В Африку на маршрутке: как Convince ездили на Газели смерти в Марокко
23 ноября 2018

В середине ноября легендарный самодвижущийся пепелац Газель смерти вернулся из очередного безумного путешествия — евротура группы Convince с заездом в Марокко. Во время поездки Сергей Серёгин из Model T. и «Алхимии», отправившийся с Convince в качестве тур-менеджера/фотографа/алкоголика (цитата самого автора) вел дневник в своем telegram-канале. Публикуем избранные места этого дневника, а также некоторые заметки водителя Газели Дениса Алексеева.

Подготовил: Александр Токарев

Intro

Серёгин: Многие спрашивают, как мне удаётся столько пить как мы пробили гиг в Африке?

Это оказалось проще, чем пробить концерты в Европе. Изначально целью этого тура было доехать на маршрутке до самой западной точки континентальной Европы — Лиссабона. Денис Алексеев искал долбоебов, которые согласятся на эту авантюру. Ими оказались CONVINCE. Блять, конечно, да! — ответил я, когда мне тоже предложили поучаствовать в этом сомнительном мероприятии, но внутри себя я понимал что это звучит как бред сумасшедшего. Однажды вечером я сверял города по пути нашего следования с имеющимися контактами организаторов. Отдалив карту Испании мой взор пал на небольшую ширину Гибралтарского пролива.

Будучи порядочно выпимши (забаню каждого, кто напишет что это слово пишется не так), я по угару написал в конфу, что от Севильи до Касабланки совсем недалеко… Сразу посыпалось много шуток на эту тему, но я был настроен решительно и полез в поиск Фейсбука. По ключевым словам нашёл ивент какого-то марокканского хардкор-фестиваля, прочекал банды и их ивенты. Почти все ивенты были организованы одним типом и я сразу же написал ему, что мы будем проезжать мимо Марокко и будет классно к вам заехать. Чувак ответил через 15 минут, а уже через час мы с ним забили две даты для марокканских гигов: в Мекнесе, его родном городе и Касабланке. В последнем гиг в итоге слетел, так как у единственной «рок ассоциации Касабланки» сейчас проблемы с государством и финансами, а больше там некому организовывать гиг. Несмотря на это мы решили все же отыграть один гиг в Марокко, а день выпавший на Касабланку сделать выходным и отправиться на Газели Смерти рассекать пески Сахары.

19.10 Санкт-Петербург

Серёгин: Нас менты стопнули, говорят что у нас какой-то хиппи автобус. Денис опровергнул домыслы командира, сказав что мы панки. Отпустили.

Сегодня в дороге до Питера пришлось специально для прохождения финской границы заменить передние колёса, чтобы рисунок протектора у всех колёс был одинаковый.

— ну что, берём коньяк?
— нет, мне ещё играть, надо серьёзно отнестись к туру
— если бы мы серьёзно отнеслись к туру, то мы не поехали в Африку на маршрутке

20.10 Хельсинки, Филяндия

Серёгин: — откуда едете?
— из Владивостока
— куда?
— в Марокко
— проезжайте

Сложно описать словами выражение лица финской девушки на погран контроле, когда она услышала что мы едем в мини-тур до Марокко на ЭТОЙ МАШИНЕ!

Мы остановились на пит-стоп, немного пофоткались и поехали дальше.

Через 5 метров у нас отвалилась дверь

21.10 Тампере

Серёгин: На гиг в Тампере пришёл Панч из Колеса Дхармы, слушаем охуительные истории про говно.

22.10

Кому, блять, в 2018 году интересно жив панк-рок или нет?! (с) Денис Алексеев, капитан Газели Смерти

Серёгин: Типичный диалог в туре:
— Лех, Дима умер…
— Какой?
— Отсоси за упокой!

31.10 Сарагоса, Испания

Серёгин: Estamos en el culo extremo

Сегодня у нас должен был быть концерт в Сарагосе, но его не будет. Мы попытались вписаться на какой-нибудь гиг в разных городах по пути следования в Лиссабон, но успехом это не закончилось.

Ещё сегодня пришла новость о том, что у нас отменён концерт в Каталонии, так как сквот Mas Bestia (мы должны были играть там) под угрозой выселения и из-за этого ребята с аппаратом слились. Сейчас будем пытаться найти какой-нибудь гиг 8-го ноября в окрестностях Барселоны. Если кто шарит — чирканите нам, пожалуйста.

В Милане аналогичная ситуация со сквотом и мы пока не понимаем будет ли там концерт 9-го ноября.

Сейчас мы мчим сквозь дождь по Стране Басков и не знаем где будем ночевать и брать деньги на дальнейшую дорогу, потому как у нас их хватит доехать только до Лиссабона. Лучшего Хэллоуина и не придумать!

01.11 Лиссабон, Португалия

Газель Смерти на краю света

Алексеев: Хороших фоток у нас нет, но вот факт: Газель Смерти достигла Лиссабона. Она доехала даже дальше, до Мыса Рока — самой западной точки нашего континента. Налево тут маяк, направо скалы, а прямо только море и серое море, только море и море и море. Примерный маршрут из Владивостока в Лиссабон мы изобразили на афише возвращальной вечеринки, и подивились тому, что карта приняла отчётливые очертания полуглобуса. За последние полгода я проехал этот путь четырежды с незначительными загогулинами для заездов в Монголию, Грецию и Финляндию (и какие-то ещё страны). 

02.11 

Алексеев: Наша команда и так с самого начала состояла из идиотов, а к концу второй недели тура все окончательно деградировали. Ну или я сам ничего не понимаю, что тоже вероятно. В Париже они нашли бильярдный шар номер 8 с предсказаниями, и начали спрашивать его всякую херню относительно собачьих половых органов, а шар начал им по французски херню отвечать. «Господи, пусть никто не спросит ничего важного», подумал я (при некоторых обстоятельствах в людях развивается склонность к суеверности), и они сразу спросили:
— Мы доедем до Тулузы без препон?
Шар ответил:
— НЕТ.
— Что будет после Газели Смерти?
— Судьба.

Утром они спросили: «Дэн, а как звали хозяина дома, где мы спали?»
— Себастьян.
На самом деле я не знаю, с чего это взял, мы, вроде, не знакомились. Мы просто показали ему, как в России курят гашиш, а он принёс несколько видов, после чего все отправились в астрал, а я в царство тепла и сна, в объятия Морфея.
— А вот и нет! Его звали ЖОКОКО!!
— Да вы ебанулись. Не могут так человека звать.
— Это Франция, чувак!
Я нашёл аргумент разумным, и мы поехали в Тулузу.

На съезде с автобана жандармерия устроила засаду. Их было человек 50, не меньше, и 15 машин. Всех вывели из Газели, заставили достать вещи и начали тщательно досматривать. Ко мне приставили одного, который более-менее говорил по-английски, смуглого такого парня с глазами, как вишни. Он спросил:
— Ты куришь?
Я переспросил:
— Что курю?
— Ну, косяки. Каннабис. Марихуану.
Чёртов шар, подумал я, и сделал вид, что говорю правду:
— Вообще никогда.
А он сделал вид, что поверил, и принёс алко-тест. Все выдохнули.

Для того, чтобы понять, что Газель — это судьба, не нужно было ездить 8 лет, это было и так ясно. И французский шар можно было не спрашивать. Дело в том, что «я не верю судьбе, а себе — ещё меньше», а после Gazelle Of Death будет просто Gazelle After Death.

Серёгин: Начиная с ночи и до середины дня, сегодня мы получали сообщения в фейсбуке от марокканских рокеров, которые чрезмерно эмоционально просили не отменять поездку в Мекнес. Кто-то писал что проехал всю страну ради этого концерта и если мы не сможем приехать, то он хотел бы получить медиатор по почте. Самым трогательным сообщением были слова шестнадцатилетнего парнишки, который писал что помог бы нам с деньгами на дорогу, но у него они есть только на бутылку водки и билет на концерт, которого он так долго ждал.

«Это полный бред», —сказал пан-Алексеев, когда в коллективе начались разговоры об отмене концерта из-за отсутствия денег на дорогу и потом добавил: «Тупо было ехать сюда, но ещё тупее будет не поехать сейчас в Марокко». Я с ним был полностью согласен.

По прибытию в Лиссабон на дальнейшую дорогу у нас осталось около 50 евро, чего не хватит доехать даже до паромной переправы. Поэтому мы приняли решение написать посты с просьбой поддержать наш движ покупкой мерча. Благодаря покупке футболок и донатам нам сегодня удалось собрать денег на дорогу в Марокко. Спасибо всем, кто поддержал это безумие!

Мы уже на пути в Марокко, а там на месте разберемся в том, как нам вернуться обратно.

05.11 Марокко

Серёгин: В атмосферу арабской ночи мы погрузились еще на испанской территории, в порту Альхесираса. Близлежащая территория застроена жилыми кварталами характерного для Марокко вида, а вокруг тусуются мутные личности и везде лежит мусор.

Как только мы остановились, в окно маршрутки постучался бич и спросил сигарету. Впереди на дороге стоял марокканец, который начал указывать на место для парковки маршрутки, а затем принялся зазывать нас в офис по продаже билетов на паром. Мы понимали, что самостоятельно искать кассу нам придётся долго, поэтому решили довериться этому типу и двое последовали за ним. С виду офис был похож на офис типичной тур-фирмы и в целом не внушал доверия, но выбора у нас не было — на обозримом горизонте это было единственное место, открытое в 3 часа ночи. Мы заплатили 509 евро за паром в обе стороны (привет всем, кто поддержал нас покупкой мерча и донатами, и занял денег) и получили на руки листок бумаги, распечатанный на принтере и заверенный непонятной печатью.

В очереди на паром стояли машины, набитые до отказа всякой херней. Процедура паспортного контроля проходит на борту: сначала ты заполняешь миграционную карту, а затем в зале ресторана все полтора часа хода стоишь в очереди к лысому парню в голубом поло, у которого на столе ноутбук и печать. Увидев семь русских паспортов, он сделал телефонный звонок. Через минут десять пришёл чувак, внешне похожий на типичного русского опера и начал задавать вопросы. На границе с Европой на них всегда отвечает водитель, но у пана-Капитана это был первый опыт по транспортировке группы на африканский континент и он решил не пиздить (чтобы каждый не выдумал своего) и сказал, что мы едем к моему другу. То есть возложил пиздеж на меня, потому что я списывался с организатором.
— Вы указали улицу, но тут нет номера дома. Где вы останавливаетесь? У вас есть бронь? Что это за место?
— Мы едем к моему другу Исмаилу. Он встретит по этому адресу. Остановимся у него или снимем отель на месте.
— У вас есть его телефон?
— Нет.
— А как вы будете связываться с ним?
— Через фейсбук.
— У вас есть местная связь?
— Нет, но мы что-нибудь придумаем.
Он сомневался в мои словах, но штампы все же поставил.

«Руссо, Путин, Спасибо», – с этими набором слов нас досматривали жизнерадостные пограничники на таможенном контроле после парома. Они тщательно проверили два гитарных кейса из трёх, запустили собаку в салон, приговаривая ей «пака-пака» и на этом осмотр закончился.

Мы выехали из порта и взяли курс на Мекнес, попутно обсуждая волнующие нас темы.

— Вы знали, что у змей есть слух?
— В отличие от вас, музыкантов.
— И когда они слышат, что их обсуждают… они могут залезть в любую щель в этой маршрутке…и чем больше их обсуждаешь, тем больше они тебя будут хуесосить.

14.11 Варшава, Польша

Серёгин: Чем ближе к дому, тем сильно холоднее с каждым километром, а маршрутка постепенно становится Рефрижератором Смерти.

15.11 Минск, Беларусь

Серёгин: Сейчас закончится концерт в минской пельменной, Денис проснётся и мы погоним в Москву! 

Немного статистики тура Convince x Gazelle of Death на скорую руку:

Длина пути: ~15000 км

Дней в пути: 28

Отыграно концертов: 20

Вилка гонораров: от 8 до 200 EUR

Паромные переправы: Хельсинки — Таллин, Альхесирас — Танжер — Альхесирас

Города, где были концерты: Санкт-Петербург, Хельсинки, Тампере, Таллин, Вильнюс, Амстердам, Вупперталь, Тулуза, Лиссабон, Мекнес, Малага, Мурсия, Бенисса, Милан, Равенсбург, Плзень, Прага, Дрезден, Варшава, Минск

Страны, через которые проезжали: Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Германия, Нидерланды, Бельгия, Франция, Испания, Португалия, Марокко, Италия, Чехия, Беларусь

О влете вам лучше не знать 😉

Facebook Comments

Добавить комментарий