Lisabi: «В Бразилии кокаин продают из окон тачек»

Нас часто обвиняют в том, что мы пишем только о своих друзьях, а больше никого не видим. Что ж, этот материал не исключение, но много ли у вас друзей в Бразилии? Sadwave пообщались с музыкантом замечательной экспериментальной группы Lisabi из Сан-Паулу о запрещенных развлечениях и особенностях бразильской панк-сцены.

LisabiТекст: Вадим Гуров
Беседовал: Павел Дуев

Бразильцы Lisabi назвались в честь матери нигерийского музыканта Фелы Кути. Помимо всего прочего он прославился тем, что основал на территории родной страны собственное государство Калакута, а после его разгрома жил в «Икее». С двумя участниками этого психоделического секстета из Сан-Паулу я познакомился, учась в американском колледже в 2006 году. Несмотря на то, что в то время в моем плеере постоянно звучала песня ВИА «Пляж» со словами «я никогда не поеду учиться в американский колледж», судьба распорядилась иначе. Для меня было шоком, что, вопреки распространенному мнению, американские студенты, оказывается, еще и учатся, хотя, конечно, их основным занятием были пьянки и разврат. Еще считалось, что в зарубежных колледжах полно субкультурной молодежи. Это тоже оказалось мифом – панки ходят не в колледж, а на концерты. Одним из немногих парней в кампусе, с которым у меня совпадали музыкальные вкусы, был бразилец Габриэль, будущий трубач и вокалист Lisabi. Именно от него я узнал о группе Immortal Technique, одну из песен которой я считаю самой мрачной в истории и до сих пор включаю ее в самых неподходящих ситуациях. С Габриэлем мы ездили в Чикаго на концерт Social Distortion (ребята завидовали; в 2006 году Майк Несс еще не строил из себя агрессивного республиканца-гангстера, палящих в потолок ковбоев в зале также пока не наблюдалось). Габриэль познакомил меня с Максом, будущим саксофонистом Lisabi. Объединившись с соседями бразильцев по общаге, мы закидывали яйцами дом братства «Сигма Джи» (или «Сигма Пи», никогда не понимал, что все это значит). В подобных объединениях традиционно состоят гопари и понторезы. Сейчас все они наверняка уже сделали себе карьеру в американском футболе или в Белом доме. Осенью 2006-го я и подумать не мог, что вскоре, вернувшись домой в Бразилию, Габриэль соберет группу, которая будет звучать как отличный микс из творчества экспериментальщиков Mars Volta и ска-панков Star Fucking Hipsters. В феврале Lisabi выпустили новый альбом Of Violence. Панка в нем совсем нет, зато есть меланхолия и спасительная расслабленность в духе основоположников эмо-лаунжа Karate.

Не можем не отметить, что группа Габриэля существуют строго по принципу DIY. Для поддержания необходимого градуса угара, мы попросили пообщаться с ним oi!-обозревателя Sadwave Павла Дуева. Экспериментальная музыка не его конек, но это неважно. Главное, что в отличие от нас Павел недавно побывал в Бразилии. И, кажется, все понял.

Gabriel

Вокалист и трубач Lisabi Габриэль Сленес

Сейчас в Бразилии субботний полдень, поэтому не могу не поинтересоваться тем, как вы провели предыдущую ночь. Удалось ли поспать с пятницы? Это важный вопрос.

Габриэль: Ну, мы посетили несколько рок-клубов. У нас их в городе немного, порядка пяти. Так что, когда хочешь куда-нибудь выбраться, вариантов немного.

Минуточку. В Сан-Паулу, насколько я помню, клубов значительно больше пяти, вообще там довольно насыщенная ночная жизнь.

— Мы живем в штате Сан-Паулу, но не в одноименном городе. Наш дом в Миносе, это маленький городок неподалеку от Сан-Паулу. Мы часто ездим туда тусоваться, можно за день сгонять туда-обратно.

Кстати, Сан-Паулу уверенно держит статус кокаиновой столицы Бразилии. В остальных больших городах каналы перед чемпионатом мира по футболу относительно перекрыли. Это верно и для вашего города?

— Да, в целом в стране стало сложнее с наркотиками, но у нас нет проблем с кокаином . Можно легко договориться и тебе привезут. Люди прямо на улице продают его из окон машин. Подошел, дал денег и готово. Но тут, конечно, качество сильно разнится. Надо иметь хорошие отношения с поставщиками, чтобы получать качественный продукт. Более-менее приличный товар стоит 15 долларов за грамм, но нужно следить, чтобы тебя не наебали. Лучше иметь своего проверенного поставщика.

Меня всегда в Бразилии поражало, что у любого нищего отщепенца с собой огромное количество травы.  Складывается впечатление, что это самый дешевый продукт в стране.

— Примерно так и есть. В фавеллах можно найти гашиш по пятьдесят центов. Но тут, опять же, вопрос качества. Могут полную дрянь подсунуть, особенно если ты не местный.

Сан-Пауло глазами Павла Дуева и его группы «Учитель труда». Старейшая oi!-группа Москвы выступала в столовке с бутылкой водки вместо железа.

— Перейдем к музыке. Как вы бы определили стиль, в котором играете?

— Я сейчас  пришлю тебе ссылку, можешь послушать.

— Вообще-то я уже послушал, но это мало похоже на то, что я обычно слушаю. Поэтому и решил уточнить.

— Ну, я бы сказал, что это прогрессив-панк. Мы стараемся играть оригинально, но есть группы, которые нас вдохновляют. Прежде всего, Fugazi.  Сначала мы играли ска-панк, но постоянно экспериментировали со звучанием в итоге пришли к тому, что можно слышать на нашей последней записи.

Вы уже нашли свой стиль или по-прежнему продолжаете экспериментировать?

— Мы находимся в постоянном поиске, хочется играть что-то уникальное. Думаю, мы сохраним уже существующий вектор, но в рамках его продолжим разиваться.

Я заметил, что бразильская панк-сцена очень раздробленная, такое впечатление, что все воют со всеми, причем без всяких причин.  Крастеры, олдскул-панки, традиционные скинхеды, карекос и так далее. Все держатся максимально обособленно. Кто ходит на вас?

— На наших шоу нет таких разделений, там можно увидеть кого угодно. Да, есть крю, которые держатся максимально обособленно, грызутся между собой, но такие люди практически не появляются на концертах, они живут в своем обособленном мире. По-моему, они вообще плохо представляют, что такое панк-рок, просто выбрали себе какой-то стиль и придерживаются его, не понимая, что за ним стоит.

Еще я заметил, что в Бразилии высоко ценится народная музыка. Даже местные ска-группы нередко добавляют в свои песни национальные мотивы. Не хотите попробовать играть бразильский фанк, к примеру?

— У нас очень популярна народная музыка, но это мейнстрим, все-таки. Я сам часто слушаю фанк в машине. Но это уже огромная индустрия. Первые места в хит-парадах и все такое. Послушать такую музыку можно, но серьезно заниматься ей бессмысленно.

— В Сан-Паулу меня предупреждали о том, что трансвеститы максимально опасны, поскольку соединили в себе силу мужчины и вспыльчивость женщин. Мало того, что ограбят, так еще и ножом пырнут или изнасилуют.

— Есть такая проблема, да. Вообще, жизнь в Бразилии очень опасна.  Особенно для туристов. Например, был случай, когда какой-то турист из Европы шел по навигатору, зашел в фавеллы и больше оттуда не вышел. Главное, все время быть с местными, тогда ты относительно защищен. Турист всегда легкая мишень. Когда я сам поехал в Эквадор отдохнуть, мне угрожали ножом.

Концерт Lisabi в Сан-Пауло. Как говорится, почувствуйте разницу.

— Вы занимаетесь чем-то помимо музыки?

Недавно мы все решили сконцентрироваться на музыке, поэтому уволились. Я, например, раньше преподавал английский. Но теперь мы все твердо решили связать свои жизни с музыкой.

Возможно ли жить с концертов экспериментальной группе типа вашей?

— Это непросто, но если грамотно подходить к организации концертов, то всего можно достичь. Надо постоянно ездить и знакомить людей со своим творчеством. Скажем, первый раз в новом городе придет всего сто человек, потом уже двести, потом пятьсот, если вас запомнят. Надо регулярно выступать, причем возвращаться в города, где вы уже иргали. Правда, в Бразилии есть проблема с концертами. В нашей стране проходят либо камерные концерты на 100-200 человек, либо огромные, на которые собираются тысячи слушателей. Золотой середины практически нет. В этом плане в США все обстоит гораздо лучше. Мы как раз недавно съездили в тур по Америке, где все прошло выше всяких похвал.

— В чем основная разница между концертами в Бразилии и в США?

— В Бразилии часто людям вообще плевать на музыку. Они приходят потусоваться в баре, пообщаться и могут вообще не взглянуть на сцену. В США люди приходят на концерты, потому что им интересно послушать группу. Мы там достаточно долго выступали и увидели, насколько люди открыты и готовы помочь, нам всегда предоставляли ночлег.

— Насколько я знаю, вы хотите выступить в России. Вам интересно погрузиться в русскую культуру или Россия для вас — это просто абстрактная точка на карте, которая максимально далеко находится от Бразилии?

— Я стараюсь изучать русскую культуру, одно время даже пытался учить русский язык. Но нам вообще нравится ездить в туры, узнавать новые страны. Идеально было бы вообще сделать большой европейский тур, в рамках которого мы могли бы заехать и в Россию.

— Я так понял, вы выступаете довольно часто.  Что вам особенно запомнилось за время туров? Были ли какие-нибудь дикие, но веселые случаи?

— Однажды мы должны были играть, а один человек, стоявший у входа в клуб, словил серьезный передоз. Никто не знал, что делать, приехали пожарные, полиция, скорая. Не знаю, чем все закончилось, мы находились внутри.

— Признаться, я ожидал услышать что-нибудь повеселей.

— Ну, да, это совсем не смешно. Но об остальных случаях я бы умолчал, чтобы сохранить наше доброе имя.

— Окей, финальное обращение к народу России?

[говорит по-русски] К чьорту! К чьорту!

Правильно сказал, да?

Послушать и скачать все альбомы Lisabi можно здесь. Три части захватывающего триллера Павла Дуева о туре «Учителя Труда» по Бразилии лежат тут.

Один отзыв

  1. клешня

    одно из немноги интервью, где самое интересное заключено в заголовке, дальше можно не читать.

Добавить комментарий