Падди Шайн (Gnod): «Мы вдохновлялись трепанацией черепа»

На прошлогоднем фестивале Roadburn в Голландии нам повезло пообщаться с лидером британской арт-коммуны Gnod Падди Шайном, который в 2017 году вместе с соратниками выпустил альбом с едва ли не лучшим в мире названием «Just Say No To The Psycho Right-Wing Capitalist Fascist Industrial Death Machine». Звучит он соответствующе.

Gnod  — это содружество музыкантов, дрейфующих между краут-роком, дроном, нойзом, дабом, постпанком и чем только не. На минувшем Roadburn’е коллектив, в составе которого на тот момент было больше десяти человек, умудрились выступить в четырех разных ипостасях.

Беседовала: Кристина Сарханянц (Telegram-канал «Чушь в массы!»)

— Почему в этом году вы выступаете на Roadburn’е в качестве artist in residence, и что это в целом за концепция?

Падди Шайн (лидер Gnod): Дело в том, что в этом году Gnod исполняется 10 лет. Мы хотели как-то это отметить и спросили Уолтера (Уолтер Хоймейкерс, арт-директор Roadburn — прим. Sadwave), что можно сделать, а он предложил нам приехать и сыграть на фестивале не одно, а четыре разных шоу. Собственно, в этом и заключается идея artist in residence: мы каждый день показываем какую-то новую грань Gnod, причем три из четырех этих выступлений — коллаборации. Например, в последний день мы представили наш новый проект Temple Of BBV, в котором делим сцену с голландцами Radar Men From The Moon.

— Можешь чуть подробнее рассказать об этом проекте?

— Всё, опять же, началось с приглашения. Нас позвали на один голландский фестиваль, там же играли Radar Men From The Moon, мы начали джемиться и поняли, что получается потрясающая музыка, так что решили превратить всё это в альбом. А вдохновлялись мы… трепанацией черепа. Знаешь, что это такое? Короче, был такой безумный голландский ученый Барт Хьюз, он выдвинул теорию, что трепанацию можно использовать для расширения возможностей мозга, и провел эту операцию на себе с помощью зубных дрелей. Мы задумались о том, как этот процесс прохождения дрели сквозь черепную коробку можно выразить в звуке и как лучше передать атмосферу такого эксперимента над собой через музыку. Хьюз ведь, по сути, хотел таким образом расширить границы сознания и обрести потерянный рай.

— Планируете исполнять это вживую где-то помимо Roadburn’а?

— Хотелось бы, но это не так просто. Две группы, больше десяти человек на сцене — нехилая логистика, сама понимаешь. К тому же пока у нас не так много материала, так что мы хотим записать больше песен и, быть может, тогда начнем чаще получать приглашения от промоутеров и организаторов фестивалей, потому что нам безумно нравится этот проект.

— Надеюсь, у вас всё получится. Но вернемся к Gnod. Вы только что выпустили новый альбом — «Just Say No To The Psycho Right-Wing Capitalist Fascist Industrial Death Machine», — но песни с него не звучат в этом туре. Почему?

— А мы практически никогда не играем то, что уже записали. Весь смысл Gnod в том, что это постоянно меняющаяся формация, мы всё время в поиске. То есть мы играли треки с «Just Say No…» в 2016 году, оттачивали их прямо в туре, на сцене. Потом сели в студии, записали материал и поехали дальше.

— Но эта запись значительно отличается от того, что вы делали ранее, скажем, на «Infinity Machines…»

— Да, «Infinity Machines» был очень сложным и долгим проектом. Мы работали над ним так долго, что за это время изменился состав Gnod, наш подход к написанию музыки, звучание. Поэтому в Just Say No… мы решили быть проще, вернуться к формату концертной группы. Это тоже было своего рода вызовом, потому что нам пришлось сделать шаг в сторону, открыться, стать уязвимее, в том смысле, что сырое звучание с головой выдает ошибки, какие-то неточности. Но так куда интереснее и увлекательнее, не правда ли?

— На пластинке есть песня «Real Man». Кто это для тебя сегодня?

— Ох, понятия не имею! Не уверен даже, что такой существует. Знаешь, мне в этой песне очень нравится мелодия, такой расслабленный мотив, а слова я обычно пишу после (так было и в этом случае), и порой они никак не связаны с музыкой. Черт, а что же я там реально имел в виду?.. Не, ну ты спросила, конечно, я же теперь буду думать об этом постоянно, почему я там написал именно эти гребанные строчки. У меня так бывает: придет что-то в голову, мне это кажется подходящим, и я это пою, а потом через год слушаю свою песню и сам удивляюсь, о чем это я вообще? Что у меня в голове?

— Ладно, проехали…

— Ну уж нет, ты же спросила, надо кого-то назвать! Пусть это будет… да, единственное, что приходит в голову сейчас, — Эрик Кантона, французский футболист. А еще Марк Эдвард Смит из The Fall, вот он реально крутой мужик.

— В названии альбом стоит отрицание: «Скажи: “Нет”!» А чему вы готовы сказать: «Да»?

— О, еще один сложный вопрос! Но на самом деле очень важный, потому что у альбома неспроста такое название. Мы придумали его еще до «Брекзита» и до того, как Трамп стал президентом США, — правда! И в нем содержится отсылка к популистским лозунгам британского правительства: скажи “нет” тому, скажи “нет” этому… Мы решили поиздеваться над самой идеей и формой такого политического высказывания, показать, насколько пародийно, искусственно это выглядит. К тому же нам показалось, что это очень забавное название, яркое, запоминающееся, хотя и длинное, что-то вроде «Да пошел ты!» Такой юмор, очень по-британски, кстати. А еще есть такая книжка «Сценарий революции» («Blueprint for Revolution» — прим. Sadwave), в ней на примере Сербии при Слободане Милошевиче рассказывается о том, как в конфликтах, не важно, идет речь о мирных протестах, открытом противостоянии или секретных службах, всегда используются одни и те же приемы пропаганды, одни и те же слова. И такие «сильные» слова срабатывают как определенный триггер, ожесточают людей, выводят их из себя. Мы эту книжку прочитали уже после того, как записали альбом, но мне кажется, что во многом он получился о том же. Мы призываем всех думать своей головой и не быть скорыми на суждения и расправу, не искать виновных и не придумывать себе какого-то «врага», а обратиться к созиданию, как способу изменить мир к лучшему. Например, с помощью музыки — по-моему, отличный способ выражения любых эмоций!

— И тут мы возвращаемся к вопросу о том, чему Gnod готовы сказать «да»… Назови хотя бы три вещи.

— Хорошо, пусть это будут мир, любовь и счастье.

 

Выражаем благодарность Roadburn Festival за предоставленную аккредитацию и помощь в организации интервью.

Добавить комментарий