Игорь Шапранский («Сруб»): «Темное язычество всегда было частью русской души»

Новосибирские адепты оккультного постпанка из группы «Сруб» продолжают записывать песни после успеха дебютного полноформатника. Sadwave поговорил с фронтменом коллектива Игорем Шапранским о грядущих концертах, электрическом составе и, конечно же, о язычестве.

 

srub

Текст: Андрей Сорокин

От музыки «Сруба»  становится по-настоящему страшно. Она интегрирована в реальность настолько плотно, что, кажется, всегда была где-то здесь — в промозглом осеннем воздухе, грязных немощеных улицах провинциальных городов и разрезающих их кусками леса. Как так получилось?

Попытки отечественных деятелей культуры изобразить жизнь «как в Европе» провалились. На фоне происходящих в нашей стране событий очевидно, что ни в какое мировое музпространство местные инди-музыканты уже не интегрируются. В эпоху, когда российская действительность зависла где-то между сорокинским «Днем опричника» и толстовским «Кысем», петь по-английски кажется чем-то нелепым.

Manicure выпускают альбом на русском; музыканты Motorama реанимируют из спячки свой сайд-проект «Утро». И тут неожиданно выясняется, что в параллельном мире оккультно-хтонического почвеннического постпанка вырос «Сруб». Сруб, в котором с удовольствием готовы поселиться представители самых разных вкусов и ориентаций: от беззаботных и безработных хипстеров до крепких ребят, кричащих: «Слава Руси». Относиться к этому можно по-разному, но игнорировать данное явление становится все труднее.

По моим наблюдениям, песни «Сруба» частенько прикрепляют к постам в блоге «Русская смерть». Весь их околоязыческий компонент как нельзя хорошо подходит к картинками о вырождении и разрушении всего живого на одной восьмой части суши. Впрочем, весь этот тлен-контент можно с легкостью заменить на ленту новостей любого отечественного информагентства. Глава государства, летающий со стерхами, русские марши, мощный пропагандистский курс на международную изоляцию — все в лучших традициях антиутопий.

Впрочем, и без погружения в политику видно, что язычества, духом которого пропитано творчество «Сруба», в нас всегда было достаточно. Что и удивляться, Россия испокон веков была языческой по духу страной. Местное православие и местный коммунизм неизбежно несли в себе просто убийственный набор характерных для политеизма черт. И вот сегодня человек по-прежнему плюет через плечо и стучит по дереву. Разве что с айфоном в руке. Необъяснимое, заложенное на генетическом уровне язычество никогда нас не оставляло.

Русская природа, одновременно красивая и страшная. Фольклор, от которого становится так же жутко, как от второй части фильма «4». Темный и дремучий лес. Безысходная русская смерть, совершенно бесконечная в свокм безумии. Тропы, ведущие в неизвестном направлении посреди заброшенных сел.

«Сруб» — это не просто собрание экзерсисов плодовитого музыканта Игоря Шапранского. Его творчество по-настоящему актуально. На фоне декларируемого регресса и отката к «духовным скрепам» и «традиционным ценностям» российского розлива эта новосибирская группа представляет собой нечто среднее между пророчеством, фантасмагорией и первыми ласточками новый реальности.

srub2

 

— Недавно вы опубликовали несколько новых песен «Сруба». Планируете ли вы собрать их в один большой релиз или просто выкладываете треки по мере готовности?

Игорь Шапранский (вокалист «Сруба»): Действительно, песню «Беспокойным сном» мы записали и выложили. Не знаю, будет ли она входить в какой песенный сбор, еще не было решения о том. Осенью мы ждем полноформатный альбом. Им занимается лейбл «Infinite Fog Productions», который до этого выпустил наш макси-сингл «Тайной тропой».

— Кавер-версия «Enjoy the silence», спетая с нарочитым русским акцентом, — это своеобразная шутка или попытка по-своему переосмыслить трек «Depeche Mode»?

— Это наше видение кавера в рамках концепта. Именно так и было задумано. Я бы назвал это не переосмыслением, а, скорее, некой культурной и идеологической мимикрией.

— Раньше вы говорили, что если бы музыканты группы «Утро» продолжали записывать альбомы, то создавать «Сруб» не было бы смысла. Этим летом «Утро» снова начали давать концерты и записывать новые песни. Вам не кажется, что «Сруб» — это несколько иная история, возможно, более «посконная» или «хтоническая», чем музыка ростовской команды?

— Сейчас для меня ответ однозначен. И дело даже не в том, что «Сруб» это иная история. Иная история  это новый материал группы «Утро». В тех песнях, что я услышал, нет ничего, что было раньше, что привлекло бы хоть долю моего внимания. Безусловно, я расстроен этим фактом. «Сруб» я вижу уходящим все глубже в лес, льнущим все ближе к корням. Мне интересна русская мистика, ее атмосфера. В этом ключе мы и будем продолжать.


Сруб — Беспокойным Сном

— Как обстоят дела с поиском музыкантов для электрического состава «Сруба»? Будут ли концерты в таком виде?

— Могу сказать, что наш «Сруб» готов. Концертам быть. Один из них пройдет в Томске 5 октября.

— Вы заняты во множестве проектов. Вам удается зарабатывать музыкой или все равно приходится где-то работать?

— Зарабатывать одной лишь музыкой — мечта любого музыканта. Кому-то это удается. Я считаю, что мы, так или иначе, движемся в верном направлении.

Общаетесь ли вы с музыкантами сибирской группы «Культура курения»? Не кажется ли вам, что, несмотря на разный саунд, настроение ваших коллективов в чем-то схоже?

— Я знаком с ними и с их музыкой. Наш хранитель образов Станислав раньше играл в этом коллективе. Не скажу, что для меня очевидны схожие настроения. Нужно вслушаться, наверное, чтобы ответить на этот вопрос.

— Многие отмечают схожесть вокальной манеры «Сруба» и Романа Рябцева из «Технологии»…

— Здесь нет какого-то умысла. Ежели видится кому-то, быть может, что-то и есть. Но это, скорее, совпадение. Хотя я не отрицаю того, что изначально желал топорности и доступности звучания.

— Как вы думаете, с чем связано то, что отечественные инди-команды в последние пару лет развернулись в сторону использования русского языка?

— Может быть, перестали себя стыдиться. Для меня, например, «Сруб» просто неуместен на другом языке. Иначе это уже будет какая-то игра в куклы. Я действительно слышу, что тенденция есть, и скажу, что мне она нравится. Для меня это значит, что музыка становится осмысленнее, и у музыкантов наконец-то появилось то, о чем можно сказать.

— Проникнуться «Срубом» могут только жители славянских стран? Или те же европейцы могут оценить его в качестве примера российского ортодоксального постпанка?

— Это вопрос времени, и я не совсем компетентен в нем. Нам поступали приглашения из Польши, например. Также на польском лейбле «Bunkier Productions» вышла компиляция, приуроченная к их десятилетию, на которую попала наша «Лень». А вообще наши песни не направлены на целевую аудиторию. Мне хочется думать, что они сами ее создают.


Акустический концерт в клубе «Труба» (Новосибирск, 27.01.2014), при участии музыкантов из групп The Twists, Numb of street и Brandy Kills.

— Вы не раз говорили о том, что «Сруб» — это, в первую очередь, образы и символы. Нет ли у вас ощущения, что многие интерпретируют ваше творчество иначе, в контексте некого «национального возрождения», славянофильства или национализма?

— Восприятие — дело сугубо индивидуальное. Мы не навязываем образы, мы их лишь создаем. Не скажу, что мне безрадостны те идеи, которые может рождать «Сруб». А некое национальное возрождение мне видится уже в том приятии песен наших, что вижу я, уже в той тенденции, что направлена на свежее русское творчество и идеи.

Бард Бранимир как-то предположил, что сегодня музыкантам стоило бы объединяться не по стилям, а по неким идейным соображениям. Насколько вам близка эта идея? Можете ли вы представить совместное выступление с какими-нибудь «Бухенвальд Флава» или лучше сыграете со схожей по стилю командой?

— Мы открыты ко всем предложениям сейчас. Но делать стилистическую солянку я бы все-таки не хотел. В любой музыке, тем более музыке идейной, можно найти зерна. Главное лишь уметь отделить их от плевел.

— Вам когда-нибудь было страшно во время работы над песнями «Сруба»?

— Бывает так, что при первом прослушивании песен возникает ощущение некоего присутствия за спиной. Мне это видится знаком того, что атмосфера создана верная. Репетиционный процесс часто сопровождает воодушевление и даже некое чувство сакральности.

— Вам не кажется, что в контексте нынешних политических и социальных процессов, Россия плавно движется вспять, к темному язычеству?

— Это темное язычество всегда было в русской душе, в русской природе. Зачем возвращаться к тому, от чего никуда не уходили? Закрыть глаза в туманном поле, в холодный омут руки опустить, услышать колокола звон, в неволе томящуюся душу отпустить. Политика и социальные толки  — не конкуренты откровениям духов. Слушайте и вы услышите.

Отзывов (9)

  1. Хороший материал и мысли автора.
    А вот интервью какое-то невнятное- главный мистификатор как-то витиевато отвечает.
    Ну и сам проект: сначала было интересно, но когда релизы стали выходить один за другим, с невероятным хронометражем и без доли разнообразия стало как-то пофиг. Хотя, я ещё не слышал новый материал.

    p.s что такое «одна восьмая часть суши»?
    что-то из якитории?

  2. кельт

    Сегодня на ночь буду слушать)

  3. увалень

    >p.s что такое «одна восьмая часть суши»?
    что-то из якитории?

    ЭТО РОССИЯ, МУДИЛА!

  4. «Бард Бранимир как-то предположил» — а бармен ему говорит…

    Это надо было постараться, что бы доковырять в залупе сетевых трендов до того, что бы автор и иже с ним стали переваривать образы в такой интерпретации. Азиатское трудолюбие! Так что уберите тэг «Урал».

    • Случайно попал. Убрали. Поставили «Сибирь».

    • Саш, «чтобы» в данном случае пишется слитно) Имей в виду

  5. loolabella

    >в промозглом осеннем воздухе, грязных немощеных улицах провинциальных городов и разрезающих их кусками леса
    >разрезающих их кусками леса

    Что, блядь?

  6. запасаясь семенами подсолнуха с новосибирских полей, с нетерпением ждем материала о группе ploho

  7. Зиппер

    Копирование идей группы «Утро», только в сто раз упошленное

Добавить комментарий