясь вырвать девочку из-под Генри. Но он не хотел ее отпускать.
Наконец сама группа перестала играть, но Роллинз не прекращал свою «Gimme, gimme, gimme»-мантру и не ослаблял хватку. Наконец, до него начало что-то доходить или я не знаю, но он, наконец, слез с девушки. Фанатка в слезах выбежала из зала на парковку, группа доиграла программу до конца.

Когда мы позже хотели серьезно наехать на Генри, он опять уставился в шар, всем своим видом показывая, что не хочет неприятностей. Наверное, он зверь только с девчонками.

Как бы то ни было, наш тур подошел к концу, и я хочу сказать, все ребята кроме Генри просто замечательные люди. Чак часто слал нам открытки, несколько раз я пересекался с Грегом. Но, исходя из того, как Генри показал себя в туре, я могу сказать только одно: Генри Роллинз Вел Себя Как Ссыкло.

Возьмите мою жизнь, пожалуйста.

Добавить комментарий