«Совершенно удивительная история»: Наталья Чумакова о Егоре Летове и фильме «Сияние обрушится вниз»

19 февраля в прокат выходит фильм-концерт «Гражданской обороны» «Сияние обрушится вниз». Sadwave поговорили с режиссером картины и вдовой лидера «ГО» Натальей Чумаковой о съемках «Сияния…», единомышленниках Егора и современной музыке.

Последний состав «ГО»: (слева направо): Егор Летов, Наталья Чумакова, Александр Чеснаков, Павел Перетолчин.

Интервью: Николай Арутюнов

Какие у вас остались впечатления от вашего последнего концерта? Наверняка же никто и не предполагал, что это ваше последнее выступление.

Наталья Чумакова: В том-то и дело, что ничего такого особенного я не помню. Это действительно был рядовой концерт, и всё, что я помню — он был очень хороший. Была хорошая публика, был хороший зал, и, конечно, я помню, каким удивительным образом это всё записывалось. В регионах нас вообще никогда никто не записывал, и все записанные наши концерты были московскими. Так что для меня до сих пор какая-то мистика, что именно этот концерт стал исключением.

Что было самым трудоемким процессом в создании фильма?

Конечно же звук. Сделать звук такой, какой у нас был, непросто, и очень сложно было сделать то, что мы всегда хотели сделать. Звукооператоры на месте не очень понимали, какой звук нам нужен. А сейчас он был записан таким образом, что мы смогли сделать идеальный звук для нашего концерта, и это дорогого стоит.

Вы как-то сказали, что среди всех исполнителей песен Егора Летова вам особенно понравился коллектив «Аричикаари». Почему?

Я бы сказала так: мне всегда нравится, когда люди делают своё дело с любовью и с искренним уважением. Это очень красивая история, эти ребята ужасно всё это любят, и мне кажется, что это здорово. Вот и все.

«Аричикаари» — «Мы идем в тишине»


Не так давно в Андрей Машнин опубликовал список пластинок, которые Егор просил ему записать во второй половине восьмидесятых. Как в те времена добывались такие редкости?

Дело в том, что в своё время пластинки доставлялись прекрасным образом через морфлот, летчиков и продавались по всему СССР и Сибири в частности. Особенной популярностью пользовались Deep Purple, Led Zeppelin, и разумеется пластинки из того списка были редкостью и стоили очень дорого. Но Егор занимался этим с очень молодого возраста и это все покупал.

Список альбомов, которые Егор Летов просил записать ему своего питерского друга Сергея Фирсова во второй половине 1980-х. Фото — Андрей Машнин.

То есть, методы у Егора были те же, что и для Deep Purple, но по другому вектору?

Ну, Deep Purple и Led Zeppelin — это музыка его детства, он рос с этой музыкой. Уже в шесть лет он слушал The Who.

А вы сами до сих пор слушаете панк-рок?

Вы знаете, да, но вообще-то  я слушаю очень много разной музыки. Точно так же, как мы с Егором слушали очень много всего — от раннего бита до сегодняшней электроники.

Вам не кажется, что образ Егора Летова был легитимизирован в общественном сознании в нулевые, не в последнюю очередь силами Максима Семеляка и Юрия Сапрыкина (сотрудников «Афиши» на тот момент — прим.)? Вы почувствовали, как в те годы изменилось отношения к Егору?

Неужели? Слушайте, начнем с того, что Семеляк и Сапрыкин любили Егора всю свою жизнь — ладно, хорошо. Ужасно смешная теория. Давайте так: предположим, что они очень уважаемые люди в определенных кругах. И именно поэтому определенные круги сказали: «Да, раз Семеляк и Сапрыкин любят эту музыку, мы тоже будем», но это очень смешно! Эти люди не относятся к каким-то определенным кругам, и находятся совершенно вне всей это либеральной или патриотической истории. Они просто хорошо чувствуют поэзию и музыку. Но в наше время к ним начали вдруг прислушиваться. И так понятно, что Егор и все вокруг него — совершенно удивительная история, которую надо прочувствовать людям. Но то, что люди за ними следуют и вторят их интересам — это все смешно.

Как вы думаете, какая песня Егора лучше всего описывает сегодняшний день?

Я над этим никогда не задумывалась, но для меня это навеки «Я всегда буду против»!

Для того, что бы достичь успеха в такой музыке, как панк и хардкор, нужно ли такое многообразие союзников и групп, как было у вас в Сибири?

Так, не надо. Не было никакого многообразия групп, и то, что мы все были такие друзья — это мифология. Ерунда полная, никакого единства не было. Егор все это сделал один — это правда. Конечно, он в свое время очень хотел сделать вид, что их много, но на деле вы прекрасно понимаете, что «Гражданская оборона», «Егор и Опиздиневшие» — это он и Кузьма. Вот и всё.

Но тем не менее, насколько важно для вас было иметь единомышленников?

Не знаю. Думаю, что самое главное быть одному и быть уверенным, что ты делаешь то, что надо. Как Егор.

Известно, что Егор Летов не хотел заводить детей. Почему?

Он считал так, что если он заведет ребенка, то он должен будет посвятить ему всю свою жизнь. Значит для творчества места не будет, а это самое главное.

Слушаете ли вы современную сцену?

Немножко слушаю рэп. Хаски, например. А на версусы и прочее у меня нет времени.

Фрагмент последнего концерта «Гражданской обороны»

Читайте также:

Илья Зинин о фильме «Сияние обрушится вниз»

Расписание показов «Сияния…» можно посмотреть здесь.

Добавить комментарий