Том (Big Cheese): «Участие в хардкор-группе – это подарок»
19 марта 2019

22-го и 24-го марта в Москве и Санкт-Петербурге выступит одна из главных хардкор-групп Британии Big Cheese, в составе которой играют музыканты наиболее заметных местных панк-команд — Violent Reaction, Higher Power, Arms Race и The Flex. Группа во главе с фронтменом Томом заедет в Россию между туром с Turnstile и разогревом Have Heart. Музыкант рассказал Sadwave о специфике английской панк-сцены, протесте, грейзоне и вдохновении.

Big Chesse (Том в центре)

Беседовал: Ильгар (Partybreaker, Harvest Booking)

Вы с самого начала играли большие шоу. Такое чувство, что Big Cheese были обречены на популярность. Расскажи о вашем бэкграунде и участии в других группах.

Том (вокалист Big Cheese): В 2013 году я начал играть в Violent Reaction. Мы ездили в большие и серьёзные туры – играли в США и Европе, были подписаны на Revelation Records. Думаю, во многом благодаря этому Великобритания появилась на мировой карте хардкора. Вообще, я считаю, что Violent Reaction сыграли важную роль в становлении современной сцены Англии.

Другие ребята из Big Cheese отметились в группах Shrapnel, The Flex, Obstruct, Arms Race и Higher Power. Последние недавно заключили контракт с известным лейблом Roadrunner Records.

И с Dr. Martens.

Да, они сейчас обсуждают сотрудничество. Big Cheese, кстати, недавно играли с Turnstile на House of Vans в Лондоне. Нам дали по паре обуви, что прекрасно. Big Cheese собрались в странное время – пик интереса к хардкору для меня был в 2013-2014 годах, и проект, появившийся спустя два года, стал новым источником вдохновения. Не могу сказать, что Big Cheese – группа, обреченная на популярность, – у каждого были основные проекты, такие как Higher Power. Какое-то время мы существовали как открывающая группа, но регулярные выступления сделали своё дело.

Как изменилась британская сцена после 2014 года, когда интерес к ней вроде как стал угасать? Людей стало меньше?

Я бы так не сказал. В Великобритании большая текучка – люди приходят и уходят, что нехарактерно для Европы и США. Наша сцена моложе, это накладывает отпечаток. Люди едут учиться в университеты Лидса из-за хардкор-сцены, но спустя два года их интересы меняются, и они выбирают другой путь.

И всё-таки в Британии проходят крупные и известные ежегодные фестивали – Sweatfest, Outbreak. Значит, есть аудитория.

Когда я только пришёл в хардкор-сцену, также проходил Carry The Weight Fest, организованный одноименным лейблом, который уже закрылся. Outbreak – огромный фестиваль, куда съезжаются группы из США и Европы. Интерес к хардкору в Великобритании никогда не снижался. Раньше сильно чувствовалась разница между фестивалями и локальным DIY-шоу. Сейчас она исчезает, и это прекрасно.

Расскажи о любимой музыке. Похоже, что у тебя широкий музыкальный кругозор.

Любовь к рок-музыке мне привил отец. Он был панком, видел Sex Pistols живьём. Купил мне гитару, вдохновил играть на барабанах. Благодаря ему я полюбил The Who, The Rolling Stones, Рори Галлахера, Oasis. Потом я перешёл к Metallica и Anthrax. Сейчас выбираю музыку в зависимости от настроения. Честно говоря, не слушаю ничего тяжёлого по утрам перед работой, это создаёт неподходящий настрой. Иногда включаю UK garage и bassline. Раньше я писал электронную музыку.

Ходишь на техно-вечеринки?

Нет, но когда дабстеп был популярен, я несколько раз ходил на такие события с друзьями. Техно – не моя тема, но я открыт ко всему. Ребята в Big Cheese тоже, им нравятся Madonna, Bjork, Living Colour, Jane`s Addiction, хэви и блэк. У нас разносторонние вкусы, надеюсь, это заметно по музыке, которую играем, хоть мы и стремимся к специфичному звуку.

Помнишь свой первый хардкор-концерт?

Это было шоу Broken Teeth в 2008 или 2009 году. До этого я ходил на концерты, был на AC/DC, но Broken Teeth оказались не похожи ни на что. Они выглядели и звучали невероятно. Мне понравилось их взаимодействие с публикой, стиль и перфоманс. Я понял, что хочу быть частью всего этого, и с тех пор хожу на концерты почти каждую неделю.

Тип хардкора, который играет Big Cheese, был музыкой скинхедов в США в 1980-е. Я смотрел записи ваших концертов, но не увидел ни одного, хотя Британия – родина этой субкультуры. С чем связано такое положение дел?

Думаю, в 1980-е у нас просто не существовало хардкор-сцены. Я знаю ребят из Crown Court и могу сказать, что их субкультура очень обособлена и завязана на oi!-сцене. Скинхеды ходили на хардкор-концерты в 2015-2016 годах, но это был тренд, а тренды приходят и уходят. Впрочем, в составе Big Cheese есть скинхед.

Опиши типичного представителя вашего хардкор-комьюнити. Кто ходит на концерты Big Cheese, Arms Race, The Flex и Higher Power?

Едва ли я смогу нарисовать образ. Люди выглядят обычно и одеваются неприметно. Все интересуются много чем и не вкладывают какие-то знаки отличия в свой стиль. Возможно, AirMax 97 и классические Levi`s популярны в нашей хардкор-сцене.

Как ты считаешь, панк-сцена изменилась в лучшую или в худшую сторону за последние несколько лет?

Может казаться, что раньше было лучше, но только из сентиментальных соображений. Сейчас всё стало круче – и посещаемость концертов, и тексты песен групп, и уровень игры.

Ты бы назвал вашу музыку протестной?

Сейчас есть серьёзные политические истории в Британии, в том числе выход из Европейского Союза. Вектор развития в целом очень правый, но мы никогда не хотели говорить о политике в хардкор-сцене. Да, это может показаться странным, ведь эти темы касаются каждого. Но лично для меня хардкор всегда был способом убежать от рутины. Постоянно слыша о политической повестке со всех сторон, ни я, ни мои друзья не хотим говорить о том, что мы чувствуем по этому поводу. Но всё меняется, люди взрослеют, открывают глаза и снимают розовые очки. Думаю, однажды социальные проблемы поднимутся в хардкоре, но на данный момент нашу музыку нельзя назвать протестом в таком ключе.

В России хардкор-группы попадают в категорию «мутных» из-за показательной аполитичности и толерантности к нацизму. Расскажи о своём видении грейзоны.

Думаю, в Великобритании нет грейзон-групп. Наша сцена почти полностью левая. У скинхедов свои темы – иногда левые группы используют символику правых. Но я готов играть с любой группой, если она не позиционирует себя как наци.

Как насчёт Crown Court, драк и подобных обвинений?

Знаю этих ребят много лет. Они хорошие люди и не нацисты.

В какой момент хардкор-группа становится поп-группой?

Последнее время много думаю об этом. Не уверен, что есть какой-то конкретный момент. Но если группа не звучит агрессивно, тяжело и пугающе, если она создаёт музыку для того, чтобы продавать её и получать лайки, это не хардкор.

Turnstile, с которыми вы играли, коммерчески успешная группа с довольно доступной музыкой. И всё-таки у них есть заряд и огненный посыл.

Я не считал их хардкором до совместного тура, но после изменил своё мнение. Глядя на их шоу, понимаешь, – это хардкор.

Что мотивирует тебя продолжать играть в хардор-группе, выбирая репетиции, а не дополнительную работу или другое занятие?

Я люблю музыку и друзей, которых встретил благодаря ей. Участие в хардкор-группе – это подарок, который каждый должен ценить. Ты путешествуешь по всему миру, и даже если эти поездки опустошают кошелёк, ты знакомишься с людьми, с которыми у тебя масса общего, и ты никогда не встретил бы их, если бы не хардкор. Я  продолжаю заниматься этим, потому что это и есть вдохновение. Не знаю, чем бы я занимался, если бы не хардкор. Страдал бы от депрессии и скуки, жил бы как все.

Ты ходишь на концерты, на которых твоя группа не играет?

Конечно, я поддерживаю разные группы. Ребята, которые ходят только на те концерты, на которых играют, лузеры. Несколько дней назад был на последнем шоу Blind Authority. Там играли 6 актуальных местных хардкор-групп, крутой был концерт.

Назови любимые локальные группы.

Game, Arms Race, The Flex, Frame of Mind, Viral Spirit, Payday. Могу продолжать бесконечно.

Расскажи о своей профессии. Чем занимаются другие музыканты Big Cheese?

Я работаю в авиакомпании вместе с Антом, басистом. Мы трудимся в клиентском сервисе, обеспечиваем возврат средств людям, которые не смогли использовать билеты по уважительной причине, из-за болезни, например. Полный рабочий день в офисе, с 9 до 17. Нормальная работа, которая позволяет держаться на плаву. Наш гитарист Луис трудится разнорабочим в маленькой конструкторской компании, они делают вещи из дерева. Барабанщик Алекс продаёт Dr. Martens в локальном магазине, а гитаристка Мег в этом году заканчивает университет.

В чём ты черпаешь вдохновение?

Меня вдохновляет Мег, моя девушка. Она очень быстро стала самым важным человеком в моей жизни. Также вдохновляют друзья. Я люблю барабаны, это мой основной инструмент, смотрю много видео. Аль Пачино – мой любимый актёр, обожаю фильмы “Серпико” и “Собачий полдень”. Мне нравится играть на сцене, когда я был моложе, хотел стать актёром. Надеюсь, однажды стану как Аль Пачино.

Как насчёт музыкальных источников вдохновения?

Самые разные группы – Iggy and the Stooges, The Smashing Pumpkins, Soundgarden, The Stone Roses, Cro-Mags, Thin Lizzy, Motorhead. Люблю старый хип-хоп – Mobb Deep, A Tribe Called Quest, Souls of Mischief. Мне также нравится музыка вроде The Sundays, The Cocteau Twins, The Sugarcubes.

Назови пять групп, которые должен услышать каждый.

Пусть будут X-Ray Spex, Rest in Pieces, The Pixies, Crumbsuckers и Beastie Boys.

Будь у тебя была возможность сделать так, чтобы какая-то английская группа никогда не существовала, кто бы это был?

Всё существует по какой-то причине, не могу назвать ни одну группу.

Недавно я наткнулся на твиттер Рика Хили из 25 Ta Life. У этого парня безумный контент – он поёт дифирамбы Йену Стюарту и продаёт кассеты Skrewdriver. Не «All Skrewed Up».

«All Skrewed Up» – крутая запись с точки зрения панк-рока, не боюсь это признать. И всё-таки, не могу сказать, что хотел бы, чтобы хоть одна группа никогда не существовала. Я рад, что нахожусь в той точке, в которой нахожусь. Если бы что-то в прошлом было по-другому, я, возможно, не был бы тем, кто я есть.

Какие российские группы ты знаешь?

Знаю Mind Trap и Nosebleed. Буду рад открыть для себя другие.

Как думаешь, будешь ли ты ходить на хардкор-концерты в 50 лет?

Если буду жив, то хотел бы. Возможно, когда мне будет 50, Violent Reaction решат сделать реюнион. Кто знает… Надеюсь, я буду частью сцены. Как минимум продолжу заниматься музыкой.

Big Cheese выступят в пятницу, 22 марта в Москве, а 24 марта сыграют в Санкт-Петербурге.

Facebook Comments

Добавить комментарий