Джордж Табб vs. MINOR THREAT

Рок-н-рольщик и любитель выпить Джордж Табб встречается с подростками-стрейтэджерами из MINOR THREAT. Как выяснилось, Яну Маккею уже в начале 80-х поклонялись все, кому не лень. Джорджу было лень. Он рассуждал так: если Ян — бог, пусть купит мне пива

Текст: Джордж Табб
Перевод: Максим Подпольщик

Вот он я – в больнице, в ожидании третьей операции за этот год, а один из молодых практикантов тыкает в мои выпотрошенные кишки светящимся пурпурным цветом пальцем. Он спрашивает, тот ли я самый Джордж Табб, что писал для MAXIMUMROCKNROLL.
«Писал?», — спрашиваю я, понимая, что это очень плохой знак, я скоро умру, и поэтому он говорит обо мне в прошедшем времени.
«Я до сих пор для них пишу», — говорю я этому мальчику, который занят изучением моей раны. Она похожа на вагину, сделанную из филе миньон.
«Этот журнал еще выходит?», — спрашивает он.
Я говорю, что да.
«Вы знаете, я читал его, когда учился в школе», — отвечает он.
Я смотрю на него, и понимаю, что это было три года назад, максимум.
«Я слышал, вы написали статью о MINOR THREAT», — говорит он, добавив «Я был стрэйтэджером много лет».
«Очень на это надеюсь», — говорю я парню, в то время, как тот переворачивает меня на левый бок, а затем, сует мне в прямую кишку указательный палец второй пурпурной руки.
«Черт, больно», — кричу я, когда он дотрагивается до моей увеличенной простаты.
«Расскажите, когда вы их впервые встретили», — говорит он и медленно вынимает палец из моего тела.
«Ну…», — бормочу я – «Сколько времени у тебя есть?».
Он бросает взгляд на свои дорогущие часы, которые – я уверен – покрыты микробами, а затем отвечает: «Достаточно. Единственное место, куда мы можем отправиться – это в морг на первом этаже».
Я смотрю на него с ужасом.
«Шучу», — говорит он, но где-то глубоко внутри я знаю, что он лукавит.
«Итак», — начинаю я – «На юг страны опустилось знойное лето и…»

Вэн подкатил к черному входу Зала Американского легиона в Гейнсвилле, штат Флорида. На нем, как и ожидалось, были вашингтонские номера.  Я крикнул своему приятелю Джону Маккуиггану, что они здесь.
Он пришел в невероятный восторг, и сказал, что это его любимая группа и они невероятно крутые. Вообще-то, Джон твердил мне об этом всю последнюю неделю. Постоянно. Даже в то утро, когда мы стригли себя лошадиными ножницами его родителей, он продолжал талдычить, что это его любима группа на все времена. Я спрашивал, что же в них такого особенного, а он знай себе повторял, что они лучше всех.
Тогда я спросил: они берут музыкой, имиджем или чем? Он просто сказал: «Увидишь». Так что мне оставалось только запастись терпением и ждать.
А теперь мы катались на скейтах у входа в Зал Американского Легиона, ожидая, когда они, наконец, приедут. И вот, они здесь. Вэн подкатил к черному входу, где обычно выгружаются группы, и остановился. Джон в невероятном восторге подкатил к дверям фургона, я последовал за ним. Я должен был увидеть из-за чего весь этот шум. Он на самом деле очень и очень любил эту группу.
Боб, вокалист моей группы ROACH MOTEL, тоже их обожал. Этим вечером мы должны были выступать на одной сцене с ними и группой Джона – LIQUID PLUMBER.
Вообще-то LIQUID PLUMBER должны были играть первыми, затем MINOR THREAT, а потом мы —  хэдлайнеры. Третье место.
Мы с Джоном подкатили вплотную к машине и взяли доски в руки. Он был так возбужден, что буквально дрожал всем телом. Я подумал, что группа должна быть просто пиздец какой крутой. Даже те, кто готовили зал к концерту, высыпали на улицу и впились глазами в тачку.
Боб был со своей девушкой Синди, они оба сходили по группе с ума. Наш барабанщик Фрэнк даже бросил возиться с аппаратом, чтобы вместе со всеми встретить гостей. Басист Пол отложил в сторону «Майн Кампф», чтобы взглянуть на вэн, а гитарист Джефф, казалось, забыл про свое пиво, которое стремительно нагревалось под палящим солнцем Флориды.
Группа просто обязана быть гениальной, думал я, глядя на вэн.
Я представил себе, как они выйдут. Я сразу вообразил здоровяков типа MISFITS. Быть может, на их кожаных куртках нарисованы огромные кости, у них широкие плечи и девилоки. Это было бы круто.

Потом я подумал, может, они похожи на RAMONES? Может, они носят кожаные куртки с цепями, у них длинные волосы, они нюхают клей и все в таком духе?

Затем я представил, что они выглядят, как те «хиппи» (как назвала их моя домоправительница) из BLACK FLAG – с длинными волосами, чумазыми лицами и так далее.  А может, они похожи на ROMANTICS – обтягивающие кожаные штаны, набриолиненные прически, красные куртки.

 
Ничто, вообще ничто не могло подготовить меня к тому, кем они должны были быть на самом деле.
Тада.
Когда двери вэна наконец распахнулись, и группа явилась нашим взорам, у меня отвисла челюсть. Они не были широкоплечими или длинноволосыми, не носили девилоки и кожаные куртки с цепями, не походили на кучку хиппарей с бородами, у них даже не было аксессуаров из красной кожи и объемных причесок.
Нет.
Вместо этого на них были опрятные, чистые джинсы, футболки лакост, красивые кеды и, черт побери, они были подстрижены более чем обыкновенно.
Я взглянул на Джона и Боба. Они взглянули на меня. Я сказал: «Это и есть MINOR THREAT? Да это же просто хлюпики в футболках от Izod (кажуальная фирма)».

Честно признаться, я никогда не слышал записей MINOR THREAT. Вообще-то, в то время у них всего-то и было что сингл да одна песня на вашингтонском сборнике FLEX YOUR HEAD. У меня была эта пластинка, но я так ее и не послушал.
Ну, вообще-то, один раз я пытался это сделать. Я поставил запись на свою Вертушку С Автоматической Сменой Пластинок и нажал на старт. Игла упала на пластинку,  тут к ней подлетела Уолли, моя птичка, которую я назвал в честь Уотти из EXPLOITED.
Уолли был австралийским попугаем, с Уотти их роднил большой ирокез.

 
Еще он хорошо умел кусаться. Очень больно для маленькой птички. Однажды он покусал мою девушку и ее друзей. Но он никогда не кусал меня, моих друзей или членов группы. Ладно, возможно, он разок цапнул Пола, но это только потому, что тот был нацистом.  А однажды Уолли снес яйцо.
Боже.
Получалось, что он – это она. Я дал ей мужское имя, а она откладывает яйца.
Вообще-то, я сперва подумал, что это странно – птица мужского пола несет яйца, поэтому я отвез Уолли к ветеринару. Там-то мне и объяснили, что она не мужского пола. Но сперва врач поглумился над моей тупостью. Сначала я подумывал дать ей другое имя, но потом решил не париться. Я хочу сказать, она же все-таки птица, в конце концов.
Вольная птица.
И я не собирался ходить с ней на свидания и все такое. Я бы не стал ходить с ней по клубам или приглашать на обед и знакомить с родителями. Я не собирался представлять ее друзьям, чтобы они потом говорили: «Джордж, а почему у твоей девушки мужское имя?».
Вообще-то, если подумать, мой отец не отказался бы приударить за ней, узнай он, что она моя девушка. Хотите, верьте, хотите – нет.
Как бы то ни было, Уолли прошлась по пластинке, а затем накакала на нее. Чем-то зеленоватым и жидким. Я очень расстроился и сказал ей, что она только что испортила мою новую хардкор-пластинку из Вашингтона, и теперь мне никогда не услышать IRON CROSS, TEEN IDLES или MINOR THREAT.
Уолли лишь взглянула на меня и повернула голову вбок. Тогда я повторил все, что только что произнес, и она начала чирикать. Я подумал, что до нее дошло.
Так и оказалось – она слетела с проигрывателя и приземлилась на диван, где я читал последний номер одного старого калифорнийского зина под названием RIPPER, где были опубликованы фотки ROACH MOTEL. Недолго думая, она обгадила и его.
Панк-рок.
Тогда я позвонил своему приятелю Биллу Хиппи, который работал в местном музыкальном магазинчике «Третья Глава», и спросил его, как счистить птичье дерьмо с пластинки.


MINOR THREAT

Я позвонил своему приятелю Биллу Хиппи, который работал в местном музыкальном магазинчике «Третья Глава», и спросил, как счистить птичье дерьмо с пластинки.

Я спросил, нужно ли мне применить эту жидкую хрень для чистки пластинок или как? Он сказал, что мыло и вода вполне подойдут. Я сказал: «Мыло и вода? То, что я иногда использую при мытье посуды?».
Он сказал мне, что это отлично подойдет. Что мне нужно потереть пластинку, словно грязную посуду, а затем сполоснуть ее. Я поблагодарил его за совет и повесил трубку. Я посмотрел на Уолли, которая была занята выклевыванием глаз Генри Роллинзу с обложки RIPPER, и сообщил ей, что все будет в порядке.
Она согласилась со мной, нагадив на диван.
Ну что ж, я начал мыть пластинку FLEX YOUR HEAD с мылом и водой в раковине, но зеленое вещество было не так-то просто оттереть. Тут я должен сообщить вам, что я не особо хорош в мытье посуды. Это требует усилий. Слова на «у». А это то, чего я стараюсь избегать везде и всегда.
Попыхтев еще немного и соскоблив пару зеленых пятен, я почувствовал себя лучше. Затем я протер пластинку одной из своих футболок с Дядюшкой Флойдом и поставил запись на вертушку.

Как только игла дошла до того места, где нагадила птица, пластинка стала заедать. Твою мать. Тогда я снова позвонил в «Третью главу» и попросил позвать Билла Хиппи. Я рассказал ему о своей проблеме. Он посоветовал мне помыть ее получше и ни о чем не беспокоиться. Я снова поблагодарил его и  повесил трубку.
«К черту это», — подумал я, когда вновь принялся за мытье FLEX YOUR HEAD. Я не смогу это отмыть. И вообще это похоже на работу или вроде того. А это значит, что без слова на «у» не обойтись. Нет, мне нужно почистить пластинку без всего этого. Это будет панк-рок.
Поэтому я открыл дверь и отнес пластинку к своему соседу Джиму. Недавно он купил новую посудомоечную машину и сказал, что я могу помыть пластинку в ней.
Я засунул ее внутрь и увидел, что там, помимо пластинки, нет ничего кроме беспорядочно разложенных ложек и вилок. Я сказал, что у меня в квартире посуды гораздо больше и нельзя ли мне заодно вымыть и ее? Я подумал, зачем переводить электричество и воду?
Он сказал: «Конечно».
Тогда я притащил кучу тарелок, мисок, стаканов и прочей утвари, которая вот уже восемь месяцев собирала тараканов у меня в раковине. Когда я вернулся к Джиму, он сообщил, что отправляется в бассейн «попялиться на крошек», как он это называл. Ага.
Как бы то ни было, я изучил настройки посудомойки и решил выбрать мытье горячей водой с последующей сушкой. Я подумал, какого черта, все должно быть по первому разряду. Да и Джим платит за электричество. Так что я включил эту штуковину и вернулся к себе в квартиру, чтобы продолжить читать RIPPER, на обложке которого, к тому времени, уже красовался преображенный Генри Роллинз – без глаз и с ожерельем из птичьего дерьма вокруг шеи. Так он выглядел гораздо лучше.

Я вернулся в квартиру Джима спустя каких-то сорок пять минут. Машина уже отключилась и остыла. Я открыл дверцу посудомойки, и на меня хлынул жаркий воздух. Как бы то ни было, я произвел осмотр всех чашек, тарелок и кастрюль – они были по-прежнему грязные. Ну, может не такими грязными, как до мойки. Там просто остались тараканы. Они прилипли к посуде и были твердые, как замороженные изюминки. Но в принципе, все было чистое. Я хочу сказать, черт, между тараканами уже можно было класть еду.
Затем я взглянул на FLEX YOUR HEAD. Пластинка в точности соответствовала своему названию.
Твою мать.
Она была искривлена и все такое, и больше походила на миску, чем на пластинку.
Я проклял себя за то, что испортил FLEX YOUR HEAD, а не NOT SO QUIET ON THE WESTERN FRONT — сборник, который выпустил MRR.

Когда MINOR THREAT вышли из вэна, я искренне недоумевал, как себя вести. Я еще не слышал их музыку, и теперь не был уверен, что мне этого хочется. Ну какой долбанный панк-рокер будет носить футболку с крокодилом?
А их джинсы.
Когда они выкатили маршаловские стэки, я увидел, что их штаны абсолютно новые и чистые. Как и их кеды.
Меня начало отпускать, и я шепнул на ухо Джону: «Ты уверен, что это MINOR THREAT?».
Он посмотрел на меня и пожал плечами.
Тут из фургона вышел тот лысый парень в трикотажной шапке и книжкой Стивена Кинга в руках. На нем были выцветшая серая футболка, потертые штаны и старые грязные кеды. Он подошел к нам с Джоном.
«Привет, меня зовут Ян», — вежливо сказал он.

Джон зашептал мне, что это точно MINOR THREAT.
Я пожал руку парню, похожему на Слаго.

Он был очень мил и спросил, не знаю ли я, где здесь туалет и где можно купить начос с сыром. Я сказал, что туалет находится прямо напротив Зала Американского Легиона, а если пройти вверх по улице, там будет Мэйджик Маркет, где можно купить сырные начос. Он поблагодарил меня и ушел.
Я взглянул на Джона, его челюсть отвисла до колен. Я спросил, все ли с ним в порядке. Джон ответил, что не может поверить, что я только что пожал руку Яну Маккею.
Я сказал: «Что? Ты о том парне, который пошел отлить и ест дерьмовую еду из Мэйджик Маркета?».
Джон кивнул. Он объяснил мне, что Ян Маккей – бог (не знал, что у Маккея был «божественный» статус уже в те годы – прим.) Я ответил, что если он бог, пусть купит мне пива. Когда Ян вышел из сортира и направился к Мэйджик Маркету, я крикнул, чтобы он захватил мне пивка. Не думаю, что он меня услышал.
Я вернулся в Зал Американского Легиона и продолжил готовиться к вечеру. ROACH MOTEL уже были на сцене, настраивали гитары и все остальное, Фрэнк не переставая стучал по бочке, а звукач все говорил о каком-то «кольце» или чем-то таком в барабане и что его нужно убрать. Все это время звукорежиссер без устали нажимал на кнопки. Я подумал, как можно вынуть кольцо из бас-бочки, не проще ли просто засунуть туда руку и вынуть эту штуковину. Потом Фрэнк начал стучать по другому барабану, и вновь звукач заговорил о кольцах. Бог ты мой, получается, в барабанах до фига колец. Наверное, они соскользнули с пальцев Фрэнка. Я хочу сказать, он похож на бабу.

Направляясь к сцене, чтобы «почекать» свою гитару — что на практике означало просто включить ее в усилитель и какое-то время наяривать «Sonic Reducer» — я заметил, как гитаристы MINOR THREAT катят на скейтах свои стэки «Маршалл». Один из них блондин в очках и с какой-то странной татуировкой, которую мне было плохо видно с моего места. Тем не менее, она казалось мне знакомой. Другой парень был одет в куртку для игры в гольф. Его каштановые волосы были зализаны назад.

«Салаги», — подумал я про себя.
Я проверил свою гитару «Соник Редюсером» и сошел со сцены, чтобы звукач смог подготовиться для полноценной настройки ROACH MOTEL. Я отправился туда, где стояли гитаристы с их новенькими уселками, и представился.
«Привет, я Джордж из ROACH MOTEL, а вы, ребята, наверное, MINOR THREAT?», — спросил я.
Они молча уставились на меня.
«Как добрались?», — говорю.
Никакой реакции.
«Вы же MINOR THREAT, не так ли?» — спросил я, пытаясь изобразить взволнованность. Они просто уставились на меня, а затем повернули головы вбок, прямо как мой попугайчик.
«Уолли», — сказал я – «Ты опять собираешься обгадить FLEX YOUR HEAD?».
Наконец парень взглянул в мою сторону и спросил, не сошел ли я с ума. Я ответил, что нет, и что я играю в ROACH MOTEL.
«А-а-а», — протянули они в унисон. Странные ребята.
Тогда я спросил блондина: «Что у тебя за татуировка на руке?». Он показал ее мне. Это был логотип Кока-Колы. Вытатуированный у него на руке.
Мило, подумал я.
«Мило», — произнес я.
«Правда?», — спросил он.
«Да», — соврал я.
«Круто, меня зовут Брайан Бэйкер, я играю на гитаре в MINOR THREAT», — сказал он.
Я спросил, почему он выбрал Кока-Колу, а не Пепси или еще лучше – Будвайзер. Он сказал, что ему нравится Кока, и что он стрейтэджер. Второй парень сказал, что он тоже стрейтэджер. Позже я узнал, что чувака зовут Лайл Преслар.
«Стрейтэджеры?», — спросил я – «Что это? Типа вы носите с собой ножи и все такое? Или у вас в кармане по рулетке, и вам нравится измерять всякие вещи?».
Это было видно. Я хочу сказать, блин, эти ребята одевались, как ботаны и наверняка шарили в математике. Наверное где-то там у них были припасены колпачки от ручек и линейки.
«Нет, не так», — объяснил Лайл – «Мы стрейтэджеры, что означает, мы не любим пить, курить и заниматься сексом».
«Что?», — закричал я – «Вы не пьете, не курите и даже не трахаетесь?».
«Верно», — сказал Брайан. Тогда я крикнул Джону Маккуигану, чтобы он немедленно тащил свою задницу сюда. Тот подкатил через минуту.
«Джон», — сказал я – «Эти парни не пьют, не курят и не занимаются сексом». Джон сказал мне, что это и есть «стрейтэдж». Я сказал Джону, что они спятили. Затем повернулся к двум гитаристам в айзодовских футболках и спросил в чем дело.
Но я мог этого и не делать. Было очевидно, что они не пьют, потому что им еще нет восемнадцати, не курят, потому что их мамочки и папочки посадят их за это под домашний арест, а что до секса, блин, да кто захочет трахаться с этими придурками?
Лайл сказал, что их группа не верит в эти «штуки». Какая к черту разница.
Наконец, ROACH MOTEL настроились, и мы отодвинули инструменты в угол, чтобы MINOR THREAT смогли начать саундчек.
«Я должен это видеть», — сказал я Джону. Он сказал, что мне нужно просто подождать, и тогда я увижу, какие они замечательные.
Когда группа вышла сцену, я никак не мог отделаться от мысли, откуда у этих сосунков новые «Маршалы».
Потом они расчехлили гитары. Вашу ж мать! У них были Лес Полы. Охренеть.
Их оборудование стоило несколько тысяч долларов. У меня был паршивый комбик «Кэрвин» и дрянная Уонтэйдж Флаинг Ви, а у них – топовая аппаратура. Я был в шоке.
Их барабанщик начал делать то, чем некоторое время назад занимался Фрэнк. Стучать по барабану, в то время как звукач разорялся о «кольцах» в барабанной установке. Ударник продолжал стучать, а затем исполнил пару проходов. Звучало хорошо.
Затем настал черед басиста. Этого лысого парня вроде как звали Стив, и он был очень вежливый. Чувак помог стащить мой комбарь со сцены и показался мне приятным. Он выдал пару басовых партий, которые звучали великолепно.
Следующими были гитаристы.
Они сыграли пару риффов, которые прозвучали так, как я никогда ранее не слышал. По крайней мере, в исполнении панк-группы. Это было как AC/DC, что в моем понимании невероятно круто. Почти как Нюдж, сказал мне потом Джефф.

И вот пришла очередь вокалиста. Лайл в микрофон позвал Яна. Затем он спросил, видел ли его кто-нибудь. Джон ответил, что он отправился вверх по улице некоторое время назад и должен скоро вернуться. Тогда группа поиграла еще немного, а Брайан начал ездить на скейте вокруг Зала. У него хорошо получалось. Ему удавались повороты на 360 градусов и «тик-таки». Он предложил мне поездить наперегонки, и мы начали нарезать круг за кругом вокруг клуба. Наконец, появился Ян и команда снова начала чекаться.
Надо ли говорить, что они вжарили как надо?
Группа сыграла несколько песен, я никогда не слышал более слаженной и громкой команды. Эти ребята были настоящими подонками.
Они сыграли все эти сложные штуки и даже ни разу не сбились. Черт, если ROACH MOTEL удавалось вылететь друг из друга хотя бы два раза за песню, это уже был хороший результат. А эти парни не ошибались.
Вокалист Ян был невероятно хорош. Он орал в микрофон, носился как угорелый и был панк-рок. Теперь я понял, почему их так любили Боб и Джон. У них была энергия. Энергия, которую я никогда прежде не видел. До того, как выйти на сцену, они были тихими, как мышки, с этими своими крокодильими футболками, в новых джинсах и кедах. Но когда они подключились и начали играть, твою ж мать. Ярость невероятной мощи. Которую я никогда не видел прежде. Или с тех пор.
Закончив играть, они подвинули свои вещи, чтобы группа Джона могла начать настраиваться. Я вышел на улицу, и этот паренек Ян вышел вслед за мной. Я сказал ему, что его группа просто замечательная.
Ян ответил: «Спасибо, Джордж». Воспитанный парень.
Я спросил, является ли он «стрейэтэджером», подобно остальным участникам своей группы. Он сказал, что да — такой образ жизни ему приятен и делает его более опасным. Он сказал, что всю энергию, которую он мог бы растратить на наркотики и алкоголь, он вкладывает в выступления, исполнение и написание песен. Я сказал, что это видно, и что энергии в них больше, чем в ком бы то ни было. Я спросил, правда ли, что у него тоже не было секса, и он сказал, что это так.
Ух, ты.

Позже тем вечером MINOR THREAT отыграли офигенный концерт.

Когда настал черед ROACH MOTEL выйти на сцену, публика взрывалась от ярости, и мы тоже отожгли. Но мы и близко не стояли с MINOR THREAT. Им удалось изменить мое мнение о них и о панк-роке.
Навсегда.
Эти ребята были супер. Я думал об этом, играя «Pizza Face» и «Now Your Gonna Die» на моей сраной Flying V. Пока я играл, Брайан и Лайл бесновались у сцены с поднятыми вверх двумя пальцами и кричали: «Джордж, Джордж, Гитарный Бог».
Эти ребята точно были нормальными – для тех, кто не пьет, не курит и не трахается.
А еще они были смешными. Когда мы заиграли «Born to be wild», они поднялись на сцену и начали подпевать Бобу. Даже Ян присоединился.
«Офигенно», — подумал я.

После концерта я спросил, можно ли купить их пластинку. У них еще оставалось несколько копий, и они продали мне одну за пару баксов. Это была та самая голубая сорокопятка со скинхэдом на обложке и чуваком в кожаной куртке с пробкой вместо головы на заднике. Смотрелось круто.

Я сказал, что их группа мне очень понравилась, и предложил потусоваться. Они сказали, что было бы здорово, как выяснилось, они вписываются у Боба и пробудут в городе еще какое-то время. Я сказал, что это круто и попросил их подписать мою только что купленную пластинку.
Они смеялись и писали всякие глупости типа: «Джорджу, моему любимому дровосеку – Брайан Бэйкер» или «Flying V – что еще ты можешь сказать? – Лайл Преслар», или «Ван Хален? Нет, это Джордж! – Ян Маккей» и так далее.
Хе-хе.
Веселые ребята. Потом они захотели, чтобы я подписал им пластинку ROACH MOTEL, и я выдал что-то типа: «Пойдите и трахнитесь – Джордж Табб».

Мы хорошо повеселились.

Когда мы закончили грузить аппарат обратно в фургон, я остался на несколько секунд наедине с Яном. Я в очередной раз сказал, что влюбился в их группу и жду не дождусь, когда нам снова удастся сыграть вместе. Он ответил, что тоже будет очень рад новым совместным выступлениям. Затем я спросил, не напрягает ли его, что я пью. Потому что на самом деле, я не хотел никого обидеть.
«Джордж», — ответил он – «Стрейтэдж – это то, что я делаю исключительно для себя. Что-то личное. Я бы никогда не стал говорить кому-то еще, как себя вести и что делать».
Затем он подошел ко мне и сказал, что ему все равно пью я или нет и пожелал мне всего доброго.
Я сказал ему, что это здорово и поблагодарил его за то, что он такой, какой есть.
В дальнейшем мы дали еще несколько совместных концертов и громыхнули со смаком.

Мы сблизились гораздо сильнее, и я по-настоящему полюбил этих ребят в айзодовских майках. Если мне не изменяет память, Ян угощал меня пивом в клубе «Reality Kitchen» на нашем совместном шоу. Но не верьте мне. Спросите у него.
И передайте от меня привет.
Возьмите мою жизнь, пожалуйста.

Один отзыв

  1. правильный смысл

Добавить комментарий