Лембит Круль (Hot Kommunist): «Почему какой-то президент мешает мне работать?»

В четверг 22 декабря в московском клубе «ДИЧ» выступят ветераны эстонского панка, нойз-рок-трио Hot Kommunist, которые прямо сейчас находятся в российском туре на «Газели смерти». Sadwave поговорили с басистом группы Лембитом Крулем об отношениях эстонских панков с властями, местной музыке и коллажах.

Лембит Круль в 1980-е

Текст с авторским ретро-капслоком: Кирилл Михайлов

Впервые явление «ПЛАМЕННОГО КОММУНИСТА» состоялось еще в середине 90-х, когда бывший бас-гитарист золотого состава JMKE Лембит Круль объединился с товарищами по местной панк-сцене Лаури Лейсом (PSYCHOTERROR) и Андресом Ару (JMKE, PSYCHOTERROR), чтобы играть «прогрессив-джаз-панк». Как раз к этому времени волна североамериканского экспериментального хардкора и нойз-рока в лице NOMEANSNO, VICTIMS FAMILY, PRIMUS, The JESUS LIZARD, BUTTHOLE SURFERS, SHELLAC и других культовых ныне имен докатилась и до Восточной Европы, повлияв на местных панк-музыкантов. Первые записи HOT KOMMUNIST были сделаны и обнародованы на знаменитых обзорных сборниках эстонской сцены «Mätta Fondi», которые ежегодно составлял вокалист JMKE Виллу Тамме во второй половине 1990-х. Казалось бы, родилась супергруппа, как этот феномен называется в западной рок-критике. Но на то наши герои и панки со стажем, чтобы устроить из помпезного термина джаз-панк-кутерьму: в результате нелепого стечения обстоятельств их записанный и сведенный альбом был уничтожен. И группа неожиданно замолчала на долгих десять лет. После чего так же неожиданно возродилась в оригинальном составе в 2015-м, записала и выпустила сильный дебютный альбом «21. Sajandi Kodu» и отправилась в российский тур на «Газеле смерти».

Беседовали: Кирилл Михайлов, Максим Подпольщик

Почему ты ушел из JMKE в середине 1990-х? Как ты пришел в Hot Kommunist?

Лембит Круль (басист Hot Kommunist): Я почувствовал, что круг замкнулся. Мне показалось, что свою работу в JMKE я доделал, поэтому не видел больше смысла продолжать. Конечно, имели место небольшие проблемы с вокалистом ансамбля, персональные терки, но главное, что после выхода второго альбома я не увидел дальнейших путей развития. Кроме того, у меня появилась семья, и времени на группу осталось меньше. Решили, что я уйду, и придет новый участник, ничего страшного.

Да, это действительно Hot Kommunist в 2015-м, Лембит Круль крайний слева

Ты играл только на двух альбомах JMKE? На «Спутниках в ресторане» уже нет?

Лембит: Нет, только на «Gringode Kultuur» и «Külmale Maale», а также на семерках и EP.

Между твоим уходом из JMKE и началом Hot Kommunist у тебя не было других групп?

Лембит: Из JMKE я ушел в 1994-м, Hot Kommunist начались летом 1996-го. Я бы начал раньше, но не с кем было играть. Мне помог Лаури, гитарист Psychoterror, он предложил взять на барабаны Андреса, который играл в JMKE и в раннем Psychoterror, на первой кассете. Не знаю, сколько он пробыл в группе, но у истоков стоял совершенно точно.

Между выпуском ваших первых песен и выходом дебютного альбома Hot Kommunist прошло почти 15 лет. Почему так получилось?

Лембит: Причиной перерыва послужил несчастный случай. В 2001-м мы, наконец, закончили работу над альбомом, которая длилась два года. Все было готово, но хозяин студии, где хранился весь записанный материал, случайно уничтожил его по дурацкому стечению обстоятельств. Он случайно отформатировал жесткий диск с нашими песнями, человек не понимал, что делает, хотел как лучше, а получилось как всегда. Я потратил на эту запись все свои силы и был так расстроен, что после этого 10 лет не хотел вообще заниматься музыкой. Разве что в 2007 году меня позвали в одну финскую индастриал-метал-группу, и я потихоньку снова начал играть. В начале 2010-го я предложил Лаури доделать альбом, и впервые за много лет он согласился. Мы пошли в студию и оказалось, что помним почти все наши вещи. Все вышло нормально, мы даже записали две новые композиции. На уничтоженной версии альбома Hot Kommunist было больше материала, чем в итоге вошло на новую пластинку, для нее мы отобрали только, что нам действительно нравилось. Так что в итоге «21. Sajandi Kodu» состоит из песен, написанных с 1996-го по 2000-й год, пары композиций 2001-го и двух новых вещей.

Старый материал не потерял актуальности к тому времени?

Лембит: Ситуация в мире и Эстонии осталась прежней, так что может быть он стал даже еще более актуальным.

Ты пишешь тексты в Hot Kommunist? Они, скорее, о внутреннем мире или о каких-то глобальных вещах?

Лембит: Ну как сказать, критические вещи, новый материал крутится вокруг глобального мира, самая последняя песня — это такая концентрация того, что происходит вокруг нас сегодня. «Pilvede all» означает «под облаком», и там в припеве поется о том, что это облако ядовитое. Чтобы лучше передать этот образ пришлось сделать длинную песню.

Это метафора наступающего Апокалипсиса? Обложка вашего альбома похожа на оформление совместного альбома Джелло Биафры и Nomeansno, такой глобальный коллаж, в котором можно разглядеть много разных смыслов.

Лембит: Да, когда мы начали искать картинку для обложки, то хотели, чтобы она отображала современное состояние мира. Где-то в интернете я наткнулся на работы художника из Чили Нортона Мазы. У него есть инсталляция, которая представляет собой комнату, куда влетает ракета, а за углом с пистолетом прячется Иисус. По комнате разбросаны порножурналы, в общем, изображается такой модный современный христианин. Я написал этому художнику в «Фейсбук», мы зафрендились, и я спросил, можно ли использовать одну из его работ для оформления нашего альбома. Он попросил много денег, около 2 тысяч евро, но в конце концов мы договорились на 700. В то время я много зарабатывал и мог себе это позволить. Так что да, картинка с обложки нашего альбома называется «Avalancha del Caos», она висит в чилийской государственной галерее. Маза очень знаменитый человек, он сделал много инсталляций из бумаги, мусора, старых материалов, я очень рад, что мы его нашли. И да, мне очень нравятся коллажи Уинстона Смита, который оформлял альбомы Dead Kennedys. Мы стремились найти нечто похожее.

Лембит во время первой попытки записать альбом Hot Kommunist (2001)

Альбом выпустил какой-то лейбл или вы сами издали?

Лембит: Да, мы сами издали все это. На диске два логотипа – один моей собственной фирмы, которая занимается установкой электрического оборудования, я электрик, другой – компании Playground, это контора-дистрибьтор, она распространяет музыку в Финляндии, Швеции и Норвегии. Зарубежной дистрибьюцией там, кстати, заведует мой одноклассник. Всего мы напечатали 500 дисков.

В Эстонии, похоже, вся музыка по-прежнему выходит на CD. Ваш альбом покупают? Хотя бы в Эстонии?

Лембит: Мы напечатали диски, потому что это было в два раза дешевле, чем делать винил. Благодаря Playground альбом появился на всяких сервисах типа Spotify, нам показали статистику – сколько раз нас скачивали, и сколько мы заработали. За год получилось девять евро за примерно тысячу скачиваний.

Как тебе кажется, уделяют ли эстонцы более пристальное внимание песням на родном языке по сравнению с зарубежной музыкой?

Лембит: Как сказать, у нас и на английском много кто поет, и много кто слушает, но мне легче писать тексты на эстонском, чем на английском или другом языке. Все эти проблемы, о которых мы поем, они, скорее, больше локальные, чем глобальные. Точнее, мы начинаем с локальных проблем, а заканчиваем глобальными — XXI век, все рухнуло, старого мира больше нет, а новый еще не оформился. Конечно, нам предлагают различные его варианты, но это делается для того, чтобы мы сидели в еще большем дерьме, а хозяева мира укрывались в своих хрустальных замках.


Так Hot Kommunist звучат живьем сегодня

Как изменилась жизнь и настроения в Эстонии за последние 10 лет, с момента распада Hot Kommunist до вашего реюниона?

Лембит: Социально-политическая атмосфера в Эстонии начала меняться еще до образования Hot Kommunist. Сначала вся эта идея независимости очень понравилась людям, они боролись за нее, но после того, как дураки наверху решили вступить в концлагерь под названием «Евросоюз», эта концепция как будто растворилась, она больше не имеет никакого смысла. Кажется, что скоро отдельных народов не будет, им на смену придет смесь культур, но если бы они смешивались так, чтобы получился новый человек, который был бы лучше прежнего, я был бы не против, это прогресс. Но посмотрите на мировые тенденции – в Европу пускают кучи дикарей, живущих насилием и убийством, они ничего не умеют. Такими темпами через 100 лет мы будем жить в каменном веке.

Второй альбом JMKE был про тотальную американизацию, сейчас эта проблема уже не так актуальна? Ее сменил новый конфликт цивилизаций?

Лембит: Американизация тоже есть, но я думаю, что эта культура не настолько могущественна, чтобы уничтожить все так хорошо, как это делают варвары. Мне кажется, в глобальном плане миром правит международная элита, которая считает, что всем можно управлять только оружием и насилием, ее задача сделать всех тупыми и дикими. Еще нам в Эстонии постоянно показывают Россию в пропагандистском, злом ключе. Власти говорят, что Россия хочет уничтожать и грабить, они рисуют образ врага, чтобы скрыть собственные преступления. Все как в книге Оруэлла. Современный европейский человек думает, мол, зачем нам такую ерунду говорить, мы и сами видим, что происходит – в ЕС сейчас экономический кризис, если люди не работают, налоги не поступают в казну, а значит нечем кормить тех же беженцев… и Россия здесь не при чем.

При этом президент Эстонии позиционирует себя как дружелюбный дядька-рокер, который дружит с панками, тем же Виллу, и участвует в панк-хоре. Что ты об этом думаешь?

Лембит: О Виллу я бы сказал, что он превратился в чикеншит-комформиста, про которого пел Джелло Биафра. Он где-то сидит в своем уголке, его приглашают в дэйли-шоу, он должен быть таким, каким его любят. А люди любят таких немного дурачков, которые ничего страшного не скажут, не скажут правды. Я бы на месте Виллу отказался от ордена президента. А президент наш нарцисс и инфантил, он изображает деятельность и старается всегда быть на видном месте. Лучшая история на эту тему произошла, когда Боб Дилан выступал в Таллине, а наш президент тусовался у него в бекстэйдже. Боб Дилан сказал ему: «Иди нахуй! Почему пришел какой-то президент и мешает мне работать? Иди сиди с публикой».

Лембит Круль и Виллу Тамме (в центре) в составе JMKE (1989)

Но это же уникальная ситуация – панк-музыканты, которые в Советском Союзе были против истеблишмента, сейчас подружилась с властью. В других странах Европы, и тем более в России, настолько тесный альянс невозможно представить.

Лембит: Я к президенту на поклон никогда не ходил, потому что самое ужасное, что может сказать панк – это: «Я сотрудничал с властями». Мы всегда делали то, что любили и говорили всем: «Идите нахуй, если что-то не нравится». JMKE выстрелили во времена популярности революционных настроений, и видимо власти подумали, что мы хотим делать революцию вместе с ними . Но что стало с этой революцией, во что она вылилась? Бывшие советские чиновники и коммунисты продолжают сидеть в правительстве и раздавать ордена. Ничего не изменилось, только поменяли фасад. Зато сейчас бандит может купить «Бентли». Потребление — это наша свобода.

В этой связи, Hot Kommunist существуют отдельно от ваших старых товарищей, от Виллу? У вас своя сцена, отдельная тусовка?

Лембит: Мы с Виллу были в одной компании давным-давно, сейчас я отношусь к нему критически. В сердце мы чувствуем, что делаем одно дело, но он строит себе карьеру и поэтому вынужден идти на компромиссы. А я делаю все сам, мой кошелек не зависит от музыки, я зарабатываю свои деньги в другом месте.

С кем вы сейчас выступаете в Таллине?

Лембит: С панк-группами, старыми друзьями, теми же JMKE и Psychoterror, в Финляндии со всеми подряд, даже с диско-группами предлагают играть.

У вас есть талантливые последователи в Эстонии?

Лембит: Последователей нет. Не думаю, что они у нас в принципе могут быть, слишком маленькая страна, слишком мало слушателей. Но есть хорошие группы.

По просьбе Sadwave Лембит Круль рассказал о пяти актуальных эстонских группах, на которые стоит обратить внимание.

Pedigree

Уже легенда, мне нравится не все, что они делают, но я высоко ценю их трудолюбие и DIY-позицию. Знаю, что они стоят за свое дело до конца и самостоятельно выпускают свои альбомы. Так получилось, что их гитарист Тафф оказался продюсером нашего диска и сделал свое великолепно.

Talbot

Индастриал-нойз-дуэт, состоящий из бас-гитары и барабанов. Я услышал у них глубокие блюзовые отголоски, что заставило меня в них влюбиться.

Tolmunud Mesipuu

Даже не знаю, существуют ли они сейчас. Инструментальная группа, сочетающая в себе психоделию, гараж-рок и блюз. У них свое оригинальное лицо, без компромиссов.

Metro Luminal

Это легенда, чью музыку можно сравнить с печальной атмосферой творчества русской группы «Кино». Сумасшедше-гениальные гитары и очень грустные тексты. Сейчас они не выступают, но ни одним подражателям Metro Luminal не удалось достичь их уровня.

SS Robot

Настоящий хардкор-панк, их прямые и правильные высказывания прекрасны, хотя музыкально панки, конечно, построили себе клетку, влезать в которую у большинства нет ни сил, ни смелости.

Бонус: Свен Грюнберг, самый настоящий рок-музыкант в Эстонии.

Hot Kommunist выступят в «ДИЧе» в четверг 22 декабря

Отзывов (2)

  1. B flat

    Чикеншит конформист,- , это когда ты.едешь к русским, а они кидают тебе кость

  2. перворядовой

    Самое лучшее, что я читал про Дилана.

Добавить комментарий