«Нашей лучшей репбазой был курятник»: главное из интервью Майка Паттона Эрику Андре
20 ноября 2020

Same energy! Комик-абсурдист Эрик Андре взял интервью у Майка Паттона — участника кучи проектов, а также отца-основателя культовой авант-метал группы Mr. Bungle. Последние недавно воссоединились и выпустили альбом «The Raging Wrath of the Easter Bunny Demo», состоящий из первых демо-записей группы.

Эрик Андре и Майк Паттон

Подготовил: Владимир Наумов

Интервью было организовано журналом о тяжелой музыке Revolver. Любо-дорого смотреть на то, как Паттон предается ностальгии, а Андре им безмерно восхищается. Для тех, кто устал от диалогов в Zoom, мы отобрали из разговора двух звезд самое интересное.

О самом начале

Майк: Окей, окей, реюнионы сосут. Хотя про нас и говорили: «Они [Mr Bungle] сделают все, как надо». Но сами мы искали способ не идти по накатанной. И вот что мы придумали — перезапись материала, который вообще еще никто не слышал, и тур с ним. <…> Это было в 1986-м, если я ничего не путаю. Мы тогда учились в выпускном классе.

Эрик: А каким ты был в школе?

Майк: Я был скромным ребенком

Эрик: То есть просто покуривал травку, слушая Napalm Death?

Майк: (вздыхает) Боюсь, что нет… Ну, то есть Napalm Death я, конечно, слушал.


Об отношениях со своим творчеством

Майк: Мои записи — это мои дети. И когда пластинка выходит, я лишь желаю ей удачи: «Я отправляю тебя в этот мир, ты вольна делать все что захочешь» и так далее <…> Знаешь, мы, артисты, можем хуярить музло до конца времен. Но как только материал готов, его нужно отпустить. Это совсем не просто, но так нужно поступить».


О скуке и цифровой зависимости

Майк: Смотри, ты из Боки, я из Юрики, это маленькие города, далеко не мегаполисы. И, знаешь, там тебе реально скучно. Я не знаю, хорошо это или плохо, но факт в том, что ты тупо не знаешь, чем себя занять. И вот ты катаешься на машине в два часа ночи, безо всякой причины, заливаешься кофе и болтаешь о Sodom, знаешь такую дэт-метал группу (трэш, Майк, ну ты чего, — прим. Sadwave)? Вот так ты взрослеешь, живя в небольшом городе.

Эрик: Я думаю, что скука способна стимулировать воображение. А я, например, напрочь зависим от моего айфона и инстаграма. Эти штуки ломают всю мою креативность, потому что мне совершенно не остается времени поскучать. Вместо скуки — один инстаграм.

Майк: Послушай, мне это не знакомо. Ничего из этого у меня нет — инстаграм-аккаунта, например.

Эрик: Это умнейшая вещь, которую ты только мог сделать.

Майк: Да нет в этом ничего умного. Разве можно назвать умным старпера, постоянно твердящего, что вот этого он не знает, этого не слушает? Хотя мне по фигу, пусть так. 


О восприятии родителями Паттона его музыки

Майк: Им не нравится то, что я делаю. И это нормально. Слушай, если бы ты разделся догола и сиганул в ударную установку, то будь я твоим отцом, я бы начал немного за тебя переживать.

Mr. Bungle

О репетициях

Майк: Мы всегда много репетировали, но, знаешь, остальные музыканты Mr. Bungle был гораздо усерднее меня. Но я взвалил всё на себя, взял шефство над группой. Хотя я был просто отбитым парнем, который даже толком не умел петь. <…> Мы репетировали в очень странных местах, и одним из лучших из них был курятник. Гребаный курятник, я не шучу. И все потому, что мы росли в маленьком городе, в котором толком ничего подходящего для нас не было.



Об отношениях с Faith No More

Майк: Мне был 21 год, и я ничего не знал о так называемой музыкальной индустрии. И тогда я сказал: «Окей, я попробую [петь в Faith No More]». Но я попросил, чтобы ребята из Mr. Bungle пошли со мной на прослушивание, чтобы мне было спокойнее. Я пришел, и все было прекрасно, как любовь! Но мне все равно была нужна моя группа, и участники Mr. Bungle сами постоянно спрашивали о том, не собираюсь ли я их кинуть. А я всегда отвечал: «Нет-нет, никуда я не денусь». Но, ты знаешь, в итоге это и стало началом наших разногласий. Хотя даже ребята из Faith No More говорили мне: «Постой, ты, конечно, работаешь с нами, но ты же не собираешься уходить из своей второй группы?». А я такой: «Нет-нет, ни в коем случае»

Эрик: Да ты полиамор!

Майк: (вздыхает) Ну как-то так.


О Джоне Уотерсе:

Майк: Джон Уотерс… я с той же планеты, что и он. Я попросил его сделать нам видео. Он отказал мне, но, ты же знаешь, что он наш чувак. Он лучший.

Эрик: Полностью согласен. Я недавно закончил читать его «Shock Value» — хорошая книга, читается легко. Уотерс написал ее после «Розовых фламинго», в конце 1970-х. Первое предложение книги звучит так: «Начни кто-нибудь блевать во время моего фильма, я бы воспринял это как стоячую овацию».

(Майк аплодирует).   

Про новый альбом:

Эрик: Итак, «The Raging Wrath of the Easter Bunny Demo». Так назывался ваш материал, который вы придумали еще подростками.

Майк: Так и есть.

Эрик: И вы оставили слово «demo» в названии альбома?

(Паттон кивает, Эрик смеется)

Эрик: Смелое решение.

Майк: Мы перезаписали материал, который никому не показывали со школы. Потому мы решили назвать его demo. Люблю его таким, какой он есть.

Эрик: Вы отправляли его на метал-лейблы?

Майк: Ага. Но никому он не понравился. Потому что альбом был ну, ты понял, придурковатым. То есть был там и трэш-метал, и дэт-метал, но запись была немного дурацкой. Метал-лейблы не выкупили наш стиль, на нас невозможно было заработать.


О Mr. Bungle

Эрик: Я ваш большой поклонник. Спасибо тебе, чувак, за то, что вы не просто воссоединились и сделали запись, а сделали именно концептуальную запись. Ты такой: «Это первичный бульон, мы оставляем слово «демо” потому что это то, откуда мы пришли, откуда растут наши корни. Мы привнесли в метал чувство юмора, никто до нас не делал ничего подобного”.

Майк: Эта группа может быть понятна не каждому, потому что музыка Mr. Bungle — угловатая и странная.


Подписывайтесь на Sadwave в социальных сетях:
Facebook ВКонтакте Telegram Instagram


Facebook Comments

Добавить комментарий