Крис 2 (Anti-Flag): «Я уже не могу смотреть на себя в телевизоре»

Раздаем летние долги. Корреспондент Sadwave Максим Фролов съездил на фестиваль Punk Rock Holiday в Словении и поговорил с басистом Anti-Flag Крисом 2 о новом альбоме и фильме о группе, вегетарианстве и, конечно, о политике.

Текст, интервью и фото: Максим Фролов

Пока московские залы собирают появляющиеся один за другим клауд-рэперы, в уютной горной деревушке в Словении в седьмой раз состоялся, пожалуй, один из лучших европейских панк-фестивалей — «Punk Rock Holiday» (PRH).

Популярность этого событий растет с каждым годом, и если предыдущий летний PRH объявил солд-аут в марте, то есть за 5 месяцев до старта, то в этом году билеты в официальной продаже закончились и вовсе за считанные дни.

Чем же так привлекает зрителей этот фестиваль? Первое, на что обращаешь внимание, приезжая в Толмин, и окружающие его населенные пункты — это природа. Забронировать жилье в самом Толмине, к слову, практически невозможно, если вы не озаботились об этом за год.

Мы жили в 20 километрах от места проведения фестиваля, и всякий раз, добираясь до него на машине, поражались красоте и величию местной природы. Горы, река, лес — вот то, что создает атмосферу Punk Rock Holiday. Ну и лайн-ап, конечно же.
В этом году на двух сценах можно было порубиться под Pennywise, Ignite, The Offspring, Anti-Flag, Face To Face, Good Riddance, The Real Mckenzies, The Toy Dolls, Propagandhi, Madball, Less Then Jake, Teenage Bottlerocket, Get Dead, Not on Tour и других.

Поражает и то, что в отличие от большинства как русских, так и европейских фестивалей, атмосфера PRH крайне дружелюбная. Видно, что люди искренне любят музыку, ради которой сюда приехали.

Здесь практически нет валяющихся под деревьями, блюющих уже днем говнарей, поразительным образом отсутствуют конфликты и потасовки. Дежурящие у сцены охранники лишь миролюбиво подталкивающих со сцены задумавшихся и тормозящих стейдждайверов. Вот он анархический строй без полиции, заборов и надзирателей, панк-сцена в том виде, в котором, наверное, каждый из нас мечтает ее видеть — тысячи беснующихся фэнов в поле, десятки — на сцене и музыканты, с удовольствием разделяющие ее с поклонниками.

Одним из тех, с кем мне удалось пообщаться на PRH, оказался басист Anti-Flag Крис 2.

Первым делом хочу спросить, какие группы в лайн-апе нынешнего PRH кажутся тебе наиболее интересными? На кого бы ты сам с удовольствием сходил?

Крис 2: Думаю, что топ-5 для меня это — Propagandhi, Good Riddance, After The Fall, Petrol Girls, No Trigger.

Буквально накануне европейского тура вы в очередной раз приняли участие в Vans Warped Tour. Чувствуешь ли ты, как меняется сцена в течение этих лет?

Да, это очень бросается в глаза! Несмотря на то, что панк в Америке сейчас довольно популярен, сцена в разы меньше чем прежде. Думаю, что 2-3 тысячи сейчас — это привычное количество людей на Warped Tour. По-моему, в первую очередь, это связано с тем, что в наше время уже не так много действительно больших групп, которые в прежние времена привлекали людей на такие события. NoFX, Pennywise, Bad Religion сами по себе могли привлечь 2-3 тысячи человек на концерт, а учитывая, что в обойме с ними были также металкор-, поп- и хип-хоп-артисты, на каждый Warped продавались 10-15 тысяч билетов.

Сейчас организаторы этого события пытаются делить сцены по жанрам — здесь металкор-сцена, здесь поп-сцена, здесь панк-сцена — и это довольно круто, за исключением того, что люди, пришедшие на концерт, практически не перемещаются от сцены к сцене, предпочитая весь день торчать возле чего-то одного.

Мне кажется, что основная причина для группы выступать на фестивалях — это возможность сыграть для людей, которые при других обстоятельствах никогда бы не оказались на твоем концерте. Несмотря на это, я думаю, что у Warped есть перспективы. Посмотри на то, что происходит в социальной и политической жизни — это обязательно повлечет за собой реакцию как в мейнстриме, так и в панк-музыке, и это непременно поможет Warped Tour.

Поговорим о вашей новой пластинке. Ее продюсировал Бенджамин Мэдден, гитарист Good Charlotte. Почему вы выбрали его?

В первую очередь, мы нуждались в новом менеджменте. На протяжении всего времени развития группы мы старались удержать практически все в своих собственных руках. Одно из последствий такого подхода — отсутствие взгляда со стороны, это только , что мы сами могли видеть. Именно поэтому мы очень хотели найти кого-то, кто мог бы заглянуть за горизонт того, что мы представляем о группе, видеть то, чем мы можем быть и в каких направлениях развиваться.
Не всегда очевидно, но порой люди из совершенно разных и не похожих друг на друга групп, могут переживать одни и те же проблемы, одни и те же этапы развития. Именно в этом мы и совпали с ним. Good Charlotte прошли через всё то, что и мы. Общение с Бенджи в каком-то смысле было чем-то типа терапии — я мог рассказать ему о том, что мы переживаем, какие ошибки мы совершили и через что прошли , и он бы отреагировал в духе: «Ты знаешь, это случалось и со мной».
Менеджеры групп занимаются административными вопросами, которые мы в рамках нашей команды можем решать и сами. Нам нужны были люди, которые могли бы сказать:»Мы не дадим вам совершить те же ошибки, мы не дадим вам наступить в говно еще раз». Мы играем вместе более 20 лет, и нам не хотелось тратить время на очередную пляску на граблях. Так что в первую очередь работа над альбомом была очень клевым взаимодействием на человеческом уровне. И, разумеется, запись — у Бенджи были отличные идеи, он чувствовал то, что мы пытаемся сказать. Это было очень важно для нас.

На предыдущем альбоме Anti-Flag «American Spring» есть песни с Тимом Армстронгом и Томом Морелло. Ждать ли гостей в на новой пластинке?

Нет, на этом альбоме вам придется слушать только нас всю дорогу (смеется). Мы думали о гостях, но нет. Единственный приглашенный музыкант на будущей записи — Кевин из Interrupters. Он играет на органе в одной из песен, но это только потому, что мы сами не умеем на нем играть.

Недавно вы закончили работу над документальным фильмом об  Anti-Flag. Когда он выйдет?

К сожалению, пока ответа на этот вопрос нет. Очень тяжело уместить более 20 лет жизни группы в один фильм. Процесс монтажа крайне сложный. Я уже ненавижу смотреть на это. Всякий раз при очередном просмотре, когда от меня ждут каких-то правок, я просто говорю : «Всё отлично, просто оставьте как есть», потому что не могу больше пялиться на себя в телевизоре.
Нашему новому менеджменту очень симпатична идея картины, думаю, что вскоре после выхода альбома, мы выпустим и фильм.
Для меня этот фильм не столько о группе, сколько о самом движении, об активизме. История, которая рассказывается в нем, скорее история о борьбе, о том, что, люди в Питтсбурге испытывают те же проблемы, что и люди в Москве. Этто очень важная работа для нас.

Наряду с некоторыми коллегами по сцене ты принял участие в записи новой песни «Тараканов!», которая в англоязычном варианте называется «Killing Pigs». Это песня про отказ от потребления мяса. Как думаешь, такие заявления от музыканты способны заставить людей взглянуть на свою жизнь иначе?

На нашем альбоме «The Bright Lights of America» есть песня «Good and Ready» — это песня о правах животных. Мне также кажется, что это одна из тех тем, которые мы так или иначе постоянно затрагиваем на концертах или в интервью. Я знаю, что мы вряд ли можем напрямую повлиять на политику действующей власти, но уверен, что могу написать песню о том, что волнует меня, и это, возможно, будет близко нашим фэнам. Я знаю, что лично могу сильно влиять на окружающую среду. В этом контексте мне кажется, один из наиболее ярких примеров — песни Propagandhi.

На ваших новых футболках изображен Путин в образе накаченного чувака, держащего в руках ребенка-Трампа. Ты веришь, что Россия повлияла на его избрание?

Не знаю. Я не верю никому из властной верхушки, но тот факт, что американский политик находится в такой позиции, когда на него со всех сторон сыпятся обвинения и критика, кажется мне очень крутым. Я думаю, что любая возможность пошатнуть людей, стоящих у власти — это здорово. Путин и Трамп похожи в том, что они сильно раздувают свое эго. Я уверен, мы должны обсуждать такие вопросы — почему самые богатые из богатых стоят у власти? Мы должны иметь право подвергать сомнению их политику.

Любой шанс посмеяться над отношениями Путина и Трампа необходимо использовать. Я не особо разбираюсь в технологиях, но мне кажется смешной ситуация, в которой Путин набирает номер и говорит: «Ломитесь в интернет и воруйте голоса у Хиллари». В целом, я не думаю, что кто-то вообще верит в это. Мне даже кажется, что люди осознанно не хотят верить в такой расклад, потому что это значит, что всё наше будущее под угрозой. Демократы — вот кого мы должны винить за победу Трампа. Он был мудаком всю свою жизнь, мы знаем это, демократы продали американский народ, они знали, что будь кандидатом от ни Берни Сандерс или Джо Байден, любой из них был бы более серьезной угрозой для Трампа, чем Клинтон.

Думаешь ли ты, что несмотря на всю шумиху вокруг избрания Трампа, в этот раз рок-тусовке не удалось поднять такую волну, которая была в случае с переизбранием Буша? Когда Фэт Майк издал Rock Against Bush и был большой взрыв активности вокруг переизбрания его в качестве президента.

Это уже на подходе! На самом деле, всё это уже здесь. Я имею ввиду, это было и против Обамы. Ситуация с Бушем была гораздо сложнее — он был избран в ноябре 2000, и вплоть до 10 сентября не останавливалась работа по попытке пересчёта голосов. Это примерно то же самое, что и сейчас, но тогда случилось 11 сентября, и после этого 90-95 процентов населения страны сказали : «Он наш президент, мы были атакованы и мы должны следовать за ним». Затем он пошёл в Ирак, в Афганистан. Только тогда появилась вся эта история с Rock Against Bush. По всему миру возникали антивоенные движения и его желание переизбираться на второй срок, разумеется, вызвало недовольство. Почти 4 года прошли, прежде чем музыкальная сцена и ее голос зазвучали настолько громко, насколько мы знаем.
После 11 сентября мы выпустили «911 For Peace», потому что  знали, что он захочет повести войска на войну. Реакция была незамедлительной — люди возвращали наши записи, сжигали наши футболки, бойкотировали наши концерты, промоутеры отказывались букировать концерты, музыкальные магазины отправляли мерч обратно нам, потому что были против своей страны. Даже родители Криса Хэда говорили, что мы должны сменить название.
Движение растёт, я чувствую это, но ничего не происходит моментально.

Новый альбом Anti-Flag выйдет 3 ноября и будет называться «American Fall» (предыдущая пластинка группы называлась «American Spring»). В настоящий момент доступны два трека с этого альбома.

Добавить комментарий