Самые дикие привозы Виталия Зимина («КРАНЧ-фест»)
26 мая 2021

В преддверии «КРАНЧ-феста» Виталий Зимин (Stop the Silence!, Pobeda, Pivnoy Cowboy) рассказал три веселые истории о буднях DIY-промоутера. Оказывается, идиотские приключения бывают не только у пассажиров Газели смерти.

Текст: Виталий Зимин

The Robocop Kraus meets Cradle of Filth

The Robocop Kraus

В 2007 году мы проводили первый в истории международный фестиваль Stop the Silence! Приезжало сразу четыре зарубежных артиста, в том числе наши любимые немцы – The Robocop Kraus – хедлайнеры первого дня. Через день после московского выступления мы поехали с ними в Петербург, чтобы провести фестиваль там в усечённом формате. Ехали, по классике, на ночном поезде со всеми традиционными для того времени ритуалами: побухать в купе, покурить в тамбуре. В какой-то момент сидим мы, значит, в купе, и тут врывается воодушевленный музыкант – один из «робокопов» – и заявляет, что только что курил вместе с Cradle of Filth, они в соседнем вагоне едут. Мы такие: «Ого! И чего говорят?» В общем, они ему рассказали, как час назад до них докопались русские гопники в другом тамбуре, пальцами в них тыкали, возмущались в лицо на русском, начали толкать, завязалась драка. Закончилось тем, что гопники отхватили люлей от английских металхедов и ушли восвояси.


Japandroids meets Children of DOS

Japandroids в московском клубе «Б2» (2013)

В 2013 году мы привозили канадский дуэт Japandroids в рамках огромного мирового турне Celebration Rock, посвященному выходу их второго альбома. После концерта в московском «Б2» мы спешили на поезд до Петербурга. Поскольку у музыкантов было с собой какое-то нереальное количество багажа (к слову, очень тяжелого), я предложил нескольким друзьям поехать с нами на вокзал, чтобы помочь дотащить все до поезда. Некоторые из них так прониклись концертом, что по приезду на Ленинградский взяли билеты на тот же поезд, дабы послушать канадцев живьем еще раз. В их числе был мой старый друг Секир – основатель главного российского чиптюн-лейбла Children of DOS. Пока мы перетаскали все вещи на платформу, времени до отправления поезда совсем не осталось. И вот мы бежим в наш вагон, кто-то отстает, уже практически закрываются двери, проводница призывает решительно запрыгивать внутрь без проверки документов, что я и делаю. Со мной – двое из четверых канадцев и несколько наших. Поезд начинает ехать. Я понимаю, что Секир и еще двое канадцев (барабанщик и тур-менеджер) либо остались на платформе, либо прыгнули в другой вагон. И тут кто-то с улицы диким голосом орет: «СТОП-КРАААААН!» Я не понимаю, что происходит, и инстинктивно дергаю стоп-кран. Поезд останавливается. Я выбегаю на платформу и вижу следующую картину: двое опешивших канадцев стоят на платформе, Секира нет. Кто-то показывает пальцем вниз, под поезд. Я подхожу к краю платформы, заглядываю в зазор между поездом и платформой, а оттуда на меня смотрит улыбающееся лицо пьянющего в хлам Секира. Оказалось, что он неудачно прыгнул и провалился в этот самый зазор. Я вытаскиваю его за руку на перрон, спрашиваю, цел ли он, на что он отвечает абсолютно невозмутимым голосом: «Все нормально.» Мы все заходим в вагон, поезд трогается, проводница в шоке. Приходит то ли начальник поезда, то ли просто проводник из другого вагона, они проверяют у всех документы и, ворча, отправляют нас на места. Через пять минут мы все встречаемся в тамбуре, кто-то открывает бутылку райдерного вискаря и начинает передавать по кругу – все бурно обсуждают произошедшее. В тамбуре появляется проводница и со словами «Да что ж у вас за компашка такая?!» уходит обратно. Барабанщик Дэйв, еще не пришедший в себя, вспоминает, что в момент падения Секира в его голове прокрутились все самые страшные сценарии. Доехали все целыми и невредимыми. На концерте музыканты Japandroids со сцены рассказали эту историю залу, позвали на сцену Секира, и тот, как только началась песня, сиганул в толпу (уже намного более удачно). Оказалось, что впоследствии канадцы рассказывали эту историю со сцены (и не только) бессчетное число раз – возможно, рассказывают и до сих пор.


Teri Gender-Bender meets Мусорный бак

Тери Гендер-Бендер выступает в клубе milk в Москве (2012)

В третий раз Омар Родригес-Лопес – гитарист At the Drive-In и The Mars Volta – приезжал в Россию со своей группой Bosnian Rainbows, где на вокале была Тери из Le Butcherettes. Второй концерт состоялся в питерском «Главклубе». Доехали в этот раз без приключений. Саундчек прошел на отлично, народ собрался, идёт концерт, я
стою в конце барной стойки и наслаждаюсь музлом (честно сказать, Bosnian Rainbows мне нравятся даже больше, чем The Mars Volta). И тут в какой-то момент я замечаю, что Тери на сцене нет. Секунд через 20 она на четвереньках вылезает из рядов слушателей, замыкающих танцпол, подбегает к стоящему рядом со мной большому мусорному баку и запрыгивает в него! Я, охреневший от происходящего, подхожу поближе к этому баку, а она оттуда выпрыгивает обратно и убегает в сторону гримерки, откуда возвращается на сцену и продолжает петь, как ни в чём не бывало. После концерта я к ней подхожу и спрашиваю, что это был за ход такой интересный посреди шоу. А она такая: «Какой ход?» Ну я ей рассказываю, а она с удивлением спрашивает: «Что, реально такое было? Я вообще ничего не помню. Помню, что на одной из песен как будто вошла в транс немного, поползала по полу, и всё – больше ничего не помню…» При этом она была абсолютно трезва. После концерта один из моих друзей сказал, что это было лучшее шоу, что он видел в своей жизни. Пожалуй, я тоже выделю приезд Bosnian Rainbows как один из главных привозов StS!


Фестиваль «КРАНЧ» состоится в пространстве «Авиатор» 29 мая.


Подписывайтесь на Sadwave в социальных сетях:
Facebook ВКонтакте Telegram Instagram

Facebook Comments

Добавить комментарий