Youth Avoiders: «У всех одни идеи, разница только в звучании»
10 октября 2019

В конце мая мы съездили на фест «To Be Punk», который уже 12 лет проходит в сербском городе Нови-Сад. Помимо кучи зинов и стикеров HCxNS (Hardcore Novi Sad, а не то, что вы подумали) мы привезли оттуда несколько интервью, и сегодня публикуем первое из них. Парижские хардкорщики Youth Avoiders рассказали нам о туре по России, французской сцене и жизни в Париже.

Беседовал: Александр Токарев
Помощь при подготовке материала: Алексей Дегунов (Fleshwar)

В 2014-ом году у вас был тур по России совместно с No Guts No Glory и, насколько мне известно, это была абсолютно ваша инициатива, DIY-тур без поддержки крупных организаторов.  Как вам пришла идея в 2014-ом поехать в Россию самостоятельно?

Кристофер Готье (вокалист Youth Avoiders): На самом деле некоторые наши знакомые группы уже ездили в туры по России, и они сказали, что это было великолепно. А почему бы и нет? Предложили нашим друзьям из No Guts No Glory поехать с нами. У них были некоторые связи, я тоже нашел несколько контактов в интернете и мы решили объединиться, чтобы сделать один большой тур вместе.

Сложно было делать тур на несколько городов России своими силами?

Кристофер: Нет, всё было окей. Но это был очень интересный опыт, потому что мы побывали в разных частях страны, дальше от центра. И очень сильно чувствуется разницу между большими городами, такими как Москва и Санкт-Петербург, и более маленькими, такими как Тула, Тольятти, Уфа.

Кристоф Шмидт (гитарист Youth Avoiders): Потом люди нам говорили: «Вы ездили в тур по России без русского проводника? Да вы сумасшедшие!». Ну и на самом деле уже после всего мы осознали, что это было настоящее приключение, так как о России нам было мало известно.

Что для вас стало самой большой неожиданностью в России во время тура?

Кристоф: Самым большим сюрпризом была гостеприимность людей. Например, в Череповце люди собрали деньги для того, чтобы снять для нас квартиру, в итоге  можно было спать на кроватях и принять душ с утра. Никто до этого не делал для нас такого. Это было удивительно.

Кристофер: Было очень много молодых людей, молодой аудитории, которые действительно заинтересованы и увлечены. Атмосфера на концертах была безумной. Люди мошили, выделывали разные трюки. И это очень сильно отличается от концертов, которые мы привыкли играть во Франции, Германии и других близких к нам странах.

Youth Avoiders (слева-направо): Бастьен Тетрель (бас), Марлон Ру (барабаны), Кристофер Готье (вокал), Кристоф Шмидт (гитара)

Ваше звучание больше напоминает музыку 80-х, чем современную. Сейчас как будто бы не так много групп вокруг, которые играют олдскульный хардкор-панк, не чувствуете ли вы себя одинокими  в окружении нойз-рока и битдауна?

Кристофер: Думаю ты прав. Мы знаем не так много групп близких нам по звучанию. Но на самом деле, особо не паримся, так как нам нравится то, что делаем. На все остальное пофиг. Но нам очень повезло играть на концертах с другими группами, представителями другой сцены. Иногда играем вместе со скримо и пост-хардкор группами, с бандами, которые совсем на нас не похожи. Но это абсолютно нормально. И, на самом деле, я думаю, что это большой шанс для нас играть вместе с ними.

Можно ли сказать, что общая направленность сцены не так важна?

Кристофер: Абсолютно. Я считаю, что всё разнообразие сцены объединено панк-этикой, DIY, шаришь? Антирасизм, антисексизм. У всех одни идеи, разница только в звучании. Инди это то же самое, это тоже панк.

Кристоф: До того, как отправляешься в тур, ты думаешь «может быть эта группа не подходит», но оглядываясь , понимаешь, что клёво играть совместные концерты. Есть группы играющие модерн харкдор, олдскульный хардкор, скримо, но у нас один дух…

Кристофер: Да!

Кристоф: Просто другое звучание гитары, но опыт один и тот же. Так что играя на одной сцене, ты начинаешь осознавать, что черт возьми нет…

Кристофер: Мы все похожи по месседжу.

Кристоф: Не так важно в каком именно стиле ты играешь, важно уметь делать шоу и играть вместе с разными бандами. Так что мы очень рады… Вчера играл с одними, сегодня с другими и это классно. И людям нравится это, это лучшее из возможного.

Youth Avoiders на «To.Be.Punk Festival»

Вы наверное уже слышали этот вопрос миллион раз, но почему вы, ребята, не поете на французском?

Кристофер: Когда мы собрали группу, мы вдохновлялись бандами, которые пели на английском, не на французском. Это главная причина. Не знаю… так мы чувствуем себя ближе к группам, которые на нас влияли. Например, Minor Threat, Press Gang, Masshysteri, The Observers очень сильно нас вдохновляют и нам кажется более органично петь на английском.

Да, но Masshysteri-то поют на шведском.

Кристоф: Ха-ха-ха!  Да ты прав, но мы не знаем шведский (смеются). Забавно, но вопрос о том, на каком языке петь никогда не поднимался, французский или английский.

Кристофер: Да, это произошло само собой.

Кристоф: За последние 2-3 года появилось очень много крутых групп, которые поют на французском, мы могли бы тоже петь на нем, но как-то так само вышло.

У вас очень интересный дизайн мерча. Чем вы вдохновлялись при его создании? Например, этот парень на лошади.

Кристофер: Это еще один сложный вопрос. Наш бывший гитарист попросил одного паренька сделать рисунок для футболки. На самом деле, я даже не помню имени этого парня… он придумал для нас мерч, и нам понравилось. Нам нравится черпать вдохновение из разного. Довольно сложно иметь четкое представление о вашем лого, мерче и дизайне в общем. Ты постоянно ищешь и пробуешь что-то, что тебе нравится. Возможно, что-то ты видишь в интернете, где-нибудь еще.

Кристоф: Прикол в том, что очень много времени и внимания уходит на музыку, на ее придумывание и запись, а затем нужно все это отразить в одном логотипе, в одном дизайне. Обычно мы просим кого-то, чьи работы нам нравятся, сделать что-то для нас.

Кристофер: Но мы никогда не предлагаем никаких идей. Мы просто спрашиваем: можешь сделать для нас постер?

Кристоф: Да, и мы знаем, что этот человек делает классные вещи, которые нам нравятся. Мы просто просим сделать его на свой вкус, не даем никакого определенного задания.

Кристофер: И обычно нам нравится, что получается.

В последнее время ведется много разговоров о том, что европейская политика мультикультурализма провалилась. Будучи жителями Парижа, одного из самых многонациональных городов, что вы думаете об этом?

Кристофер: На самом деле мы наблюдаем, что все довольны капитализмом. Это единственное, что работает в политике. И что в некоторых странах, даже во Франции, во время последних европейских выборов лидирующая партия – это партия ультраправых, например, в Венгрии, Италии.

Кристоф: Это повсеместная тенденция. Сейчас очень модно быть против… против глобализации, но в обычной жизни все наоборот, для меня по крайней мере, потому что я работаю с людьми с разным бэкграундом, и мы даже не обсуждаем такие вещи. Мы просто вместе и это все. Что же касается политики, то тенденция есть. Очень модно быть похожим на Трампа, а модно, потому что легко быть таким, но я надеюсь, что скоро это все пойдет на убыль и люди осознают, что это не так важно.

Значит на повседневной жизни все это не так сильно отражается?

Кристоф: Скажу, как житель Парижа – это очень сложно «закрыть все двери», потому что каждый день ты сталкиваешься с людьми с разной историей: религиозным бэкграундом, социальным, историческим; черные, белые, азиаты. Если ты начнешь думать о том, с кем тебе не стоит быть другом, то… это просто невозможно, слишком много разных людей вокруг. Париж всегда был очень разнообразен. Популизм же направлен сейчас в обратную сторону. Вот что происходит сейчас. Нужно оставаться на чеку и судить самостоятельно, что хорошо, а что плохо.

Кристофер: Еще в последнее время на выборах очень маленькая явка. Это говорит о том, что население уже перестало полагаться на политиков.

А как насчет «уличной» политики?

Кристофер: В последнее время много протестов. И это хорошо, потому что помогает противостоять чиновникам. И мы надеемся, что мы достигнем того момента, когда это что-то изменит. Но на данный момент, мы не знаем к чему это приведет. Мы просто надеемся, что уличные протесты сработают.

Кристоф: Бедные — беднеют, а богатые – богатеют. Огромная разница в доходах и социальное расслоение толкают людей на улицы. Рабочая сила дешевеет. Общее чувство несправедливости – вот что заставляет людей выходить на улицу месяц за месяцем уже на протяжении полугода или даже больше. И так по всей Европе  — всеобщая фрустрация. Много правых партий пользуются случаем: «Нам нужны перемены!», но они не знают, как менять ситуацию и что делать. Они просто кричат: «Нахуй действующую власть!», а на этом все кончается.

Кристофер: У них нет никакого плана.

Кристоф: Да, у них нет плана действий. Например, в Германии на выборах они заняли 90 мест в парламенте, а их всего 50 человек и им не хватает людей, чтобы занять все места. Они не думают наперед. Они были просто против и это сработало, а теперь им нужно заниматься политикой, но они не знают, как это делать. Повторюсь, считаю, что сейчас модно быть «анти», но если посмотреть в долгосрочной перспективе, то таким людям нечего предложить, именно это происходит сейчас. С этим нужно что-то делать.

Окей. Давайте вернемся к музыке. Что происходит сейчас на французской панк-сцене? Можете назвать несколько групп, которые нам стоит послушать?

Кристоф: Вам точно нужно послушать Zone Infinie. Они поют на французском, у них иногда романтичные тексты, иногда политизированные. С музыкальной точки зрения очень крутые.

Кристофер: Syndrome 81, Short Days, KRONSTADT. Есть города во Франции с очень хорошей тусовкой, например Лиль, Брест, Сент-Этьен, Лион. На данный момент во Франции очень много крутых групп, невозможно назвать их всех.

Кристоф: Большинство из них возникло в последние 2-4 года. До этого такого не было. Рассвет французской сцены.

Кристофер: Да, сообщество стремительно развивается в настоящий момент. Большинство из них возникло в городах, которые находятся далеко от центра, от Парижа, Лиона или Бордо. Они с севера, юга или дальнего запада. Там это сейчас очень популярно в небольших городах, городах рабочего класса, что весьма интересно. Нам посчастливилось иметь столько мощных команд во Франции.

Ну и напоследок может ещё пару слов о российском туре?

Кристоф: Мне запомнился противогаз. В каком же городе это было…  это было в разгар лета, было очень жарко. Мы играли в баре на первом этаже, окна были открыты. В это время на улице началась драка и у кого-то был перцовый баллончик, пшшшшшш…  И все это осело через окна в бар, все начали кашлять…

Кристофер: Я начал плакать!

Кристоф: Перец распылился везде, все начали выбегать и тереть глаза. А бармен просто взял противогаз, который висел над баром, надел его и продолжил наливать пиво как ни в чём не бывало (смеются). И это выглядело, будто для него это обыденность, будто он ожидал, что сейчас распылят перцовый газ и такой: «О, опять они газ распылили!». Это было смешно, но было еще много смешных моментов, я могу рассказывать их ещё часа два.

Кристофер: Я был очень поражен ребятами, которые выполняют разные трюки на концертах. Например, мы играем и я смотрю они собираются в большую человеческую пирамиду! Это было так круто! Когда ты играешь, и ты видишь это перед собой, о, офигенно! Ты начинаешь вкладывать в музыку еще больше энергии, потому что видишь, что люди действительно погружены в это.

Facebook Comments

Добавить комментарий