Премьера на Sadwave: «ПФКБ» «Депривация адресата, ч​.​1. Эффект самобалансировки»

Представляем третий альбом «ПФКБ» «Депривация адресата, ч​.​1. Эффект самобалансировки». Sadwave объясняет, почему запись, сведенная при помощи советской аппаратуры, получилась самой серьезной работой квартета.

Текст: Антон Образина

Первая часть «Депривации адресата…» — это, наверное, самая убедительная запись «ПФКБ».

«Раньше были деньки, когда мне было можно молчать, теперь орать, блядь, придется мне во всю мочь», — поет Вова Айгистов в открывающей альбом песне «Новый день» и, в общем, примерно так и звучит вся пластинка. Разве что дело не в громкости крика (во весь голос тут как раз никто не кричит), а в железобетонной уверенности, с которой группа бросает в слушателя свои едкие агитки.

В музыке «ПФКБ» техника исполнения никогда не играла ведущей роли. Придираться к каким-то огрехам на предыдущих альбомах группы мог бы только тот, кто вообще не врубается в панк. На «Депривации…» присутствуют и расстроенные гитары, и соло на отъебись, но все равно альбом звучит как никогда по-взрослому. Во многом это заслуга участника знаковых ленинградских групп «Народное ополчение» и запрещенного КГБ «Отдела самоискоренения» Федора Лаврова, записавшего «ПФКБ» на студии Baltic Records в Петербурге.

Для особого искажения звука «ПФКБ» Федор использовал магнитофон «Нота 304», который тридцать лет назад использовался при записи альбомов «Отдела самоискоренения», «Народного ополчения» и «Бригадного подряда».

Лавров сумел добиться для «Панк-фракции» такого звука, что кажется, будто к тебе попал один из артефактов тех времен, когда играть панк было натурально опасно (что неплохо рифмуется с недавними срывами концертов эстонцев Hot Kommunist в Москве и Санкт-Петербурге; какое время, такой и саунд).

Парадоксально, но, по словам Феди, «Бригады» оказались первой на его памяти панк-группой, участники которой общались друг с другом как музыканты — со всеми узкоспециальными терминами и так далее. И это как ни странно слышно — взять, к примеру, странные размеры в «1-СвП-ЮТ-2300» или нюансы с громкостью в краутовом «Кинотеатре «Балтика».

«Депривация адресата» — это те же «Панк-фракция красных бригад», которых мы любим за нахальные политизированные песни-плевки, только более прицельные и серьезные. Это уже не какая-то копящаяся внутри злость, это революционный булыжник в руке. Сейчас он нужен как никогда.


«ПФКБ» — «Рабочий клуб», видео из студии Baltic Records

Владимир Айгистов, вокалист «ПФКБ»: «Мы записывали песни технически так же, как и первый альбом. То есть, мы тщательно их репетировали, бывало по три раза  в неделю. Единственное, я играл соло на записи практически импровизированно, потому что я не гитарист-ремесленник и не виртуоз.

Мы знали о фединой студии, поддерживали с ним теплые отношения. От других записей работа с Федей отличалась тем, что на этот раз портить чистый цифровой звук мы стали «ритуальным» образом, используя советский магнитофон, на который записывались «ОС» и «Народное ополчение».

Вошедшие на «Депривацию…» песни были написаны в 2015-2016-м годах,  кроме «Рабочего клуба» (2010) и «ТНК-вон!» (2011).

Название альбома — это что-то вроде намека на то, что наш слушатель не может удовлетворить свои потребности, то есть, депривирован по экономическим причинам. Но вместе с тем из-за эффекта самобалансировки (возникает в центрифуге как раздел на тяжелые и легкие фракции) он в силу своей воли способен пережить обрушивающиеся на него беды. Иными словами, названием альбома мы хотим сказать, что группа отказывается верить в тотальный пиздец происходящего потому, что знает — люди справятся с любой хуйней.

1-СВП-ЮТ-2300 — это адрес магазина с аптекой в Южном Тушино, который работает до 11. Песни про измененное сознание вообще никогда не были лейтмотивом творчества «ПФКБ». Я их сочинял, чтобы насытить тексты сложными метафорами, ну и в нравоучительных целях, так как очень долго терпел массу мучений от разных веществ. Мне хотелось предостеречь от этого других, надеюсь, мои старания не возымели обратный эффект.

«Самый страшный коктейль» я пробовал только один раз, теперь еще приходится постоянно объяснять, что «Рексетин» — это не песня Игги Попа.

Темы транснациональных корпораций не затрагиваются в песнях русскоязычных групп, которых волнуют социальные проблемы, чаще такие команды используют обычную активистскую риторику.

Транснациональные корпорации — это то, что управляет миром в отличие от «жидомасонских заговоров», НАТО, Таможенного союза или чего-то в таком роде. Эти организации ставят вопрос о существовании человечества ребром. Или они, или люди. Мне все равно, услышат ли представители ТНК нашу песню, главным было, наконец, затронуть эту тему, но не в стиле «не пей кока-колу, предатель!».

По поводу Rolling Stone: будучи неравнодушным к литературе и читая прессу, я стал замечать особенный журналистский стиль, который проповедуют издания капиталистического толка. Наряду с ними современная киноиндустрия, а за ней мои коллеги по работе и уже чуть ли не друзья стали использовать подобный язык, наполненный пошлой непосредственностью и обмусоливанием заезженных тем. Я  считаю себя в праве по-злому отвечать на пропаганду капитализма, потому что она меня категорически не устраивает».

«ПФКБ» во время записи третьего альбома

Группа выражает благодарность Федору Лаврову, Максу Козлову, Наталье Вороновой, Алисе Бурлак, Алисе Йоффе, всем московским соратникам и питерским друзьям.

Добавить комментарий