Кровь на крестах. Чем интересен Straight Edge Kegger — хоррор о маньяках-стрейтэджерах
5 июня 2021

Исследователь ненужных вещей и наш товарищ Эдуард Лукоянов отсмотрел стрейтэдж-слэшер за вас и поделился впечатлениями. О панк-роке, кровавой резне и о том, до чего доводит «четкая грань» — читайте в рецензии!

Текст: Эдуард Лукоянов

В последние годы жанровый кинематограф, в который раз переживающий полнейший кризис идей, частенько обращается к тому, что разнообразные менты, независимо от того, есть ли у них погоны, называют «молодежными субкультурами». Продукт, получаемый на выходе, бывает довольно сносный, как, например, финская комедия Hevi reissu («Тяжелая поездка») или новозеландский металхэд-ужастик Deathgasm («Смертельный оргазм»). 

Правда, чаще получается нечто постыдное вроде Pop Redemption (в русском прокате фильм шел под названием «Добро пожаловать в ПОП»), в котором стараниями дебилов-создателей от блэк-метала остался кажущийся им комичным корпспейнт. Чего-то подобного мы ожидали, когда совершенно случайно наткнулись в совершенно обывательском паблике про хорроры на следующее описание фильма:
«Группа последователей направления „Стрейт-эдж“ решает отомстить бывшему соратнику и превратить вечеринку его новых друзей — любителей панк-рока — в настоящий ад».

Речь идет о слэшере Джейсона Цинка Straight Edge Kegger (пираты перевели название как «Стрейт-эдж вечеринка», хотя на самом деле подразумевался оксюморон «Стрейт-эдж попойка»). На экраны этот сверхмалобюджетный фильм вышел в 2019 году и собрал кучу наград на независимых фестивалях, включая Лос-анджелесский фестиваль панк-фильмов (мы до этой минуты не знали о его существовании, но звучит солидно), но у нас почему-то прошел совершенно незамеченным. Поскольку никто его смотреть все равно не будет, расскажем о нем подробно.

Открывается Straight Edge Kegger затертой до дыр цитатой из Яна Маккея о том, что стрейт-эдж был правильной темой, но радикалы, истолковав его буквалистски, все запороли, ну и вообще смысл хардкора в том, чтобы каждый жил так, как ему хочется. К счастью, на этом унылое морализаторство, больше напоминающее дисклеймер «Мы никого не хотим обидеть», заканчивается и начинается американский панк-рок.

Вместе с героями фильма зритель отправляется на концерт козырного ансамбля наркопанков UGLYBoNES. Толпа разделена на два лагеря: одни месятся в мошпите, другие стоят с каменными лицами у стенки, как быки, пасущие своих телок на сельской дискотеке. Вот эти другие и есть банда стрейтэджеров, с которыми нам предстоит прожить где-то полтора часа. Один из них (его, как мы вскоре узнаем, зовут Брэд) — нормальный парень, поглядывающий за тем, чтоб никого не убили.

«На хрена ты поднимаешь пьяниц? Пусть из задавят на хрен», — ругается на него брутальный скин Джеймс, который, сразу видно, не должен вызывать у нас особых симпатий.

Этот самый Джеймс подходит к сцене и дергает фронтмена UGLYBoNES, чтобы сказать ему: «Сыграешь Boozehound (сленговое словечко, означающее человека, который может очень много пить и не блевать); сыграешь Boozehound — и я тебя убью». Вокалист кивает: «Да, я тебя услышал, братан». После чего группа, естественно, исполняет песню Boozehound, провоцируя мордобой.

Брэд (который хороший) выходит подышать свежим воздухом. У входа в клуб к нему пристает усатый обрыган с тоннелями в ушах по имени Шон. Между ними завязывается нехитрый разговор.

— Сигарету будешь?

— Не курю.

— Выпьешь?

— Не, не пью.

— Так ты из этих глиномесов, из-за которых такая тоска в клубах? Я вот хардкор люблю, потому что это весело, а вы весь движ загубили своими рожами постными.

И так далее.

Из клуба вылетает и падает лицом в асфальт тощий парень. Над ним собирается толпа во главе с Джеймсом, которые спрашивают у пацана за мерч — юный панк пришел на концерт в футболке с надписью Trumpswiser. Вот в такой, только белой.

— Скажи им, что ты патриот, — дает ценный совет Шон, потягивая из фляги.

В итоге футболку отжимают, и Джеймс с коллегами садятся в машину. Сердобольный Брэд дает пострадавшему несколько долларов на новую майку и спешит к товарищам. Чтобы совсем скоро сойтись с Шоном на почве общего интереса к коллективу Noose. 

Вскоре Брэд познает радости алкоголя и мясоедства. В общем, стремительно катится по накатанной и в высшей степени этим доволен. В угаре делирия он признается, что они с Джеймсом угорели по sXe, чтобы сделать местные хардкор-концерты безопасными и nazi-free, но в итоге все скатилось в какой-то «Ромпер стомпер». Поэтому со своими веганскими друзьями он больше не общается и отправляется дуть пиво на квартирник группы Televised Suicide.

Собственно, на этом музыкальная часть Straight Edge Kegger заканчивается и начинается горграйнд в жанре «отморозки в масках осаждают дом» (при этом до финальных титров, как и положено, осталось меньше получаса). Здесь режиссер собрал весь инструментарий классических слэшеров — в ход идут мачете, ножи помельче, арбалет. Также присутствуют забивание насмерть комбиком, протыкание горла штопором, промывание желудка отбеливателем и так далее. Особенно занятно из-за контекста происходящего смотрится обязательная для жанра расправа над туговато соображающими копами, приехавшими по вызову.

Что же отличает Straight Edge Kegger от аналогичных «субкультурных» фильмов, с упоминания которых мы начали рассказ? Во-первых, снят он людьми, пришедшими непосредственно из среды, изображенной на экране, и для таких же граждан, как и они. Поэтому лента сразу лишается экзотического флера, сопутствующего всякому высказыванию о плохо понятом явлении.

Во-вторых, фильм приятно пронизывает атмосфера DIY. Снят он он за три с половиной цента (если быть точным — за 30 тысяч долларов) на собственной студии Джейсона Цинка Weird On Top Pictures, а количество попадающей в кадр специальной атрибутики — от мерча до афиш концертов — просто зашкаливает. В общем, глаз отдыхает, как майским вечером в ботаническом саду. 

И все же остается после всего это зрелища неприятный осадок. Через обрыгана Шона режиссер будто бы пропагандирует консьюмеристское отношение к хардкору, нормализует безыдейность, которой и без того хватает везде и всюду. Впрочем, Цинк, справедливости ради, создает иллюзию выбора. Кем бы вот вы предпочли быть? Пропитым бонвиваном Шоном? Размазней Брэдом? Поехавшим отмором Джеймсом? Что-то все трое сраные, если честно. 

В любом случае создателей Straight Edge Kegger стоит поблагодарить хотя бы за знакомство с актуальной хардкор-эстрадой Индианы и Иллинойса, две-три группы из звучащих в фильме мы добавим в свою коллекцию музыкальных познаний, чего и вам советуем.

Ну а в заключение нашего краткого обзора надо бы сформулировать какую-то мораль, помимо той, что режиссер вынес в эпиграф. Короче, мораль, наверное, такая: кури, пей, колись, мути оргии, но знай, что за все это Бог приведет тебя на суд. Ну или не кури, не пей, не колись, храни целибат, убивай всех вообще.

Facebook Comments

Добавить комментарий