Junior Battles: «Сейчас будет песня о ненависти к жене и детям, а потом – о мучительной тревоге. Приятного вечера»

Канадцы Junior Battles играют меланхоличный поп-панк, ходят в одинаковых рубашках и снимают длинные клипы сразу на несколько песен. Sadwave отловили музыкантов во время фестиваля The Fest во Флориде и расспросили их о выступлении на свадьбе, «Тиндере» и связи хоккея с панк-роком.

Традиционное фото на память. Junior Battles + Sadwave.

Слева направо: Джастин, Аарон, Сэм (Junior Battles) и цепные псы Sadwave.

Осенний вечер, открытая веранда, в университетском городке Гейнсвиль длинные выходные, во время которых большинство студентов уезжает в другой город поддержать местную футбольную команду, а на их место прибывают панки со всех концов света. Junior Battles закрывают первый день фестиваля The Fest, который традиционно проходит во всех клубах города одновременно. Народу немного, но все пришли именно на канадцев. Гитарист-очкарик Сэм в кепке и клетчатой рубашке шутит после каждой песни, но никто не смеется. Тучный гитарист Ааарон, который выглядит ощутимо старше своих товарищей, неестественно высоким голосом поет меланхоличные баллады об одиночестве и кризисе среднего возраста. Он шутить не пытается. Тем не менее, всем весело. Следующие два дня мы встречали троих участников канадского квартета едва ли на всех концертах, на которые ходили сами. Музыканты передвигались исключительно вместе, их одинаковые клетчатые рубашки были похожи на униформу. Впрочем, выделиться из толпы с таким дресс-кодом на «Фесте» было невозможно – любители поп-панка начали одеваться как дальнобойщики и работники заправок задолго до того, как это стало мейнстримом. В какой-то момент судьба свела нас с участниками Junior Battles в баре при местной пивоварне «Аллигатор». Мы сразу предложили музыкантам уединиться, те не возражали. Взяв пиво с говорящим названием «Прокрастинация», мы наблюдали, как канадцы давятся разливавшимся здесь же пенным напитком со вкусом острого перца.

Беседовали: Вадим Гуров, Максим Подпольщик

Полный сет Junior Battles на The Fest-2014

В вашей песне Bunk есть слова «Still want something for nothing». Вы это искренне?

Аарон (гитара, вокал): Это мой текст, и да, я это всерьез. Иногда я ловлю себя на мысли, что я немного корыстолюбивый. Видите ли, я белый представитель среднего класса, считайте, мне уже повезло. Чтобы стать успешным при таких обстоятельствах, не нужно делать ровным счетом ничего… Однажды я поймал себя на этой мысли, и мне стало очень стыдно. Только подумайте, большинство людей вкалывает не покладая рук ради того, чтобы получить те блага, которые есть у нас, а мы на всю эту манну небесную даже внимания не обращаем. В результате осознания того, что так быть не должно, родился текст этой песни.

А бывало так, что вы реально получали что-либо, не прикладывая никаких усилий?

Сэм (гитара, вокал): Это происходит каждый день! Вот буквально сегодня нас бесплатно подвез таксист, просто потому, что мы такие классные. Он просто не знал, какие мы на самом деле. Если серьезно, я действительно считаю, что нам очень повезло быть теми, кто мы есть, и иметь соответствующие возможности. По-моему, очень важно это осознавать. К примеру, представь, что какая-то вещь попала к вам в руки просто так. Это шикарный подарок судьбы, но ты, скорее всего, не обратишь на это внимание. При этом, когда такие штуки долго не сыпятся с неба, ты злишься, становишься инфантильным, ведешь себя, как обиженный ребенок. Так что песня Bunk – это своего рода напоминание о том, что все, что у нас есть, не стоит воспринимать, как должное.

Junior Battles — Bunk

Вчера вы шутили со сцены по поводу «Тиндера», мобильного приложения для знакомств. Похвастайтесь успехами на этом поприще.

Джастин (бас, вокал): Не сказал бы, что мы когда-либо вообще добивались особых успехов, особенно в «Тиндере». Незадолго до «Феста» мы завели для группы профиль в «Тиндере» с расчетом, что в эти выходные в Гейнсвилле будет очень много молодежи, и все будут хотеть оторваться по максимуму. Правда, пока нас лайкнули всего две девушки. Я бы не назвал это успехом, но и нельзя сказать, что мы продули всухую.

И что, вы встретились с этими девчонками?

Джастин (бас, вокал): Нет, что вы! Если честно, мы этого слегка побаиваемся. Тем не менее, каждый раз, когда мы уезжаем куда-нибудь вместе на выходные или в отпуск, то устраиваем соревнования по «Тиндеру». Все устанавливают себе это приложение, а потом смотрят, кто за время поездки соберет больше лайков. Я, к примеру, обычно не получаю и четверти того внимания, которое достается остальным. Очень неприятное чувство. Думаю, это потому что я не никак не обновлю фотографию на «Фэйсбуке».

Осенью вы выступали на свадьбе и играли кавера на поп-хиты. В чем прикол, как вы и свадьба могут употребляться в одном предложении? Женитьба — это же такая вещь, с которой нормальные люди не связываются.

Дж. Б: (ржут во весь голос)

Если я не ошибаюсь, вы играли на свадьбе у людей, которых видели чуть ли не первый раз в жизни. Как так получилось?

Cвадебный наряд Junior Battles.

Junior Battles готовятся к выступлению на свадьбе

Аарон (гитара, вокал): С этими будущими молодоженами мы познакомились на концерте в Питтсбурге, где мы выступали вместе с The Flatliners. Пара приехала на наш концерт из Нью-Йорка, по их словам, это был ближайший для них город, где мы играли за всю историю существования Junior Battles. Они ехали к нам восемь часов на машине! Так получилось, что после концерта мы затусили с ними у бара. И тут они спросили, не хотим ли мы сыграть на их свадьбе. Конечно же, мы согласились не раздумывая. Честно говоря, нас эта новость взбудоражила едва ли не сильнее, чем их. Это настоящая панк-семья, очень милая пара. Они часто ездят на The Fest и фестиваль Pouzza в Канаду. Свадьба проходила в каком-то камеди-клубе в торговом центре, где эти ребята познакомились. Вся еда была из местного фудкорта, жареные куриные крылышки, гамбургеры, вот это все. Мы отыграли двухчасовой концерт, исполнив абсолютно все наши песни плюс 8-9 каверов, которые мы разучили специально для свадьбы.

Джастин (бас, вокал): В какой-то момент мы даже извинились перед членами их семьи, потому что те не знали, кто мы такие и не понимали, почему они должны все это слушать. Но в целом все были к нам очень добры. Это определенно наиболее яркое событие для Junior Battles, одна из самых крутых историй, которая случалась с нашей группой.

Сэм (гитара, вокал): На самом деле, мы очень любим поп-музыку. Наконец-то представился повод исполнить песни Келли Кларксон и Taking Back Sunday. Было весело, нам нравится играть каверы.

Странно услышать от вас такое, потому что большинство песен Junior Battles грустные и даже депрессивные.

Аарон (гитара, вокал): Да уж. Многие шутили, мол, вы скажете молодоженам: «Сейчас мы сыграем песню о ненависти к жене и детям, а потом — о мучительной тревоге. Счастливой вам свадьбы, совет да любовь».

Раз вы так охотно согласились сыграть на свадьбе, пожалуй, пригласим вас на наши похороны.

Дж. Б (хором) С удовольствием! Мы там точно будем в тему: «Все дерьмово. Люди умерли. Нам очень жаль. Следующая песня о…». Наверное, мы сыграем что-нибудь из репертуара Dropkick Murphys. Или выучим песню Pogues Body Of An American. Восстановим связь поколений!

Аарон, скажи, это ведь ты пишешь тексты в Junior Battles?

Аарон (гитара, вокал): В основном, да, но не для всех песен.

Сэм (гитара, вокал): Частично в этом задействованы и остальные.

На альбоме «Idle Ages «каждая песня посвящена определенному возрасту, от 17 до 25 лет. Вы не планировали записать продолжение этой пластинки и рассказать о том, какого это, когда тебе, к примеру, от 28 до 35?

Сэм (гитара, вокал): Неплохая идея, да, но лучшем мы напишем сразу про шестидесятилетних. «Idle Ages» («беззаботный возраст») – это совершенно особенный период, как для детей, так и для их родителей. Если честно, не все, что описано в этих текстах, мы действительно пережили. Там есть «пророческие» композиции, например, песня про 25-летний возраст была написана, когда мы все были сильно младше. На самом деле, логичным продолжением «Idle Ages» стал наш последний альбом «Rally». Конечно, там нет всего этого фанатизма по поводу теории чисел, но идея осталась прежней. Просто ее воплощение растянулось почти на пять лет.

Аарон (гитара, вокал): Забавно, что мы продолжаем играть песню Twenty Five, хотя нам уже хорошо за тридцать. Если помните, основной вопрос песни звучит так: «Буду ли я счастлив в будущем?». И если честно, я могу сказать, что сейчас я действительно счастлив. Это по-настоящему странно. Я прямо ощущаю необходимость заявить во весь голос: «Все наладится, все будет лучше, чем сейчас!». В конечном итоге, как сказал Сэм, «Rally» — это действительно продолжение «IdleAges». Мораль истории, которую мы пытаемся донести, заключается в том, что нужно собрать воедино все сильные качества человека, весь его опыт и понять, что вам может быть хорошо прямо здесь и сейчас. Конечно, это грустная пластинка, но прослушав ее, вам становится лучше. Ты начинаешь лучше понимать себя. Мы хотели сказать: «Ты добьешься победы, у тебя все получится!». В этом и состоит преемственность альбома «Rally» по отношению к «Idle Ages», без учета чисел и возраста.

Судя по оформлению альбома «Rally», вы, ребята, любите хоккей. Это так? Хоккей – это же совсем не по панку, или мы что-то упустили?

Дж. Б (хором): Джастин звезда хоккея!

Джастин (бас, вокал): Я играл в хоккей, сколько себя помню и до сих пор хожу на матчи и беру клюшку в руки, когда представляется случай. Подобно американскому футболу в США, хоккей в Канаде — это культурный феномен, от которого никуда не денешься. Я бы не сказал, что хоккей и Канада — это синонимы, просто мы достаточно хорошо в него играем. Стоило заболеть Горди Хау (легенда мирового хоккея — прим. Sadwave), как премьер-министр Канады написал об этом в «Твиттере». Конечно, определенный стереотип о канадцах-хоккеистах успел сформироваться, хотя я давно уже не веду статистику своих успехов на льду. Еще наш барабанщик Джоел очень серьезный фанат хоккея, у него на телефоне наклейка Ottawa Senators. Остальные участники нашей группы просто следят за спортивными новостями, но хоккей – это наша тема, да.

Расскажите о клипе на сразу три ваши песни («Architecture», «With Honours» и «Living In the Future of Feelings»). Откуда взялся весь этот холодный мир с фантастическими существами?

Junior Battles — «Architecture», «With Honours» и «Living In the Future of Feelings»

Сэм (гитара, вокал): Его придумал наш друг Крис Нэш, кинематографист из Канады. Он целиком придумал идею этого клипа – от кожных заболеваний, которыми страдают все персонажи ролика, до улыбчивых червяков. Ему нравится наша музыка, и он предложил сделать что-нибудь вместе. На самом деле, он мастер реалистичных эффектов. Это полностью его проект, от начала до конца. Он предложил нам концепт, потом исчез, а вскоре появился вновь уже с готовым фильмом. Это что-то невероятное. Все, что вы видите на экране, сделано вручную. Крис вообще не использовал компьютерную анимацию. Он своими руками сделал червяков, по которым стреляют главные герои, придумал вытекавшую из них слизь, а с помощью специальных рычажков Нэшу удалось заставить их улыбаться и выглядеть, как щеночки. Это видео идеально подходит концепции «IdleAges»: оно мрачное, но в тоже время в каком-то смысле светлое, а каждый персонаж получился ярким и непохожим на других. Сейчас Крис работает над новой частью киноантологии «Азбука Смерти».

Ваша молодость была похожа на то, как проводят время герои клипа?

Джастин (бас, вокал): Наша молодость, конечно, не была такой, как в клипе, но в ролике четко показана атмосфера отрешенности и одиночества, в которой мы живем сейчас и в какой-то степени жили раньше. Настроение видео прекрасно сочетается с нашими песнями во всем, кроме оружия. Его мы боимся и избегаем.

Мы небольшие специалисты в канадском панке, поэтому…

Аарон (гитара, вокал): Да ладно? Nomeansno знаете? Этого достаточно.

Само собой, но может вы порекомендуете нам каких-нибудь интересных соотечественников? Есть в Канаде хорошие молодые группы?

Сэм (гитара, вокал): На The Fest приехали несколько канадских групп. Solids из Монреаля и Single Mothers из Лондона (канадская провинция Онтарио – прим. Sadwave). Это очень маленький мир. Если ты играешь в определенном жанре, то через какое-то время познакомишься со всеми похожими на тебя исполнителями, что, безусловно, хорошо – влившись в тусовку, легче пробивать концерты в соседних городах. Кстати, вы же вроде собирались интервьюировать группу PUP?

Да, встречаемся с ними через 30 минут (интервью с PUP, к сожалению, не состоялось по независящим от нас причинам. И так три раза. Больше мы PUP не слушаем – прим. Sadwave).

Джастин (бас, вокал): Есть отличная группа из Монреаля Dig It Up!. Они играли на «Фесте» пару раз. У вокалиста этой группы сейчас новый проект с Полом, барабанщиком The Flatliners, который называется Hounds. Он очень крутой. Еще есть группа Hashed Out. В ней играет чувак из Dig It Up!, и парень из монреальской команды Prevenge. Суперкрутая тяжелая музыка, кайф! Наш субкультурный мир очень небольшой, и если канадская группа достаточно давно играет панк-рок, то в итоге она рано или поздно выступит на The Fest, Pouzza Fest или Riot Fest. Мы стараемся помогать и поддерживать другие канадские группы, насколько это возможно, чтобы каждый мог положиться друг на друга. В Америке это, к сожалению, плохо работает. Официально канадским группам очень тяжело дать концерт в США. Нужно запомнить невероятное количество бумаг.

А что думаете по поводу PUP?

Сэм (гитара, вокал): Мне очень нравится эта группа и здорово, что они становятся все популярнее. В 2014-м их даже номинировали на канадскую премию «Поларис». Это один из немногих случаев, когда малоизвестная группа добилась такого признания. Мы не знакомы с ними лично, только через Интернет, но они писали о нас в «Твиттере». Один раз мы играли целый концерт, состоявший из каверов на Дрейка (канадского рэпера – прим. Sadwave), и участники PUP, похоже, были на нем и написали об этом! Благодаря вниманию, которое они получают, другие группы из Торонто постепенно начинают выходить из подвалов. Хочу отметить, что у PUP просто невероятно крутые видео.

Junior Battles исполняют кавер на Дрейка

Вы хотели бы повторить их судьбу и турить круглый год?

Аарон (гитара, вокал): Конечно, безусловно! А вы как будто нет? Пока мы можем ездить в туры, только взяв отпуск на основной работе.

Сэм (гитара, вокал): Я работаю в телекоммуникационной компании, а ребята — на телевидении. Мы все в той или иной степени связаны с ТВ, все учились в одном институте кино. Было время, когда мы относились к группе гораздо серьезнее, чем сейчас. Нам казалось, что Junior Battles сможет стать нашей единственной работой. Однако, на пути к этой цели как правило возникает множество проблем, с которыми действительно трудно смириться. Например, ты отправляешься в тур, а по приезду обратно тебе попросту негде жить (такое случалось с вокалистом Have Heart – прим. Sadwave). Надо искать компромисс. И нам, кажется, удалось его найти. У нас нормальные работы, хорошее жилье, и в целом неплохая жизнь. С другой стороны, мы всегда можем приехать на The Fest или взять двухнедельный отпуск и отправиться в тур. Не самый плохой сценарий.

Спасибо за беседу, ребята! Есть ли у вас вопросы, которые вы хотите задать группе PUP?

Аарон (гитара, вокал): Спросите, какая их любимая песня Дрейка. Если они ответят неправильно, пиши пропало. Это будет означать конец панк-юнити в Торонто.

Сэм (гитара, вокал): У меня сейчас только одна мысль — как бы не блевануть. Взять пиво с хабанеро было одной из самых больших ошибок, которую я совершал в последнее время. Это все равно, что пить острый соус.

Другие интервью с «Феста»:
Night Birds

Добавить комментарий