Премьера на Sadwave: «На ножах» S/T
6 июня 2019

Представляем дебютный EP московских нойз-рокеров «На ножах». Музыканты рассказали нам о записи альбома, батя-роке и влиянии «Казускомы» и Jars.

Беседовал: Александр Токарев

На вашем дебютном EP четыре трека, при этом два из них уже выходили как синглы. В чем смысл, если половина материала уже выложена?

Павел Орлов (басист и автор песен в «На ножах»): Хотелось сделать какую-то пробу пера, а также просто были концерты, и нужно было что-то выпустить (смеется). Я это особо не осмысливал, но, возможно, просто понимал, что все равно нужен какой-то разгон; то есть, первая работа была как бы черновиком, поэтому я подумал: «Ну да, выпустим один сингл, выпустим второй», то есть, я в этом не вижу проблемы.

Аня Шварц (барабаны): Есть, например, группа Death Grips, которая до выпуска последнего альбома опубликовала несколько синглов с него, и это был такой классный СММ. То есть, когда неизвестная тебе группа выпускает сразу полноценный релиз, его сложнее сесть и послушать, чем когда ты уже знаешь, о чем речь, потому что одну песню включить послушать —  это две минуты времени, а целый альбом послушать — это уже другая история, не все до этого доползают. Поэтому, если ты выпускаешь одну песню, люди уже шарят, что вы играете и ждут релиз с большим удовольствием.

Паша: Да и на самом деле всё было совершенно банально: мы хотели выпустить один сингл и потом EP. Но Гоша, который занимался сведением, не успевал закончить работу, поэтому мы выпустили сразу два сингла.

Расскажите про запись EP.

Паша: Мы работали на Nitrojam, по совету Образины, они там писали свой последний EP.

Аня: Я их знала еще по Mad Pilot и Bicycles for Afghanistan, давно хотела там побывать, поэтому активно топила за то что надо ехать на Nitrojam. Плюс это за городом, атмосфера.

Довольны результатом?

Паша: Мы абсолютно довольны. У каждого, наверное, свое мнение, но я доволен полностью. Мы, как ни странно, сразу нашли взаимопонимание, несмотря на то что с Никитой [звукорежиссером Nitrojam] не были знакомы раньше. И я так понимаю, ему самому понравилось с нами работать, потому что по рассказам других людей у меня сложилось впечатление, что он обычно относится достаточно критически к тем, кого пишет, но нас после записи позвал выступить вместе со своей группой «Стрела».

Женя Строков (вокал, гитара): Да, видно было, что он оживился, когда мы писались.

Паша: По поводу записи был ещё такой специфический момент, что когда к нам пришёл Женя, прошли всего четыре репетиции, и мы отправились в студию. То есть, Женя очень быстро включился в материал.

Материал EP был написан до прихода Жени в группу?

Аня: Да, и написан целиком Пашей.

Женя: Я сделал свои партии, но музыка и слова Пашины.

Паша: Ну, я бы не хотел приписывать сочинение песен целиком себе, потому что прекрасно понимаю, что у Ани есть определенная стилистика игры, и у Жени тоже. Если бы не ребята, эти песни звучали бы совершенно иначе.

Например, в «Ошибках» я вообще не понимал, какая будет барабанная партия и гитара; просто была структура, басовая линия и понимание, где нужно петь. И когда мы начали играть с Аней, она сразу придумала свою партию. Она получилась офигенно красивой, можно даже сказать, мелодичной. И я не представляю другого человека у нас за барабанами.

Женя, насколько сложно тебе было включиться в группу с готовым материалом?

Женя: Как ни странно, достаточно просто. Когда Паша пишет музыку, он придумывает, грубо говоря, концепт, некую историю, и может очень просто объяснить, что от меня нужно. После этого я просто беру и делаю. В принципе, когда я нашел ребят, у них уже был гитарист (смеется). Но в итоге пришёл я.

Паша: Тут еще довольно сложный момент в том, что я не очень понимаю, какой у нас жанр и не очень понимал, какая гитара должна быть в песнях. Но когда мы встретились с ребятами (у нас тогда еще был гитарист Гоша), они сразу придумали очень классные партии.

При этом у Гоши партия была еще черновая, и потом была сложность с тем, что мы записали на репетиции эту черновую партию, и Гоша не довел ее до завершения. И когда Гоша ушел, мы искали гитариста, и никто не понимал, что там, блядь, надо играть. Это была очень большая проблема, и Женя оказался как раз тем человеком который понял, что нужно и добавил свое.

К вопросу о стилях. Формально «На ножах» играют нойз-рок. Но когда мы публиковали ваш первый сингл, в комментах нам написали что-то типа «не знал, что группа Lumen играет нойз-рок».

Женя: Ну так мы играем русский рок, конечно (смех).

Паша, какие музыкальные ориентиры у тебя были, когда ты писал материал «На ножах»?

Аня: Можно, сначала я отвечу? Сегодня начала замечать, что когда Паша объясняет что-то…

Паша: Бля… (общий смех).

Аня: Например, я не понимаю, как сыграть, и Паша говорит: «Не могу показать это на барабанах, но вот помнишь Led Zeppelin?» И потом через несколько репетиций: «Я почему-то подумал, что, например, у Led Zeppelin…» То есть, эта группа у Паши часто проходит лейтмотивом.

Паша: Не, ну подожди, еще есть Deep Purple (общий смех).

Паша заставляет вас слушать батя-рок, чтобы было ясно, о чем он говорит?

Аня: Кстати, да.

Женя: Заставляет.

Аня: «А концерт не посмотрели! А надо посмотреть концерт, как там его, Led Zeppelin, хорошо джемят».

Паша: Это концерт Deep Purple вообще-то, «California Jam». Там есть один эпизод… В общем, замут в том, что у нас есть песня «Ламантин». И одна из задач этой песни в том, чтобы делать на концерте такую завершающую импровизационную часть.

И нужно же показывать какие-то референсы. И я вспомнил «California Jam», Deep Purple, 1974 год. Кто знает этот концерт, понимает, что вообще-то это было эпохальное событие (общий смех).

Аня: Да не, это очень хороший пример. На самом деле, круто, что у Паши есть этот батя-роковый флёр, который, с одной стороны, оборачиватеся такими вот интересными референсами, а с другой
— ставит классные задачи, потому что я никогда не ориентировалась на классический рок. Плюс это еще повод для шуток над Пашей, и всё вместе это прекрасно.

Паша: Короче, если говорить о влияниях, то момент такой: когда я собирал группу, у меня был совершенно конкретный ориентир. У меня просто есть история отношений с двумя группами: «Казускомой«, которая играет такую стилизацию под батя-рок и нойз-рок-группой Jars, с которой я ездил в тур. И как-то так получилось, что, пообщавшись с обеими группами, я понял, какую именно музыку хочу играть.

И когда я искал музыкантов, то всем говорил, что задача сделать что-то среднее между таким более-менее классическим роком и нойз-роком. Но поскольку я вырос на батя-роке, мне проще оперировать такими референсами.

Собираетесь как-то издавать EP, делать презентацию?

Паша: Думаю, нет.

Аня: Возможно, следующие релизы. Это же действительно пока проба пера, мы только начали.

Паша: Я, честно говоря, не вижу смысла делать какую-то отдельную презентацию. Возможно, я еще ребятам не говорил, но я уже не думаю особо об этом EP. Я позавчера пьяный уже что-то там заливал про третий альбом (смеется).

Аня: Паша — это такой человек, у нас вот только выходит ипиха, а уже забита дата записи альбома.

Паша: Для меня изначально эта семидюймовка была пробой. Я надеюсь, что за июнь-июль мы запишем альбом и тогда уже будем мутить что-то более серьезное.

Следить за «На ножах»

Facebook Comments

Добавить комментарий