Алик Южный (Bicycles For Afghanistan): «Время изменилось, а я остался»

Москвичи Bicycles For Afghanistan, ранее игравшие романтичный эмо-панк, выпустили второй альбом «Пена дней», на котором появлись синтезаторы, драм-машина и отсылки к The Smiths. Мы поговорили с лидером группы Аликом Южным о смене звучания «Великов», отцовстве и будущем гитарной музыки.

Беседовали: Александр Red Head, Вадим Гуров, Максим Подпольщик

Ты уже столько лет занимаешься самой разной музыкой, сколько можно? Что тебя мотивирует?

Однажды один из моих прежних начальников заявил, что он как тонкий психолог видит, как мне не нравится, когда что-то заканчивается. Видимо, намекал на мой контракт (смеется). Не знаю, мне всегда хотелось заниматься музыкой всерьез, а не по угару.

Например, многие в начале нулевых играли в панк-группах. Вспомните, сколько было коллективов, людей в движухе — остались единицы. В те годы я мечтал быть частью всего этого безобразия (возил группы в туры, Zann, например), делал всякие интервью (с June Paik для журнала Insomnia). Очень хотелось подбрасывать дровишек в эту андеграунд-печь, поддерживая ее огонь, потому что, кажется, ничего другого у меня не было.

Сейчас времена изменились, многие разъехались, кто-то просто исчез с радаров, а я вот остался. Делаю немного другие вещи, но в целом на тех же дрожжах. А если в двух словах объяснять — я просто люблю писать песни. Мне от этого становится хорошо. Нравится процесс звукозаписи, эксперименты в звуке. Вот на этом альбоме, например, я сам записал вокал, синты, драм машинки и прочие приколы.

Судя по всему, в отличие от предыдущих составов «Великов», теперь ты сочиняешь песни в основном один. Стало проще или сложнее?

Это так. Но я был вынужден, в каком-то смысле, взять на себя такую обязанность, иначе группа не смогла бы функционировать. В целом проще стало, но это пока. Дальше я хотел бы большего вовлечения ребят. Другой вопрос, что я понимаю, кто что умеет и уже заранее стараюсь в голове просчитывать, как та или иная песня может звучать. Думаю, с годами я стал творчески смелее, стал лучше понимать самого себя.

На новом альбоме вы заиграли практически поп-музыку. Чего здесь больше – искренней любви к различным мейнстримным эмо-, брит-поп- и электронным группам или попытки в который раз расширить аудиторию?

Я скажу так — после выхода «одноименника», спустя время, стало ясно одно — мы в некоей стагнации, негатив в группе достиг своего пика (в определенных песнях это хорошо слышно), и надо что-то менять. Те новые песни, которые мы тогда сочиняли, не соответствовали ничьим ожиданиям. Ушел барабанщик Антон, на его место пришел Ваня, ушел басист Саша. Мы решили дать группе еще один шанс и попробовать все же выкарабкаться из сложившейся ситуации. Развеялись концертами, выпустили семидюймовку, в группе появился Вася из «Выродка» на бас-гитаре, в общем, процесс реабилитации пошел.

Я начал вновь интересоваться музыкой, продакшеном песен, собирать какую-то сэмпл-библиотеку, что-то там где-то срезать с пластинок, начал готовил некий сольный электронный материал. С сольным не получилось, но зато появился энтузиазм для создания нового альбома «Великов».

В конце концов мы с женой Машей сгоняли в Японию, и это окончательно меня зарядило на новый альбом, он определенно должен был стать красочным. Я вообще обожаю и поп-музыку, и техно, инди, всякий психодел, но я должен сказать одну важную вещь — я все еще пишу песни, я просто рискнул расширить их аранжировки, не более. А что такое «расширить аудиторию» я не понимаю.

«Пена дней» звучит невероятно качественно и вылизанно, хоть сейчас на радио. Как удалось достичь такого звучания?

Перед началом записи басист Вася переехал в Грузию, и волею случая в группе начал играть Влад Чернин, чей бэк-вокал и бас-гитару можно услышать почти в каждой песне. За звук на альбоме хотелось бы сказать спасибо Никите Кузнецову и его Nitrojam rec. где нам всегда приятно записываться в домашней обстановке. За сведение больше части альбома отвечал Андрей «Астро» Ганкин (студия DTH). Мастеринг мы делали в Лос-Анджелесе, вместе с Маором Эпплбаумом, который работал с Faith No More, Yes, Sepultura и прочими именитыми музыкантами. Большой сложностью было уравнять столь разные песни, к тому же сводил альбом не только Андрей, но и Макс Комов, второй звукорежиссер, с которым мы работали прежде над синглами. Вот такой вот дрим-тим.

На альбоме есть женский бэк-вокал и записанные на диктофон уличные шумы. На них голос Маши?

Женский вокал — это голос нашей прекрасной подруги Ани Рыжей. Она пела и на предыдущем альбоме, вы разве не слышали? Маша крайне стесняется своего голоса (и зря), каким прекрасным инди-дуэтом мы могли бы стать! Диктофонные вставки — это просто рандом, который я записывал на улице, у меня много разного такого есть в диктофоне.

Некоторые песни на «Пене дней» – откровенное подражание The Smiths. В синглах, вышедших до этого, были приветы «Браво». Каков сегодня твой топ-10 артистов?

Мне вообще ранние The Cure больше нравятся (периода «Faith» и «Seventeen Seconds»). Я заметил, что они в принципе положительно влияют на все группы, которые их для себя открывают. Возьмите тот же одноименник Blink-182 с фитом Роберта Смита, да и вообще мое любимое видео из юношества — The Cure, MTV Icon. Там было куча интересных концертов, которые мне запомнились, впервые в эфире этого шоу я услышал AFI. Но и The Smiths моя слабость, те, кто ходил на мой концерт в «Свободу», где я играл их песни, понимают, о чем я. Но все равно, в наших песнях, даже если и есть влияние того или иного коллектива, звук и присутствие «Великов» все равно остается.

Мой нынешний Топ-10 такой: Arca, Blur, Ariel Pink, Фрэнк Оушен, Cornelius, Pond, Unknown Mortal Orchestra, The Beatles (альбом «Magical Mystery Tour»), Talking Heads, MGMT.

Ты рассказывал, что начал писать музыку как продюсер, для потенциальных коллабораторов. Как с этим дела?

Пока это просто какие-то желания делать коллаборации (вроде тех, что удаются Дэймону Албарну на своих релизах), но ни один из них пока не состоялся. Надеюсь, в будущем получится осуществить какой-нибудь любопытный коллаб. В принципе люблю, когда много голосов, много личностей, много полифонии в музыке. Это интересно. А так я просто пишу много, и это часто уходит в стол, потому как может быть точно не для этой группы, не для меня. Остается копить такие вот заготовки и ждать, что однажды я пойму, для кого они.

Недавно ты стал отцом. Повлиял ли этот опыт на запись альбома? Будут ли песни о детях или для них?

Кстати, после того, как мы забрали Сашу из роддома, я сразу написал для него первую инструментальную песню под видео, которое снял (смеется). В целом, как я понял, ему нравится эмбиент всякий, вот последняя пластинка Kate NV очень зашла, спит под нее хорошо. Думаю, если бы я попытался сделать что-то «детское», то, скорее, это было бы что-то в этом духе. Сам опыт отцовства не повлиял на запись, потому как все было готово еще до рождения сына. Роль сыграло разве что то, что я очень торопился поскорее закончить пластинку, но, как и всегда, обстоятельства шли против тебя. На студии нет времени, у мастеринг-инженера нет времени, у дизайнера нет времени, всех надо дергать, торопить, нервничать. В общем, как обычно. Но я всех дожал!

Все говорят, что гитарная музыка мертва, а ее представители, добившиеся успеха – лишь исключения из этого правила. Каковы ее перспективы, как тебе кажется? Планируешь ли отходить от гитарного звучания еще дальше?

Да ну, полно успешных инди- и рок-групп сейчас. Вот вы, вероятно, знаете только «Пасош» (кто это? — прим. Sadwave), а есть еще, например, «Источник»,  «Несогласие», «Увула» те же, «ГШ» недавно на KEXP выступали. Тысячи человек ходят на фестивали типа Motherland и «Боль» (что это? — прим. Sadwave). Так что, судя по всему, перспективы у гитарной музыки вполне себе хорошие.

Если смотреть на это глобально — инфраструктура вроде как налаживается более-менее. По сравнению с началом нулевых группы стали больше и чаще турить по городам России. Другой вопрос, что быть музыкантом — это довольно большой труд, нужно верить в то, что ты делаешь, делать свое дело хорошо, много работать — и к этому не все готовы.

Насчет дальнейших планов — пока не знаем. каким будет новый релиз, но очень хотелось бы  закрыть долги и записать-таки в ближайший год акустический альбом «Великов». А еще у нас в планах выпустить отдельную семидюймовку чисто для Японии. Но это секрет.

«Велики»-2018

В одной из новых песен ты поешь: «Пока мы молоды». Это обращение к слушателям или к себе? Что для тебя атрибуты молодости?

«Пена дней» в принципе альбом про подростков. Отсюда и такая обложка. Лирические герои этого альбома — молодые люди, которые хорошо проводят время, но при этом не забывают рефлексировать. Атрибуты молодости, как мне видится, это сильные эмоции, неиссякаемая энергия, бесстрашие, романтизм, дружелюбие, некая бестолковость, если угодно, юмор. Желательно бесконечное лето и немного денег на увеселения.

Песня «Мы не существуем». Складывается впечатление, что «Велики», несмотря на возросшую доступность звучания, все равно ппишут достаточно интимные песни, обращенные, в первую очередь, к себе. Для кого «Велики»? Кто твой сегодняшний слушатель? Наверняка же, ваша аудитория сильно изменилась с момента выхода первого альбома.

Наша аудитория, мне кажется, уже сменилась трижды. Причем сейчас происходит ее новое перерождение. Это очень необычно, но вообще  у нас есть преданные старые поклонники, большое уважение всем этим ребятам. Многие люди, возможно, слушают нас, потому что знают какие-то наши предыдущие группы, следят за творчеством каждого из нас. Сейчас аудитория «Великов» — это в основном молодые парни и девушки, все очень хорошие и приятные. Всем респект и спасибо за поддержку. Наверное, если бы не эти люди, группы бы сейчас не существовало.

Расскажи о том, как «Пасош» пытались напроситься к вам на разогрев за деньги.

Нормальный вброс. Что-то припоминаю такое, но как-то смутно. Но мы же потом сами сыграли на разогреве у «Пасош»! Вообще, я дружу с их гитаристом Кириллом, он меня даже на свадьбу пригласил.

Презентация «Пены дней» состоится 8 сентября в питерском «Моде» и 23 сентября в столичном «Агломерате».

Добавить комментарий