Арсений Морозов (Sonic Death): «Что касается любви, я ее не чувствую и не ощущаю»

В преддверии московской презентации сборника своих лучших песен лидер Sonic Death Арсений Морозов рассказал Sadwave о необходимости играть светлую музыку, а также о том, как он ненавидит Курта Кобейна и нас.

Беседовал: Николай Арутюнов

Почему проект «Арсений Креститель» такой добрый и сердечный в отличие от твоих предыдущих работ?

Бля… Я почувствовал дефицит света и тепла у нас в стране и решил этим заняться.

Так для кого ты работаешь, для себя или для страны?

Сложно сказать, на самом деле. Думаю, что для страны. Исходя из тура (мы ездили в тур по четырем городам), лучше всего Арсений Креститель зашел в Петербурге. Мне это очень приятно, потому что я чувствовал, что с Sonic Death происходит какая-то странная история, и в Петербурге на него малость косо смотрят.

Из-за чего?

В Санкт-Петербурге есть какая-то жила, с которой иногда очень сложно срезонировать. Ее наличие может выражаться в снобизме, холодности, которую можно не растопить тяжеляком или модной хуйнёй. А с Крестителем, я думаю, это получилось.

Зачем выпускать сборник давно изданных песен?

Наша аудитория меняется вследствие биологических причин, и я чувствую, что на этот сборник появился спрос. Я написал однажды в «Инстаграме», что слушаю Iron Maiden, и мне сразу же начали писать и спрашивать, с какого альбома начать их слушать, какой альбом точно понравится и так далее. Я задумался, ведь я начинал их слушать не с альбомов, а со сборника «Best Of The Beast». Я думал-думал и понял, что этот сборник лучший. А еще мы посмотрели фильм, который был весь составлен из классических хитов, которые они играют на концертах. Для вхождения в такие группы, как Iron Maiden или Sonic Death (смеется) лучше всего иметь какой-то сборник, который будет заботливо составлен, и со временем он станет так же ценен, как и номерной альбом. Получилось 20 песен. В «Best Of the Beast» их 24, и я решил остановиться на 20. Мне кажется, что мы одна из немногих групп, которые могут позволить себе иметь сборник. У нас 19 релизов, из них надо все отжать.

Новый альбом все равно выйдет?

Конечно.

То есть, энтузиазм послать кого-нибудь  подальше у тебя не пропал?

Он только начинается, потому что мы закончили миссию с Арсением Крестителем. Я, в принципе, все понял: Креститель — некоммерческая поп-музыка. А Sonic Death — коммерческая «не поп»-музыка. Но это если считать под «коммерческим» количество приходящих людей на концерт. На Sonic Death по-любому придет больше людей, но музыка будет более оголтелая.

Двенадцатого апреля новые песни будут?

Да, может чуть-чуть сыграем.

А кто из-за тебя выплакал «Озеро Слез»?

Я просто вел себя с людьми достаточно грубо. Не с каким-то конкретными, а со всеми. Моей задачей было принести им как можно больше зла. с 2010-го по 2015-й точно. 

А почему так?

У меня было внутри такое чувство, я всех стеснялся и ненавидел.

Из-за чего?

Вследствие семейных обстоятельств. Хотя бы из-за того, что мой отец был старше матери на 20 лет, и все думали, что он мой дедушка. Многие думали, что я с дедушкой, который меня ебет. Когда мы ехали в метро, ко мне приставали мужики, потому что думали, что я с педофилом еду. Шаришь? Всякие такие моменты вообще в жизни.

И как же это закончилось?

Со временем я перебесился, наверное.

Что помогло перебеситься?

То, что я встретил Диану, и то, что она меня приняла. Постепенно все это зло закончилось.

И больше это поганое чувство не возвращалось?

Сейчас я энергию стараюсь направить в дело. Я взаимодействую не с конкретными людьми, которых вижу, а просто с энергиями, которые чувствую вокруг. Например, с таким безликим понятием, как «россияне». Они могут вызывать у меня разные чувства. Моя работа — находиться очень сильно над, чтобы смотреть за всеми движениями. Они очень сильно для меня осязаемы, и когда появляется что-то в музыке, моя проблема в том, что я могу сделать что-то очень рано или сыро, недоработанно. Я уверен, что пластинка Арсения Крестителя послужит причиной для многих музыкантов тоже сделать что-нибудь лайтовое. Таким образом, это зарядит лайтовую обойму в музыке. Это нормальное выполнение миссии.

А ты не боишься, что твоя доброта и смирение плохо отразится на зубастости песен Sonic Death?

Короче. В-первую очередь, конечно же, это культурный дефицит, который я чувствую. На самом деле, если бы я был труевым чуваком, то продолжил бы гнуть эту лайтовую линию, и лет через десять что-нибудь даже наковырялось бы. Но я понимаю, что времени мало, и доносить мессадж надо побыстрее. Вот. Поэтому Sonic Death будут развиваться сейчас так, как развиваются, потому что обстоятельства, можно сказать, победили. И я немного прогибаюсь под обстоятельства, заделывая агрессивные песни. Это более резонирует, это лучше возится по стране. Играя тяжелую музыку, ты лучше себя чувствуешь, защищеннее. С этим проще ездить по стране — включаешь гитару, даешь всем под сраку, и всем все понятно. Отчасти ты поддерживаешь людей в их неуверенности в себе и закомплексовке своей тяжелой музыкой. Хорошая идея замутить революцию, сделав людей мягче, но пока это только как набросок. Я понимаю, что пока рано. Я бы с удовольствием погрузился в лайтовые темы, которых море. Это все надо продолжать выкапывать и исследовать.

Зачем их исследовать?

Что бы найти свои три аккорда!

А ты что, не нашел еще?

Нет конечно.

Но хоть когда-то к ним приближался?

Да, на новом альбоме Sonic Death, который мы пишем. Я делал его достаточно бездумно. Креститель дался очень тяжело, он очень продуманный. Я с таким трудом его склеивал — очень трудный для меня альбом. А песни для Sonic Death получились почти сразу. И меня это удивило, они очень легко получились. Креститель — взрослая, серьезная работа, которая была сделана даже не совсем для себя. Это же не подростковое «напишу на стене ХУЙ», а нечто серьезное, с музыкантами, со звуком, с поиском идентичности. Такое нежанровое музло делает тебя очень незащищенным, и люди не защищены, потому что они не знают, как себя под это вести. Все происходит прямо во время концерта — ты осознаешь то, что играешь и не цепляешься ни за какие панк-рок стереотипы. Это более открытая и уязвимая тема.

Назови самый тупой панк-рок стереотип.

Самый тупой… сейчас скажу, сейчас скажу! (делает задумчивое лицо) Почему-то мне приходит в голову только Курт Кобейн. Курт Кобейн — самый тупой стереотип.

В чем его стереотипность и тупость?

Это вообще очень опасная зона. Это такая дурацкая, стереотипная площадка. Я хотел сначала сказать про грязь, мат, но потом подумал, что это Курт Кобейн, блядь. Это полный пиздец. Я никогда не думал, что альбом «In Utero» был коммерчески неуспешным. И вот недавно я об этом прочитал. Даже «MTV Unplugged» им не помог. На них давили со всех сторон менеджеры и требовали чего-то. А стереотипный ход выпилиться окончательно закрепил за этой историей звание идеальнейшей стереотипной хуйни. Он ее сделал законченной и в то же время такой лубочной. Генри Роллинз и Кит Моррис это нестереотипные живые челы, они продолжают и все. А этот самовыпил из-за множества весьма равноценно значимых вещей, в том числе, спада популярности Nirvana, это пиздец, понимаешь? Коммерческий ход.

Чтобы продать «In Utero» Кобейн выстрелил себе в голову, так что ли?

Нет, чтобы оставить за собой стереотип. Там однозначно были проблемы с веществами, с психикой, а раз с психикой, то значит и с собой. И ещё эта искусственность понятия «гранж». Гранж не стиль, а его отсутствие! Хайп вокруг клетчатых рубашек и конверсов — искусственно созданная прессой шняга. А Кобейн оказался слабее всех. То, что Джона Ленона убили, когда он писал на открывшемся третьем дыхании альбом — это грустная история. А то, что Курт себя шлепнул — это просто неприятно. Это, блядь, какая-то Ольга Бузова, партия животных.

Ты, я так понял, не очень Курта Кобейна жалуешь?

Если говорить о позерстве, то вот оно. Грубо говоря, он как Сталин. Когда про Сталина говорят, что Сталин самый эффективный менеджер XX века. А его менеджмент — пачками кидать советских людей под немецкую машину. Менеджмент Курта Кобейна заключался в том, чтобы войти в культуру к этим голодранцам, для которых хардкор сдох, а метал они не хотят. Гранж, на самом деле, это говнорок — просто бренчалово с перегрузом. Я терпеть не могу эти Mudhoney, Pearl Jam, Alice In Chains. И Баз Осборн из Melvins мне тоже не нравится. Я считаю, что это все куча групп, которые играют просто какой-нибудь рок. И таких групп в каждой стране мира полно. Гранж не имел стиля, но благодаря удачному стечению обстоятельств и прессе, эта тема развилась. Но пресса и из черного круга в Норвегии сделала стиль блэк-металл. У Курта Кобейн была правильная стратегия: первый альбом заявил Nirvana как серьёзную и крепкую группу, потом он начал добавлять в музыку ходы из 60-х, и очень сильно выделился в поп-культуре на фоне всех этих долбоёбов, которые не понимают, что они делают. Он просто добавил элементы Schoсking Blue, безумно мелодичные и душещипательные элементы аутсайдерских групп. Список его альбомов — охуенный, у него там всё в порядке со вкусом. Он мыслил, как создатель супер-машины. И что бы эта машина сработала, не хватало только одного — выпилиться. Это менеджерский ход.

Так а какая ему разница уже после его самоубийства?

Да не знаю я, мне насрать. Чувак не собирался продолжать дальше, и самое страшное, что он подчеркнул таким образом то, что сраная индустрия важнее, чем личность. Он не захотел красиво стареть у всех на глазах. Он во всех интервью говорил, что хочет быть, как Джонни Кэш играть на акустике и иметь кучу внуков и быть заслуженным рок-пенсионером. Ни хуя эти рок-пенсионеры никому не присрались. Всем нужна смерть и всякая хуйня, которая хорошо продается. Поэтому, убив себя, Курт Кобейн окончательно добил панк-рок, как музыку, которую может играть каждый чувак, независимо от того, привлекает ли этот чувак внимание. Он только лишь подтвердил, что количество людей, внимание, популярность важны и все средства для этого хороши. И вот этим он ужасен.

А до Nirvana никто такими вещами не занимался?

До него никто не мог заниматься такой хуйнёй, потому что история Nirvana очень схематичная. Она связана с лейблами и индустрией, которая подняла её на волну и таскала по обложкам всех журналов 91-го года. Они все рядом идут — журналисты, индустрия и Nirvana. Это пиздец, это не самостоятельная какая-то хрень, начавшаяся из под залупы. Да, начались они из под залупы, но очень быстро благодаря определённым умственным усилиям определённого человека сделали прорыв. И его этот суицид — это пиздец.

Ну ты смотри, так не делай!

Я так не могу сделать в принципе, потому что у нас нет индустрии. Россия это уникальная отчасти страна, здесь индустрии действительно нет. И мне откровенно смешны все эти ребята, которые делают вид, что она у нас есть.

А «новая русская волна?»

Ну, слушай! Я читал в одном интервью, что под «новой русской волной» Надя Самодурова понимает всю молодую современную андерграундную музыку. То есть, Tsygun — новая русская волна. И я подумал, что мысль интересная. Новая русская волна, я хз кто это придумал, но наверняка для того чтобы стричь бабки с тупорылых детишек, точнее с их предков, которые дают им на билеты. Это такая чисто российская машина уничтожения всего хорошего. Хочешь загадить то что толком не сформировалось, объяви это модным и устрой фирмочку, обслуживающую «интересы». Все, пиздец, у нас индустрия, Курт Кобейн. Главное что вокруг этого появляется куча менеджеров-хуенеджеров, промоутеров, которые в рот ебали эстетику, и хотят только заработать на молодежи. А если ты не хочешь в это вписываться, то ты хз кто, маргинал и вообще неформат. Не хочу казаться параноиком, но напоминает заговор.

И какое твоё отношение к этому тезису, что Tsygun — это «новая русская волна»?

Это не тезис, это политика. Политика, которую ведет фестиваль «Боль», и которой в принципе занимаются в Москве. Зачем это надо? Зачем нужен этот ярлык? Что бы его продать, что бы толкнуть, продвинуть для чужого заработка. И к подобным механизмам у меня такое же отношение, как и к группе Nirvana. Хватит думать что молодое говнецо которое делает тупорылый говнорок и есть андерграунд, а ещё: они же все собирааают, еб вашу мать! Интернет изменил всего лишь скорость доставки очередных «Отбитых Мошонок» и «Квест Пистолз» до залов, набитых малолетками, которые там всегда ждут что-то такое. Не надо думать что произошла арт-революция, черта с два! Все осталось на своих местах. Говнорок, габберы, реперы с одной стороны и то что делал условный Миша Туманов с другой. А в том что все к ебеням смешалось виноваты недостаточно снобистские паблосы, которые постят все подряд и ушлые промоутеры, у которых плохой вкус, которым лень делать хорошие привозы, и которые не прочь только как обезьяны поднять бабла. При этом молодежи скармливается полный кал, уничтожается вкус. Просто это все приведёт к тому что придёт какой-нибудь гастарбайтер с погремухой и завоюет сердца россиян невиданной красотой своего андерграунда.

И как ты со всеми этими ребятами не поссорился?

Меня там просто нет. Я отсутствую, я тот, кого нигде нет.

Как это нет? Многие ребята из этой самой «новой русской волны» к тебе очень тепло относятся и считают в каком-то смысле родоначальником всего это дела. Ну, если только не какие-нибудь твои непримиримые соперники.

Sadwave например, ага. Я однажды открыл статью про новые группы, которые надо послушать. Там везде писали, в какой группе кто играл до этого. И когда пошёл текст о группе нашего ударника,  Michael Circle, там ни слова не было о том, что он наш барабанщик (звезда в шоке: ее не узнали! — прим. Sadwave). Так что я догадываюсь, как  Sadwave  относится ко мне (регулярно писали про тебя все эти годы только для того, чтобы показать, как ты нам безразличен — прим. Sadwave). Я передаю вам всем привет, и надеюсь, что один мой кореш скоро сделает свой зин, который не будет строиться на интервью только от тех людей, которые вписывают вас на концерты (какие концерты, чувак, нам уже #подсракулет, мы дома сидим — прим. Sadwave). И мой кореш тоже передает вам привет (пусть лучше пишет для нас, мы купим его за наши московские зарплатыприм. Sadwave).

Что касается любви, я ее не чувствую и не ощущаю. Более того, когда, будучи фанатом БГ, я узнал, что у него есть еще  и другие фанаты — я их просто возненавидел. Мне они были на хрен не нужны, потому что у них было совершенно не мое понимание всего этого дела. Борис исполнял для меня психотерапевтическую функцию, он заменял мне голос отца, я его потому и ходил слушать бесконечно из-за дефицита мужского присутствия в жизни. А когда какой-нибудь хрен начинал мне затирать свое мнение об альбоме «День Серебра» — ебал я и этого хрена, и его мнение о Борисе. Мой Борис враждебен его Борису, скажем так. И мое представление о себе враждебно всему тому, за что меня любят. Я могу сам не любить то, за что меня любит кто-то. И то, что на самом деле мне близко, этот кто-то может не любить, а потом полюбит. Поэтому это всё — полная хуйня! Я очень хочу удовлетвориться как-то с тем, что у нас будет в апреле и мае. Но для того, что бы это было отвратительно, нужно использовать всякие запрещённые приемы. Rammstein и «Ляпис Трубецкой», например. Хотя это почти одно и тоже. Это будет специально, и идут все нахуй.

Кто твой враг?

Короче, я не назову его имени, но скажу, что буду с ним делать. У нас на новом альбоме будет песня «Когда я облысею, я стану скином», там есть строчка:

«Когда мои враги будут в канаве лежать
Я даже не буду хотеть на них ссать.»

Так что мой враг тот, кто лежит в канаве, и на него не хочется даже поссать.

Ты сегодня злой какой-то.

Да я думал, ты хуйню какую-нибудь плоскую будешь спрашивать!

Sonic Death выступят в Москве 12-го апреля и 13-го апреля в Санкт-Петербурге. 

Отзывов (5)

  1. Лешка

    мой пердак порвался

  2. Пукиш

    морозов лучший

  3. V.Ö.

    Хуйня это все и комплексы какие-то исключительно из одной перспективы

  4. Александр Николаевич

    чувак, твоя жопа рвётся, но это только твоя жопа. зашивай уже

  5. wypyn

    когда уже его отпиздиют

Добавить комментарий