Цыганята и я с бодуна: интервью с Александром Сарычевым из группы Tsygun
3 апреля 2021

Завтра в «Успехе» московские грайндкорщики Tsygun отыграют последний концерт «Болото-тура». За пару дней до его начала наш редактор, мужественно переборов худшее похмелье за последний год, отправился на «Артплей», чтобы побеседовать с гитаристом группы Сашей Сарычевым о грайндкоре, мазафаке, Эдуарде Лимонове и прочих важных темах.

Фото — Рита Февралева

Беседовал: Александр Токарев

Вопрос о том, зачем взрослому человеку нахуяриваться в мясо и ложиться спать в 9 утра, с учетом того, что вечером у него интервью с группой Tsygun оставим за кадром и сразу перейдем к менее интересным темам. Чего с альбомом?

Александр Сарычев (гитарист Tsygun): Альбом записан, сведен почти. Осталась пара штришков. Мы его не выпускаем, потому что не хочется просто его выкладывать в VK и получать лайки, которые уже никто не ставит. хочется собрать какой-то медиа-кит, возможно снять пару клипов, сделать какой-нибудь playthrough и потом спокойно покидать по всяким дистро, лейблам.

Конечно хотелось бы на какой-нибудь Southern Lord, но не факт. Может быть ограничимся немецким дистро небольшим. Ну было бы здорово, если бы винил Tsygun продавался на Coretex. То же самое с Японией, со Штатами, как-то хочется альбом продвинуть, потому что, судя по прослушиваниям, Tsygun — это московская группа.

Слушай, а мы когда с тобой после Sadwave-феста общались, ты говорил же, что с каким-то западным лейблом вы договаривались.

Это про Southern Lord как раз. С ними есть контакт, но они естественно ждут какой-то движухи. А сейчас, во времена коронавируса, тем более в Штатах, мы не знаем, что там у них происходит. Давно не общались.

Tsygun на Sadwave Fest II, фото — Эля Каримова

Но есть же не только Vk. К примеру, есть Bandcamp, который кажется наиболее честным в плане выплат исполнителю, почему не выложить альбом туда?

Ну потому что о нашей музыке не знают пользователи Bandcamp. То есть не знаю, как там работает условная предложка, но как в Spotify там точно нет, если я не ошибаюсь. По крайней мере, только в последние пару лет каким-то образом мы продали три майки в Штаты через Bandcamp, уж не знаю как так вышло, с учетом того, что группа не постилась на зарубежных ресурсах.

Другое дело, когда ты на лейбле, и он запостил у себя про твой альбом. Есть же всякие критики, блогеры, которые следят за тяжелой музыкой; и вот они видят, что на лейбле появилась новая группа
и могут про нее рассказать.

Ovfrost из Malist мне рассказывал, что ты можешь на Bandcamp в своей группе порекомендовать другую группу, и пользователи с твоей страницы поползут тогда на страницу той группы. Короче, сарафанное радио пока только в интернете у нас.

Где писали альбом?

Барабаны мы писали на студии Vintage, гитару и бас на родной DTH, а вокал на Major, и свожу я на ней же.

Major находится здесь, на «Артплее», а совсем неподалеку отсюда, на Нижней Сыромятнической улице провел несолько лет после отсидки Эдуард Вениаминович Лимонов. В какой степени повлиял на итоговое звучание альбома дух покойного вождя?

Отвечает Виталик «Математик» Пожарский (вокалист Tsygun): Дух покойного вождя повлиял на итоговое звучание альбома в степени кубический корень из 27 сокращенных мегапикселей. И это правильно.

Вы сейчас стартуете в тур (закончился уже тур, Саша, очнись, хватит пить — прим. Sadwave), который должен был состояться еще прошлой осенью. Что тогда случилось. Вернее, даже так — кто заболел?

Все винят меня конечно же (смеется). Прикол в том, что за два дня до тура, ночью была последняя репа, на которую я не успел. Но мне все равно надо было потом упаковать кучу мерча по предзаказам, и я говорю Владу, нашему барабанщику: «Чел, останься, помоги». Он говорит: «Я чет плохо себя чувствую, но останусь, ладно». Мы до двух часов ночи все это упаковывали, и Влад очень плохо выглядел. Когда прощались, прям совсем бледный был. Ну и у меня уже пару дней какая-то легкая простуда была.

Ромалы перед началом «Болото-тура»

День перед туром я решил провести с семьей; просыпаюсь утром на даче, и у меня начинается небольшая паника, потому что я не чувствую запах. Я тут же побежал в сортир и перенюхал все что там было. Ни духи, ни говно не пахли. Я выхожу с каменным лицом и говорю жене: «Мила, я не чувствую запахов». А болезнь тогда официально еще не была героически побеждена. Мила говорит: «Ты охренел? Тут мои родители, тут я, вали домой, изолируйся». Я приехал домой и часов до шести никому ничего не говорил, все не верил, что заболел. Потекла немножко крыша, потому что, ну еб твою мать, я хотел завтра в тур, весь аппарат, который мы арендовали уже стоит, ждет загрузки в вэн; водитель уже пишет: «Ну чего, я выезжаю». И тут я понимаю, что походу нет чувак, не выезжаешь.

Прошло полгода. Это тот же тур? Те же города, организаторы?

Да, добавилось только пара городов. Саратов, Тамбов. Я из Тамбова, всегда мечтал в родном городе выступить.

Tsygun в Тамбове, фото — Настя Пономарева

Вы два раза выступали на «Смерть-фесте», играли вместе с ##### (из чего мы вынесли, что ##### внезапно до сих пор существуют). У меня появилось ощущение, что мазафака их двухтысячных вернулась. При этом они играют с актуальными группами, а сами звучат так же. Чего происходит, как они попали в современный андерграунд?

Ну а чего им ещё делать? Слава богу, не стали все писать рэпчик, как группа Sumatra.

Мы как-то с женой были на «Смерть-фесте» в каком-то всратом клубе в Москве, и там была вся та же публика, что и в нулевых, только туннели стали подряхлее.

Ну на Питерские, кстати, приходят новые люди.

А ты не обращал внимания, ходят ли после них к вам на концерты те самые древние поклонники Amatory, ##### и иже с ними?

Да у меня в принципе складывается ощущение, что народ у нас на гигах каждый раз почти полностью новый, и это очень здорово.
Когда мы играли с ##### и The Korea, мне показалось что это была не совсем наша публика. Но нам не привыкать, какая вообще разница «чья» публика. Мы играли на «Стороне» с Lucidvox и uSSSy, и когда мы начали выступать люди, скажем так, не ушли.

Чем занимались во время локдауна?

Сели на карантин в апреле, начали зумиться, пить винишко; пообсуждали вскользь чего делать и решили немного отдохнуть. Мне это очень много дало, я вспомнил, что такое отдыхать, быть дома, с семьей.

Алик Южный рассказывал, что у него, помимо прочего появилось время для развития скиллов. У тебя было такое?

Конечно. Я в первый раз за 10 лет реально занялся гитарой. У нас есть чатик потрясающий, там было 8 человек, сейчас уже 19. Этот чат очень токсичный, осуждаем (разумеется — прим. Sadwave). И конечно в какой-то момент мы начали обсуждать Фреда. И я, с одной стороны, понял для себя чем плох Фред, но в то же время, у него есть какие-то прикольные фишки. Посмотрел я его канал, еще каких-то чуваков и подумал, а почему бы мне просто не позаниматься по полчаса в день, гаммы поиграть? Я за два месяца не сыграл ни одного риффа Tsygun, просто ставил метроном 90 и играл гаммы. И это реально очень много дало.

Так чем же плох FredGuitarist?

Да блогер он (смеется). Ничем он не плох, в принципе. Группа Jace его мне не по вкусу, вот собственно и все. Мне кстати ребята на день рождения подарили урок у него (смеется).

Ты сходил?

Пока нет. Это же надо сесть, подготовится, зажечь свечи, включить усилитель, размяться. Успокоиться. Представляешь, я звоню по скайпу — а там Фред!

Будет ли видео «Умеет ли играть на гитаре Александр Сарычев из группы Tsygun»?

Я бы по другому его назвал. Просто — «Александр Сарычев не умеет играть в группе Tsygun». Я как-то смотрел интервью Пола Мазуркевича, и мне очень понравилось, как он сказал: «Я не барабанщик, я играю на барабанах в группе Cannibal Corpse».

Пиздец глубоко.

Вот так и у меня. Я не то, чтобы гитарист особо, я играю на гитаре в группе Tsygun.

Ну это ты пока не гитарист. Смотри, ты уже начал гаммы играть, сейчас еще урок у Фреда возьмешь — у тебя все впереди.

Какими группами ты вдохновляешься, когда пишешь музыку для Tsygun?

Три моих любимых грайнд-альбома это «Cursed» Rotten Sound, «Helvete» Nasum и «S/T» Magrudergrind. И если вслушаться, то нашей музыке есть все элементы этих групп: и «тупа-па-тупа» (смеется) и бластбиты и прочее всякое. Настроение песен немного отличается, наверное потому, что я мазафакер и мне нравится когда есть припев. В грайнде, я считаю, должны быть прямо забойные припевы.

Есть ли сейчас у кого-нибудь из ромалов сайд-проекты?

Нет. Влад всем говорит, что он в Katalepsy играет, и если он уйдет из группы Tsygun, у него останется Katalepsy. Инсайдерская шутка.

Ну и я начинал снова репетировать с потрясающей группой «210», в которой я играл 6 лет и которая, к сожалению, распалась в конце декабря.

Саша (крайний слева) в составе «210»

Я может чего-то пропустил, но где Obscene, где Brutal Assault, ребят?

Да наверное там же, где и новый альбом, где и дистро, хотя бы минимальное, в Европе.

Просто по тому как вы звучите — вам там самое место.

Да мы тоже так считаем. Мы, разумеется, списывались несколько раз с организаторами. Зачастую они просто не отвечают либо говорят: «Извините, лайн-ап полон». Этим же надо заниматься, когда у группы есть какая-то движуха, вот сейчас она у нас более-менее начинает появляться, впервые за два года. Мы эти два года особо-то ничего и не делали. Репали только активно. Пытались научиться играть.

Научились?

Нет (смеется). Мне кажется после тура группа зазвучит наконец-то. Нам не хватает концертов.

Бывали у вас в прошлых турах пустые залы?

Да, в Европе были. Мы это называем Kulturak. Это такой клуб в Братиславе, где все играют, и большие группы и не очень. И даже на небольшие группы народ ходит. Там единственный организатор, который всех возит.

И он готов был нас привезти, даже обещал, что будут какие-то деньги, потому что народ должен прийти, пятница. В итоге на концерте был один бармен. Организатора даже не было на гиге. Ну то есть он посидел какое-то время на билетах, посмотрел, что концерт начался, никого нет; написал на корявом английском, мол, чуваки мне надо на электричку — и съебал. С тех пор у нас неудачные концерты называются Kulturak. Правда, бармен тогда так угорел, что купил наш мерч.

Под Миланом еще было. Клуб прикольный, типа Model T местного. На нашем выступлении было 4 зрителя, группа, которая нас разогревала и Фабио, организатор данного мероприятия. После гига он нам сказал: «Вписок нет, но вы можете поспать на лавках около клуба». А в Милан мы приехали из города Триеста, в котором у нас сломалась тачка, пришлось арендовать новую.

После всех этих поломок и такого концерта нам уже было, в принципе, по фигу. Мы прыгнули в спальники и легли в машине. Наш звукооператор Стас Баранов переночевал на лавке у «Макдональдса». Обычно он любит всякие пиджачки носить, а в тур оделся по-красту, так что старички, которые вышли в 6 утра погулять с собачкой, смотрели на него с подозрением, уж не умер ли.

Ты сказал, что вы продали три фубтолки в Шататы. Мне кажется, это уже повод пробить тур. Не пробовали?

Пока нет. Я думаю, пробьется само. Влад (который, кстати установил рекорд — он шестой барабанщик в группе Tsygun, и первый, кто продержался больше двух лет) меня приучил к фразе «Само». Тур в Штаты — само. При это ты конечно должен сесть и начать строчить в Facebook людям, но в целом — само.


Последний концерт «Болото-тура» состоится 4 апреля в «Успехе».


Подписывайтесь на Sadwave в социальных сетях:
Facebook ВКонтакте Telegram Instagram

Facebook Comments

Добавить комментарий