«Камни»: «Наш последний альбом — говно»

Не самые очевидные гости MRR Presents — столичные стоунер-рокеры «Камни». Sadwave поговорили с гитаристом группы Пашей о готовности играть с крастерами, экспериментах со звуком и постоянном поиске новых форм.

Беседовал: Николай Арутюнов

Почему на альбоме «Чучхе» вы решили отойти от той кислотной психоделики, которая преобладала на ваших предыдущих записях?

Паша (гитарист и вокалист «Камней»): Это не было осознанным решением. Ты просто развиваешься постоянно, старое надоедает. Я не понимаю, как можно 10 лет играть в рамках одного музыкального жанра, это же ужасно. Я не пришел пока к такому музыкальному оформлению, чтоб чесать в нём несколько лет. На концерте 2-го декабря мы представим новую программу. Мы сделали превью, мол «Тяжелая артиллерия!», а на самом деле все будет довольно странно.

Ходят слухи, что ты записал альбом один без чьей-либо помощи. Это так?

«Чучхе» мы писали с Женьком (вторым гитаристом «Камней» — прим). Барабаны тоже писал я, но потом я сломал ногу, и мы гоняли на Электрозавод, и я там на черном диване мучался.  Женёк очень много приносит в наш музон, если вслушаться.

«Чучхе» получился весьма меланхоличным, обстановка вокруг повлияла?

Конечно. Просто мои внутренние ощущения происходящего вокруг.  Это же я тексты пишу.

А что ты конкретно переживал тогда?

Переживания постоянно происходят, я вот не помню, что тогда происходило, наверное, что-то херовое. Песни пишутся же не за один месяц, они пишутся, например, два года. А за эти два года много чего могло произойти. Ногу вот сломал, например! Нельзя же песню за один вечер написать. А если и можно, то весьма сомнительного качества. Песни копятся, а потом ненужные выбрасываются.

А как происходит процесс сочинения?

Я пишу скелет песни со словами и отсылаю Женьку, он говорит заебись или нет, накидывает своё и отсылает мне обратно. Я беру из этого лучшие куски, которые сочетаются, и продюсирую . Он – поток, а я – цензор.

Нет желания привнести немного электроники?

Так уже. Мы будем играть втроём с плейбеками, я синтезатор принесу ещё. Нина у нас как драм-машина с внутренним грувом и упрощёнными партиями. Это даёт определённый гипнотический эффект.

А чем вызвано такое желание?

Меня вдохновило техно. Я вообще электронику люблю, особенно, Kraftwerk, Клауса Шульце, берлинскую школу. Но я не думаю, что мы сможем что-нибудь таким образом заработать, я просто не против электроники. Для зарабатывания я не делаю никаких шагов, как появится менеджер – он всё разрулит.

Почему же он не появляется?

Люди, которые обладают какими-то связями этого уровня, с нами редко пересекаются. И по рассказам они мудаки какие-то, и на самом деле они мудаками оказываются. У нас есть определённые условия, я всем предлагаю. Но индустрия же не развита, где денег взять? Денег-то нет! Почему мы редко делаем концерты? Потому что всё должно быть клёво. Мы знаем, какой у нас должен быть звук и свет, шоу. Нам нужен определённый пульт, мы не играем в местах, где просто стоят две колонки. Мы стараемся выступать в местах, где можно дать нормальный концерт и устроить шоу. А таких мест мало, денег ни у кого нет. Мы за качество, но его очень сложно добиться.

Вы движимы такой идеей с самого начала вашего существования?

Вначале мы не понимали ни хера, конечно. А потом начали с Женьком работать в прокате оборудования. Я посмотрел на отечественных исполнителей и понял, что такое хороший звук. Выглядит очень скучно, но звук – шикарный. Мы смотрим, как можно, и стараемся сделать как можно лучше, исходя из наших возможностей.

Когда вы сможете сказать, что достигли потолка?

Когда напишем хиты, типа «Монетки» ЛСП, деньги получать начнём, пересчитаем кассу, тогда будет и удовлетворение.

То есть вы не из тех, кто ездит в туры, неся светлую мысль андерграунда, гаража, непонятного движа и антикоммерции?

В туры и по гастролям мы не ездим. Нас звали на дебильных условиях сыграть в говне, оплатив самим себе дорогу, но зачем нам это надо? Мы на таких условиях, я надеюсь, поедем в Польшу в апреле. Дело вообще не в бабках, надо, чтобы получился классный ивент, и чтобы всем было приятно. Мы зарабатываем деньги на работах, мы можем делать что-то помимо треньканья, можем выжить. Но когда зовут играть в какую-то парашу, да ещё и за свой счёт – какой смысл? Я уже съездил в два тура, мне хватило. Я ездил в туры с Loudnation (тур на 22 города, в который ездили группы со студии DTH в 2013-м — прим.), но это была клёвая туса и в тот момент, когда это нужно. Сейчас я бы не поехал, потому что это уже не то. С чуваками было здорово, но практического применения для продвижения группы я не вижу.

Тебе не понравился Loudnation?

Отлично сыграли, прекрасно. Но всё равно тебя позовут туда, где есть какой-то определённый экономический уровень у города. Есть несколько крупных городов, а остальные – просто довесок, чтоб 2000 км не ехать в одну сторону. Мы откатали 22 города в 2013-м и жили все в одном автобусе. Я посмотрел, в каком состоянии страна и так нахлебался, что теперь лучше в западную страну поеду на этих условиях. Там и принимают лучше, и  расстояние меньше.

То есть теперь вы думаете двигаться в сторону электроники?

Я не думаю, куда надо двигаться. Я синтезирую какие-то мировоззренческие и музыкальные идеи, песни пишутся сами собой, ты их хочешь как-то аранжировать – это основное. А если исходить из соображений, что мы должны куда-то двигаться, то можно прямо сейчас начать писать поп-хиты под 808-ю бочку и кричать «эщкере». Запросто! Но зачем?

Откуда такое серьёзное отношение к творчеству?

Если бы не было творчества, то жизнь была бы намного веселее, мне кажется. Когда ты этим занимаешься, то ты распаляешься между работой и вот этим всем. Ты не растёшь профессионально и как музыкант тоже – у тебя жопа прикрыта деньгами, ты чистый творец и можешь делать, что хочешь. Настоящие чуваки, которые ничего не умеют, кроме написания песен, должны всё время искать себе тусовку, что бы найти контакты, куда свои песни пристроить и стать популярными. А мы в творческом потоке.

Художник должен быть голодным?

Нет, не должен, но на начальном этапе так и выходит. Многие художники и музыканты прекрасно живут, потому что им просто повезло родиться в обеспеченных семьях. У меня есть такие знакомые люди, в том числе из тусовки, которым не надо работать. У них есть хата, им даже на работу не надо, они вообще никому ничего не должны и делают прекрасные вещи. Многие делают прекрасные вещи при этом. Фишка в том, что чем сильнее бьёшь в одну точку, тем сильнее получаешь отдачу. Если ты не мудак и не занимаешься совсем неблагодарными делами.  Если есть что сказать, если есть талант, то всё в итоге свершится.

Как-то весь разговор прослеживается желание не тусоваться со всеми теми, кто тоже в теме.

Это что, так сквозит? Многое зависит от того, с кем ты бухаешь и с кем ты бизнес ведёшь. У нас в России если ты имеешь с кем то дело, то ты должен с ним корешиться. Я смотрю вокруг, общаюсь с людьми и вижу, что есть определённый КОРЕШИЗМ. А Камни, так уж вышло, не кореша никому. Мы кореша своим корешам, но они занимаются определённым делом, а не промоушеном группы.  Мы не можем сыграть в 16 Тонн, потому что не знакомы с их арт-директором.

Почему у вас часто менялись барабанщики?

У меня очень высокие требования – ровно играть и знать свои партии. А Нина ещё и талантливая. А когда человеку ещё и не похуй – то вообще просто бинго!

А кого из тусовки ты почитаешь и можешь назвать своими друзьями?

Всех, с кем я ездил в тур, я могу назвать своими друзьями. Нам Джуна очень нравится. Очень пиздатые песни, классные аранжировки, им тоже просто не хватает банально манагера, который их продвинет. А песни сами – шикарные. И мелодии, и тексты, и то, как они со звуком работают. Очень крутая группа, и об этом все должны знать.

Не страшно выступать на фестивале 2-го декабря, где хедланеры – краст-панки Distress?

Ну, как это. Мы же ломаем стереотипы. Это же фестиваль, а не целенаправленный концерт. На фестивале можно увидеть много разных групп. Или когда организатор широких взглядов на музыку. Публика перемешивается, и это круто. У тебя же есть герои и кумиры, ты всё это через себя пропускаешь и транслируешь. Все создают своё из кусков чужого. Мы все братья, все связаны цепью ДНК и кругом сансары, но надо быть собой!

А как тогда стать собой, если всё давно чужое?

Ну как изменишь, как зашифруешь, вот это и будешь ты. Это основная тема вообще русского образа жизни – преемственность. На западе это есть, а у нас нет, потому что у нас нынешнее поколение всегда хуесосит старое, когда на западе оно учится у старого. Почему в России отсутствует начисто институт продюссирования? Потому что фактически все считают себя в студии семи пядей во лбу. Сейчас я всё разрушу и создам новое – бред полнейший. Доверяй старшим пацанам и делай что хочешь.

Почему у «Камней» так и не вышли диски?

Мне не интересно заниматься версткой, я не дизайнер. У меня есть свой эстетический взгляд, но заниматься им – у меня что, дел других нет? Хотя, нам вот Циркуль теперь рисует. По большому счёту, наш последний альбом – говно с профессиональной точки зрения. Это лютый лоуфай. Если сопоставить его с записями на западе, то это просто говно. Это вообще не спродюссированная запись. Это не Пасош, которая просто гениально спродюссирована, записана и сведена. Что бы записать качественный альбом, нужны деньги, а денег нет. Но следующий альбом будет лучше, мы работаем над этим.

А почему же с таким серьёзным отношением альбом был лоуфай?

Тогда это было прикольно. Но сейчас я хочу хорошо, громко, широко, пиздато звучащий альбом.  Я слушаю много музыки и понимаю, какой должен быть продакшн. Перестал гитарную музыку слушать, мне не интересно уже. Только те группы, у которых есть песни – могу. Надоело, всё одно и тоже. Нормальная эволюция.

И что теперь будете делать?

Ничего фатального не произошло. Надо просто больше работать. А с другой стороны, куда работать, если мы развлекаемся и получаем фан. Раньше был фан попиздячить на гитаре, а теперь фан сделать классное мероприятие, сделать шоу. Что бы человек пришел, забыл обо всех своих проблемах на полтора часа, погрузился бы в атмосферу и пошёл дальше по своим делам. Я смотрю шоу артистов зарубежных и понимаю, какой эффект это производит.

Расскажи о своём восприятии Иисуса Христа.

Иисус – это мы с вами, нормальные чуваки с чистыми светлыми идеями, которые оторваны от стереотипного мышления и против зашоренного большиства.

А как тогда выглядит Сатана?

Не знаю, мне надо поссать, чтоб ответить на эти вопросы. (после небольшой паузы) Сатана – это животное начало, которое ты не в силах сдерживать. Бог это интеллект, а Сатана – животные позывы. И то, как ты это контролируешь, есть вопрос твой интеллектуальной развитости.

То есть, люди рождаются с Сатаной?

Люди рождаются чистыми.  Хотя они могут быть теми еще. Я тут недавно посмотрел фильм про питерских беспризорников. Они как животные, если детей не воспитывать, то они будут вот такой дикой стаей, как зверята какие-то. А божественное – это интеллект, направленный на благо. У серийных убийц типа Джефри Дамера и Теда Банди IQ был выше 130, но они не смогли сдержать своё животное начала.

У меня есть шанс на спасение, или я «тоже сгорю в аду?»

В аду своих страстей. Не знаю, я не задумывался. Мне показалось это красивой метафора.

Как ты понял, что «ты уже большой и тебе всё можно?»

Это о смерти. Каждый задумывается над тем, что будет после того, как тело отключится. Не надо стремиться в могилу, надо как-то поспокойнее. Делать это, так сказать, не спеша, Илья Марвел ещё ржал над этим.  То есть – не иди на поводу у своих страстей, контролируй и получай удовольствие. У меня была вилка определённая лет десять назад, когда я осознал собственную оконечность. Я вскочил с кровати, понял, что я рано или поздно умру, было очень страшно. Я ещё в панике бегать начал, нормально было. Сейчас сгладилось чуть-чуть.

То есть, твоё творчество направлено на то, что бы приручить собственный страх смерти?

Возможно, отчасти. Это ты хорошо придумал.

А что будет с творчеством, когда страха смерти не останется?

Будет счастье. Очень русский способ педалирования творчества – доведение жизни до полного пиздеца. Такой разброс, когда либо пиздец, либо кайф. Я пытаюсь делать больше вещей, которые делают мою жизнь жизнью. Я стараюсь ещё по жизни не ссать, а когда по жизни не ссышь, то и умирать не страшно, потому что ты ничего не теряешь. Ты как бы сделал всё что хотел.

Группа Камни выступят в субботу, второго декабря на фестивале MRR PRESENTS в клубе «Город»

Добавить комментарий