Росс Фэррар (Ceremony): «Я надену шлепанцы, смешную шляпу и уйду жить в лес»

Без особого инфоповода Sadwave поговорили с вокалистом одной из наших любимых групп Ceremony Россом Фэрраром о его превращении из агрессивного хардкорщика в манерного хипстера, сотрудничестве с лейблом Matador и, традиционно, о Death in June.

ceremony-1

Да, это один и тот же человек. Рос Фэррар до и после прощания с хардкором.

Немногим панк-группам удается совершить такой кульбит, как Ceremony. Выпустив во второй половине нулевых два, возможно, чересчур бескомпромиссных хардкор-альбома на субкультурных лейблах Bridge 9 и Deathwish, группа записывает в 2010-м одну из лучших панк-песен последнего десятилетия Sick, проехавшись в ней по всем – от Обамы до Black Flag и Cro-Mags, а затем, распрощавшись таким образом с хардкором, начинает играть мизантропичный инди-рок с песнями об одиночестве и несчастной любви. Результат – выпуск последнего альбома Zoo на независимом гиганте Matador, концерты на больших рок-фестивалях по всему миру и переход из любительской лиги в профессиональную. Впрочем, группа не забывает о своих DIY-корнях, время от времени исполняя старые песни и выступая в маленьких клубах с бесплатным или символическим входом. Именно на одном из таких мероприятий нам удалось отловить вокалиста Ceremony Росса Фэррара и отвести его в сторонку. Для беседы. Дело было на фестивале c не требующим комментариев названием This is Hardcore, который прошел в Филадельфии минувшим летом.


Ceremony — Sick

Беседовали: Максим Подпольщик, Александр Red Head
Особая благодарность за помощь: Роману Совесть

За последние годы Ceremony сильно изменились. Более пяти лет вы рубили злобный хардкор, а потом вдруг заиграли нечто на стыке инди-рока и постпанка. Да еще и сделали акустический кавер на Violent Femmes. Как вы к этому пришли?

Вообще, я услышал Violent Femmes задолго до того, как пришел к панку. Я почувствовал, что в этой группе есть что-то особенное, некая сила, и меня это зацепило. Уже потом, в старших классах, когда я увлекся хардкором и панком, до меня внезапно дошло, что чуть ли не все музыканты и группы, которые я на тот момент слушал, так или иначе связаны друг с другом. Скажем, в истории тех же Violent Femmes были моменты, когда они слушали панк, и это отражалось в их творчестве, это слышно. Поэтому я не могу сказать, что мы переключились на что-то совершенно новое или противоположное. К тому же, все участники Ceremony выросли, слушая совершенно разную музыку, так что для нас довольно естественно играть на стыке жанров. А что касается наших более спокойных песен, то я не чувствую прежней злости, агрессии, негодования…


Ceremony исполняют, наверное, самую сопливую песню Violent Femmes «Kiss Off».

Что, совсем?

Ну, в смысле не постоянно. Конечно, иногда накатывает. Вчера, например, я был так зол, что хотел въебать кулаком в стену, но, естественно, это происходит не все время. А так мы стараемся делать то, что хотим и не привязываться к одному жанру. Иначе у нас бы просто не получилось играть так долго. Мы бы занялись самоповторами, и ни к чему хорошему это бы не привело. Людям вообще нужно быть более открытыми по отношению к песням, оценивать их по содержанию, а не по жанру, в котором они написаны. Нравится песня – замечательно.

Интересно, что ты сменил не только, скажем так, интонацию, но и внешний вид – шмотки, прическу…

Да, бесспорно. Мы собрались 9 лет назад, и можете себе представить, сколько мы всего пережили как в физическом, так и особенно в духовном плане. Порой на меня производит впечатление что-то по-настоящему странное. Слушаю, скажем, Belle and Sebastian и думаю: «Ну, ни хрена себе, вот это да! Очень странная музыка с абсолютно непривычным для меня настроением!». Еще ты погружаешься в моду (звучит странно, но тем не менее), узнаешь о новых авторах, и это напрямую влияет на твою жизнь. По крайней мере, со мной все происходило именно так. Я сильно изменился за эти годы. Иногда я думаю, что круто было бы остаться безбашенным, злым панком, каким я был когда-то. Но, увы, этого уже не будет, я стал более расслабленным и спокойным.

А что именно послужило толчком к этим переменам?

На меня влияет все, что происходит вокруг, а не какие-то конкретные вещи. Это естественный процесс. Я смотрю по сторонам, много чего слушаю и читаю – все это способствует неким переменам. Если говорить о недавних событиях, то перемены были, в основном, негативные: я расстался с девушкой, с которой встречался довольно долго. Раньше я никогда не чувствовал такой боли. И кто знает, сколько еще подобных изменений впереди. Может, я надену шлепанцы, смешную шляпу и уйду в жить в лес. Тем не менее, мне кажется, что в данный момент у меня достаточно приятный период в жизни. К 30 годам удалось нащупать некую почву под ногами.

Несмотря на то, что Ceremony активно набирают популярность, выступая на крупных площадках по всему миру, вы продолжаете время от времени играть в DIY-клубах и на панк-фестивалях. Как вам удается одновременно находиться в столь разных лагерях?

Хороший вопрос. Мы варимся панк-котле уже давным-давно, и поэтому нам хочется играть в том числе и для людей, которые не могут позволить себе посещать дорогие концерты и большие фестивали. Мы стремимся донести нашу музыку до всех, поэтому, если надо, можем и в баре сыграть, и в грязном подвале. Многие группы поступают аналогично, за исключением по-настоящему больших команд, которых в мире довольно мало. Подобно многим мы начинали свой путь с самого дна и стараемся об этом не забывать. У нас нет никакого снобизма в отношении слушателей и групп, с которыми нам приходится играть. Играем для всех и со всеми, в том числе, с командами, которые никак не бьются с нами по жанру.


Вкусы музыкантов Ceremony действительно весьма разнообразны. В этой передаче они рассказывают о пластинках, которые покупают.

Было ли что-то, что удивило или шокировало тебя, когда Ceremony резко поменяли статус?

Что шокировало… да ничего, собственно. Я просто принял этот «новый мир» таким, какой он есть. Впрочем, иногда выступать перед толпами людей довольно страшно – слишком много открытого пространства. Будучи панками, мы всю жизнь играли в гораздо более интимной, если не сказать домашней атмосфере. А в случае с большими площадками все выглядит, звучит и ощущается совершенно по-другому. Если бы мне пришлось выбирать, то я бы лучше отыграл в маленьком зале, заполненном до краев, чем на огромном поле, где люди свободно перемещаются туда-сюда. Наверное, этот контраст и был главным потрясением.

Имело ли место некое недопонимание между вами и слушателями во время выступлений Ceremony на больших фестивалях?

Трудно сказать. В последнее время нам действительно довольно часто приходится играть перед людьми, которые никогда не слышали ни нашу музыку, ни даже о нашей группе. Они смотрят на тебя впервые и не подозревают, чего ждать. Для них все это выглядит крайне странно, так как они не росли в панк-сообществе; у них обычные жизни, и они просто пришли послушать новую музыку. Вообще, мне нравится вести себя перед этими людьми нарочито необычно, вызывать у них недоумение. При этом я, конечно, хочу, чтобы они прониклись нашими песнями.

Песня Hotel с вашего последнего альбома как-то связана с тем, что Ceremony заметно подросли за последнее время и стали чаще ездить в туры?

Вообще, эта песня про пребывание в некоем странном месте. Мы в группе обсуждали тексты одной песни Morrissey, где он говорит о жизни в мире, с которым ты одновременно находишься как в гармонии, так и в диссонансе. Ты часто спрашиваешь себя: «Что со мной происходит? Где я нахожусь?». Примерно такое чувство мы испытываем, когда останавливаемся в бесконечных отелях в разных странах мира. Оно не хорошее и не плохое, оно просто странное.


Ceremony — Hotel 

Генри Роллинз в книге Get in the Van писал о том, что поначалу ездить в туры было жутко увлекательно и интересно, но потом это превратилась в удушающую рутину и конвейер. Какие у тебя чувства по поводу того, что участие в Ceremony стало твоей работой?

Действительно, у многих имеются несколько романтические представления о путешествиях, игре в группе, турах и так далее. И это действительно круто, но, конечно, когда ты занимаешься этим постоянно, теряется определенная степень личной свободы. Кроме того, трудно поддерживать ту душевную атмосферу, которая у тебя возникла при общении с тем или иным человеком (вероятно, Росс имеет в виду коллег-музыкантов – прим. Sadwave). Невозможно выстраивать ее снова и снова, это требует колоссальных душевных сил и сильно выматывает. Но с другой стороны ты должен понимать, что ты не просиживаешь штаны в офисе, занимаясь всякой хренью типа какого-нибудь маркетинга. Ты занимаешься не чем-нибудь, а искусством. Об этом стоит помнить всякий раз, когда выходишь на сцену.

У вас есть довольно мрачная песня под названием Adult. Ты  считаешь себя взрослым?

Нет, не считаю. Но, видимо, когда-нибудь придется им стать (смеется).

Какие группы тебе хочется послушать на This Is Hardcore?

У меня здесь играет довольно много друзей. Очень жду сета Paint it Black, там участвует Энди (гитарист Ceremony – прим. Sadwave) и Дэн Йимин, тоже мой хороший друг. Blacklisted очень хотел посмотреть, но не вышло, к сожалению, как и многое другое, так как помимо прослушивания групп мне еще хочется пообщаться с большим количеством народа. Вообще, все эти команды я слушаю минимум раз в год, и мне этого вполне хватает.


Выступление Ceremony на прошлогоднем фестивале This is Hardcore.

Как вы подписались на  лейбл Matador?

Я был в Нью-Йорке, тусовался там со своим другом Заком, комиком из Лос-Анджелеса. Он дружит с Робби Моррисом, одним из представителей Matador Records. Он заинтересовался Ceremony и пришел на наш концерт. Ему понравилось, и мы стали обговаривать детали выпуска нашего альбома у них. Должен сказать, что это были весьма дружеские разговоры без всяких там бизнес-аспектов (хотя Matador – это, без сомнения, бизнес). В общем, так мы  подписались на один из лучших лейблов в истории. Это большая честь для нас.

Тебе нравится что-нибудь из продукции Matador?

Блин, я недавно потерял свой айпод, на котором было все это добро. Черт знает, что с ним случилось, но он пропал. Вообще, у меня дома нет интернета, поэтому я покупаю пластинки. Что касается современных групп, то меня зацепила австралийская группа Total Control. Это такой безумный постпанк, смешанный с электроникой. Участники этой команды играют в куче других коллективов. Вообще, я заметил, что в последнее время чаще всего слушаю группы из Австралии.

Кстати, участники Violent Femmes знают о том, что вы сделали кавер на их песню?

Думаю, нет. Но вообще некоторые музыканты писали нам по поводу пластинки каверов, которую мы выпустили на Bridge Nine. К примеру, с нами связался участник Crisis, который сейчас живет в Австралии, а еще экс-музыкант Vile. Он в довольно грубой форме потребовал от нас денег (смеется). Но я не занимаюсь бизнес-вопросами, поэтому не знаю, чем кончилось это дело. О, кстати! Еще нам написал барабанщик Pixies и попросил прислать пластинку, когда она выйдет. Мы это с удовольствием сделали.

Дуглас Пирс из Death in June ничего не говорил по поводу вашего кавера на Crisis?

Не припомню. Энди очень любит Death in June и, кажется, именно его идеей было сделать кавер на Crisis. Где-то год назад я послушал их композицию Laughing, и теперь это одна из моих самых любимых песен.

Как будет звучать следующий альбом Ceremony? Подкинь нам эксклюзива.

Думаю, он будет мягче Zoo. Должно быть, многие, прочтя это, начнут плеваться, но могу сказать, что запись будет мощной несмотря ни на что. Очень надеюсь, что люди смогут это уловить. Мы как раз недавно сочинили несколько новых песен. На сегодняшний день у нас готова примерно половина материала, так что впереди у нас долгий путь.

С момента нашей беседы Ceremony выпустили всего одну новую песню, да и та кавер на Nirvana

Отзывов (10)

  1. Лешка

    Бля

  2. увалень

    очередные пидарасы.
    лучше бы интервью с экс-музыкантами Vile сделали.

    • уебень

      Нахуя? Там такие же пидорасы.

  3. Лешка

    Зачем он так опидорился? Нормальный же был чувак.

  4. что больше всего не нравится в этой истории так это очки росса
    остальное похуй

    • Обращаете внимание на главное, это приятно.

  5. the down house кстати последний проект росса с двухпесенной ипишкой на счету

    • уебень

      Да всем насрать.

Добавить комментарий