Что-то происходит в России: панки в Тольятти

Продолжаем рассказывать о панк-сценах в различных городах России. На этот раз в центре нашего внимания суровый город-завод Тольятти со своими группами «Хуго-Уго», «Дя», «Гной», Turbo Lax и другими.

фестиваль автоград

Группа «Гной» на рок-фестивале, 1991 г.

Текст и интервью: Кирилл Шкляев, Виктор Фейсбук
Фото: из архива Сергея Сухинина и группы «Гной»

 Тольяттинские панки 1990-х и нулевых

grisha

Михаил Лёзин
(«Дя», «Чингиль»)

«В 1990-м году я создал группу «Дя» и начал сознательно заниматься музыкой. На тот момент в Тольятти я не был ни с кем знаком, но в Киеве жил мой двоюродный брат, и он играл в группе «Колежский асессор». Когда я гостил в Киеве, он мне включал записи «Гражданской обороны» и украинской группы Ivanov Down. В 1991 году я познакомился с Дюшей «Айвенго» Глебовичем и попал к нему на квартиру, где собирался весь тольяттинский андеграунд. Дюша пригласил меня в группу «Гребля на байдарках и каноэ». И тогда же в молодежном центре Автоваза («Рыбий глаз») был организован первый городской андеграундный фестиваль. На фестивале мы познакомились с самой первой и классической панк-группой в Тольятти — «Гной». Всю идею группы придумал вокалист Евгений Халилов. Он поступил в Санкт-Петербург, в художественное училище, где учился Цой, и стал ходить на концерты, услышал «АУ», Sex Pistols. Он был заряжен идейно и музыкально.

У группы «Гной» был уклон в шестидесятые, они играли мелодичный и задорный панк-рок, с актуальными текстами. Например, один из хитов назывался «Мафия в жопе».

Так звучала группа «Гной»

Дюша называл Тольятти тройником. Три района — Центральный (Старый город), Автозаводский (Новый город) и Комсомольский. Люди живут раздельно, и это влияет на менталитет, на мироощущение. Старый город и Комсомольский район переплетены. В 1990-е ходили сепаратистские настроения — Автозаводский район хотел отделиться и назваться Тольятти, а Центральному оставить прежнее название — Ставрополь.

В Автозаводском районе всегда было зажиточное население, на ВАЗе хорошо платили, и родители музыкантов могли купить своим детям гитару Fender. В Автозаводском районе играли более попсовую музыку — нью-вейв, альтернативный рок в духе 1980-х — такие группы, как «Рио вокруг бомбы» (выступали, буквально, на одном пароходе с «Аукцыоном» и Weekend at Waikiki, на плавучем фестивале «Рок чистой воды»), «Поппер», «Модные штучки». Музыканты, в общей массе, слушали Моррисси, The Smiths, The Cure. «Гной» очень отличались от этой музыки, характерной для Нового города, и были сами по себе.

В Комсомольском районе на тот момент (1990-92 годы) основной группой были «Хуго-Уго». Они плотно общались с самарским панком Ваном, который ходил с ирокезом и бил гопников веслом. В то же время он был продвинутый и досконально разбирался в музыке. Они дружили с Максом Котомцевым, будущим вокалистом «Хуго-Уго», и организовали группу — «Мертвые парижские куртизанки Коммуникация-69». По музыке «МПКК69» были даже круче «Гноя», такая группа могла возникнуть в Нью-Йорке. Котомцев просто жил по соседству, он не был из музыкальной тусовки. Зато у него была опиатная зависимость — все про него говорили: «А вот Макс сидит на игле, круто».

"Хуго-Уго"

«Хуго-Уго»

В Старом городе активно репетировала и выступала группа «Револьвер». В 1993 году они записали полноформатный альбом «Хочу домой», за один день в Театре кукол. У вокалиста «Револьвера» Карла было колоссальное количество записей, он постоянно организовывал студии и репетиционные базы. Карл в дальнейшем погиб, захлебнувшись рвотой на свадьбе.

В Комсомольском районе группа «Дарага» записала альбом, репетировали и выступали The Work Crazy Band, «Физик Рунге», «Бредни Меланхолика». В целом, если разделять по музыке, то самыми интересными были «Хуго-Уго» и «Гной». Но «Гной» безалаберно относились к архивации своих записей, а «Хуго-Уго» всегда скрупулезно записывали и составляли дискографию.  Концерты для них были вторичны.

«Хуго-Уго» — «Мне так страшно», Тольятти, 2006 год.

Единственным местом, где более-менее стабильно выступали группы, был молодежный центр «Рыбий глаз». Концерты проводились в актовых залах и заводских ДК. Легко представить обстановку — дерматиновые стулья, на сцене стоит пульт «Карат», который сам по себе музыкальный инструмент, усилитель и две колонки.

Из самиздата выходил альманах «Дя», безымянные брошюры и небольшие книги поэтического характера. Дюша Глебович с 1989-го по 1991-й издавал газету «ИТД» («И так далее») с текстами и рецензиями. На печатной машинке множились тексты, листы раскладывали на ватмане и отправляли в недра советской копировальной машины. Огромный аппарат выдавал сложенный рулон бумаги, и получалась газета. Самиздат почти не был связан с музыкой, однако тот же Дюша распространял журнал с небольшим музыкальным уклоном под названием «Элитарный альманах «Хуйня».

Были времена тотального дефицита, не только материального, а был информационный голод. По телевизору шла «Программа «А», Троицкий Артемий, по радио была передача «Тихий парад».

В середине 1990-х все стало сильно меняться. Появились магазины, где можно было купить инструменты, стали мотаться в Москву. Появился ежегодный рок-фестиваль «Автоград», новые концертные площадки — клуб «Желтый ветер», дворец молодежи «Мир». Возникла некая музыкальная мафия, которая решала, кто будет играть на фестивалях и в клубах. Там выступали группы, которые нравились «боссам» и организаторам. Наша музыка понравиться никому не могла.

Приходилось играть в местах, казалось бы, не предназначенных для музыки. Зимние концерты в недостроенном гаражном кооперативе, недалеко от промзоны. «Учитель ботаники» в 1997 году выступали на улице — на одной стороне стоят зрители, на другой ездят автобусы. Вопрос с электричеством решался просто — за бутылку водки с ближайшей стройки нам прокинули кабель.

«Учитель ботаники» — «Держись, но не ломайся», Тольятти, 2009 год.

Возникли «Учитель ботаники» и заиграли «сибирское» панк-регги, что-то между «ГО» и «КОТ». У Дюши и Котомцева был проект «Хэй Джуд Структура». «Дя» с Дюшей сделали проект «С Божьей Помощью». Была «Партия воинствующих пацифистов», проект «Время, вперед!» — концептуальная музыка а-ля «Коммунизм», записали и издали 5 альбомов.

Наша тусовка никак не была вписана в музыкальный ландшафт. Мы были сами по себе. Тольятти — это просто место, где ты живешь, а музыку ты делаешь не для Тольятти и не стремишься получить какое-то признание в городе.

Тольятти, несмотря на то, что это большой город, всегда стоял на отшибе, на окраине мира. Невозможно было найти новую музыку — какой-нибудь польский сборник сайкобилли переписывался всеми несколько раз. Одна случайно попавшая в тусовку пластинка могла перевернуть музыкальную ситуацию в городе. Люди варились в собственном соку, и поэтому интересно послушать «Гной» или «Хуго-Уго», так как это некая самобытная музыка, которая возникла вдалеке от мейнстрима. Была информация, что Гаккель услышал на «Самом Плохом» (крупный фестиваль в Самаре) «Хуго-Уго» и пригласил их выступить в «Там-Там». Они собирались в Питер, но в 1992 году покончил с собой барабанщик, а это  был большой друг Макса, вокалиста. И группа прекратила свое существование.

Группа «Лёд» — это самое передовое, что возникло в тольяттинской музыке за последние 5 лет . Это тяжелый даб (на самом деле стоунер-метал прим. Sadwave

grisha

Сергей Сухинин
(экс-вокалист Turbo Lax)

«Впервые о панках я узнал в 1984 году. Мне было 11 лет, я пошел в 5 класс. На тот момент я уже во всю слушал хард-рок и интересовался музыкой. В то время мне объяснили (показали), что панк — это некая экстремальная форма самовыражения в Cоветском Cоюзе. В 1986-87 годах о панке появилось много информации в общесоюзной прессе. Писали сплошную грязь, что панк — это мерзкое и уродливое ответвление рок-н-ролла. В этом контексте упоминались The Clash, Sex Pistols. Что-то проскальзывало и в прибалтийских фильмах. В массовку фильма «Европейская история» брали настоящих эстонских панков из тусовки JMKE и Виллу Тамме.

В тоже время, по городу ходили зловещие слухи, что где-то есть отмороженные дегенераты с нацистскими значками, которые бьют всех, кто попадется им под руку. У них была точка сбора на автовокзале, у фонтана в Старом городе. Они, конечно, вряд ли слушали панк-рок. У меня был одноклассник, который красил волосы гитроперидом, мастурбировал в школе, и в итоге его посадили за групповое изнасилование. Он слушал AC/DC и называл себя панком. Панк был дико популярен и известен в 1980-е, про него знали все. Каждый знал, кто такой панк. Моих родителей вызывали в школу и выговаривали: «Ваш сын носит в школу антисоветскую заразу, учит детей плохому. Вы хотите чтобы он стал панком?».

В 1991 году мы вышли на панков вместе с Юрием Клавдиевым, в будущем известным драматургом (автор сценария к сериалу «Школа»), с которым я учился в школе. У нас была задумка о группе. И он случайно, в военкомате, познакомился с людьми, которые участвовали в городской самодеятельности — занимались поэзий, музыкой и самиздатом. В том же году я первый раз увидел, как играют рок — на концерте в молодежном центре «Рыбий глаз». Там выступали подражатели «Аукцыона», какой-то хард-рок и одна яркая панк-группа «Гной».

"Гной"

«Гной»

Все пришли и ждали именно «Гной». Они выдавали энергетику и были очень одаренными, у них было все, как у потенциальных рокеров.

Они были скандальные, получили известность и про них писали в газетах. И все потому, что они ругались в своих песнях матом. «Гной» играли смесь Sex Pistols, Ramones и The Rolling Stones — узкие джинсы, пиджаки, такая странная молодежь.

Была еще группа «Анархия», которые играли грубый и неотесанный панк-рок (ныне «Жажда жизни» — прим. Sadwave). Они все были школьники, по 15-16 лет, но разносторонне эрудированы и со своим творческим взглядом на музыку. Очень много знали того, чего не знали мы. И это поражало — откуда они все знают и берут?

«Анархия» выглядели более по панку. На них повлиял заезжий венгр по имени Иштван Солнышко. У него была группа «Крысы в меду», он был мистификатор и центровая фигура. И он единственный в городе ходил на панк-моде- ирокезы, рваные джинсы, проклепанная куртка. Его знали все. «Анархия» с ним тусили, и он им эту моду преподнес.

В то время Центральный и Автозаводский районы — два разных города, жили отдельной жизнью и их отделяло огромное расстояние. Попасть в другой район было целое событие, и там была своя жизнь, непохожая на Старый город и Комсомольский. Был разный уровень жизни.  Старый город считался деревней, где за длинные волосы били морду. Здесь жили люди малокультурные, с уркаганско-бандитской романтикой. Культурный уровень автозаводчан был гораздо выше, они были более продвинутыми. В Новом городе были организаторы, которые со знанием дела проводили концерты и фестивали. Был «Рыбий глаз» — основная концертная площадка, устраивался фестиваль «Волроу», несколько дней в году шел «Автоград».

Тусовка в Комсомольском районе была нацелена на саморазрушение, она была отмороженной — наркотики, драки, пьянство. И музыкальный минимализм — панки предпочитали авангард и постпанк. Они больше концентрировались на том, чтобы себя угробить — посмотрите, какие мы сидывишезы, брали на эпатаж. Там была тусовка из нескольких групп — «Мертвые парижские куртизанки коммуникация 69», «Дарага», «Хуго-Уго», «Здец».

Это было начало 1990-х, тяжело было в экономическом плане, люди были голодными, мода на рок прошла, и пришли совсем другие проблемы.

К середине 1990-х появилась Nirvana, и огромное количество нирваноподобных групп. Все поголовно слушали Pixies, гранж-волну. На тот момент мы ездили в Самару на метал-концерты, из журнала «Контркультура» я узнал о хардкоре. Самарцы были гораздо продвинутей нас в плане групп и тусовок.

Началась криминальная революция. Атмосфера в тусовках стала напряженной и дикой. Я не понимал, что происходит вокруг. Мне было 19 лет. Все течение жизни превратилось в хаос, я выпал из реальности. 1990-е были не для панка и не для хардкора. Появился рейв, экстази, техноклубы. Рокеры ушли в экстремальный метал и индастриал, все искали новое звучание. Никому тогда панк не был нужен. Все говорили: «Забудь об этом, рок остался в прошлом». Осталось несколько одиночек, которые доставали видео и слушали записи.

В противовес гопникам появились первые скинхеды. В 1990-е годы они защищали тольяттинскую рок-тусовку от гопников. Позднее появилось «РНЕ», и им стали промывать мозги. До этого это была просто неформальщина, отпор гопникам. Все были из одной тусовки. Все изменения были играми и модой. Была группа, которая говорила, что играет хардкор — «Веселые нотки», тогда хардкором называлась музыка в духе Biohazard и RATM.

В конце 1990-х в городе не происходило ничего. Был вакуум. Все наркоманили. Слушать было нечего, смотреть не на кого. Это были неинтересные времена. Были мифические группы вроде «Жопа жануарии» и «Четыре пидараса (ЧП)». Многие из них сейчас мертвы. Все, что их интересовало — колоться, бухать и мотыляться по ментовкам. Музыка их не интересовала — отыграли, может быть, один концерт за всю историю.

В 1997 году появились Turbo Lax и отыграли первый концерт на фестивале «Автоград», всего за год отыграли 3-4 концерта. На концерты ходили в основном старые друзья и футбольные хулиганы. Клубов не было, и на концерты приходили все — в одном углу люди, которые слушают БГ и Deep Purple, в другом — скинхеды, тут же рэперы. Изначально по музыке Turbo Lax были похожи на нечто между The Exploited и Sick Of It All, хотя была задумка играть как Black Flag периода Damaged.

В 2000 году мы нашли группу «Ангус» — они плотно слушали Blink-182 и NOFX, ривайвл 1990-х. Тусовка в нулевые — это «Дузерс» (Самара) и «Ангус». В Самаре мы играли чаще, чем в Тольятти, было больше народу и активней поддержка. На тот момент установилось сильное противостояние с бонхедами. Нам приходилось устраивать закрытые концерты и выставлять фейсконтроль. С «Ангусом» у нас получился плодотворный тандем и взаимовыручка.

Первая иногородняя хардкор-группа посетила Тольятти в 2000 году. Это были Unsubs из Кирова. С ними я познакомился в Москве и пригласил их на крупный фестиваль в ДКСК. Собрался полный зал, но охрана не разрешала зрителям встать со стульев — против несогласных применялись электрошокеры. Концерт закончился скандалом, и в конце всех просто вывели под конвоем.

Более-менее началось что-то вырисовываться с 2004 года, когда появился клуб «Генератор», и стали приезжать группы. Появились интернет и волна молодых людей со свежим взглядом на панк-хардкор».

Сейчас Сергей Сухинин участвует в группе Drop Attack.

Хуго-Уго - Телеграмму тебе
Дарага - В твоем лице я вижу болезнь
Револьвер - Ласточка моя
Гондурас - Сам здесь сдохнешь
Гной - Иностранцы
Анархия - Фонари
Физик Рунге - Детство Никиты
Гребля на Байдарках и Каноэ - Точка на карте
Учитель Ботаники - Плакса


Тольяттинский андеграунд сегодня

Löd

Группу Löd  образовали бывшие музыканты команд Emotional Crisis и Shadar Logoth. Суровое наследие дало о себе знать, и Löd заиграли тягучий, медленный сладж/стоунер метал.  Несмотря на довольно мрачную музыку, участники «Льда» принимали активное участие в панк-хардкор- и вегетарианской тусовке Тольятти. Им удалось совершить несколько выездов в столицы и другие города нашей необъятной, а также навсегда остаться в сердцах местных любителей подобной музыки, сыграв очень яркое последнее шоу. В общем, несмотря на частое употребление одного из музыкантов группы шуточки «делаю зло, пожинаю добро», ребята запомнились только хорошим, и по праву стали местным культом. Концерты с участием «Льда» стабильно собирали приличное количество публики.

Holehead

Holehead — это, наверное, самый стильный и молодежный тольяттинский коллектив в настоящее время. Музыкально группа представляет собой этакий American Nightmare, но только сыгранный русскими задницами. Причем сыгранный достойно, как можно убедиться, посмотрев опубликованный выше клип. Группа не очень часто выступает, видимо, чтобы нам её всегда немножко не хватало, но периодически совершает выезды, причем не в самые однозначные места (например, в город Димитровград). За это им, конечно, дополнительный плюс.

Turbo Lax

Отцы. Отцы города (наряду со всеми этими бывшими директорами различных промышленных предприятий). Вам подтвердит это любой местный панк, возможно, за исключением совсем уж молоденьких, те ответят – The Shockers. Группа стала широко известна по всей России еще до эпохи широкополосного интернета, только подумайте. Имеет свой собственный музыкальный стиль, огромный концертный и студийный опыт, любовь и признание публики. Это то, что парни с серьезными лицами слушают в своих наушниках по пути на работу из печально известного района «Шлюзовой».

Branch

Я смотрю это видео, и мне кажется, что в их шортах спрятаны маленькие пружинки. Группа Branch самая выдающаяся из всей плеяды местного поп-панк-калифорняка когда-либо существовавшего. Трудолюбивые и складные; хорошая музыка, хорошие тексты. Блин, мне определенно жаль, что я давно не был на их концертах. Забавный факт и некоторое свидетельство признания – одна из песен группы была опубликована на mp3-сборнике поп-мега-100500%-хитов, когда подобные компиляции еще выходили.

The Shockers

Думаю, The Shockers вторая по известности в России панк-группа, представляющая мой город. Молодые отцы — теперь они должны существовать вечно (тяжелую ношу я только что взвалил на их плечи, не находите?). Как бы то ни было, клип The Shockers на песню «Все охвачено огнем» говорит сам за себя: их уровнем можно гордиться. Юношеская мечта многих панк-музыкантов быть как группы с Fat Wreck или Epitaph Records находит свое воплощение в русской провинции.

Читайте также:

Отзывов (7)

  1. небольшой музыкальный архив тольяттинского панка начала 90-х —
    https://archive.org/details/punk-rock.TLT.90s

  2. Матвеева Наталья

    Достойная работа по сбору материала! Пустила слезу в середине статьи, примерно тогда присоединилась к тусовке просто… До боли люблю всех ребят, тольятти город богатый на музыкальный движ!
    Интересно что сейчас делает молодое поколение? что репитируют?

    • Во второй части текста есть ответ на ваш вопрос)

  3. Матвеева Наталья

    А где вторая часть текста? или вы про шокерс и бренч? Я про поколение совсем новое.

    • Мы про Шокерс и Брэнч. Совсем новое поколение, вероятно, пока не дало о себе знать.

  4. воспоминания участников группы «Гной» —
    https://vk.com/topic-10622427_21429760

Добавить комментарий